***

С. И. Дробязко. Под знаменами врага: Антисоветские формирования в составе германских вооруженных сил. 1941–1945. Подольск: Музей-Мемориал «Донские казаки в борьбе с большевиками», 2020
С. И. Дробязко. Под знаменами врага: Антисоветские формирования в составе германских вооруженных сил. 1941–1945. Подольск: Музей-Мемориал «Донские казаки в борьбе с большевиками», 2020

С. И. Дробязко. Под знаменами врага: Антисоветские формирования в составе германских вооруженных сил. 1941−1945. Подольск: Музей-Мемориал «Донские казаки в борьбе с большевиками», 2020

За последние десятилетия вышло значительное число обстоятельных исследований, посвященных сотрудничеству с врагом в годы Великой Отечественной войны части советских граждан и эмиграции. Но, к сожалению, среди таких штудий не много удачных работ, обобщающих накопленный учеными материал.

Существенно дополненное издание книги московского историка Сергея Дробязко (первое вышло в 2005 г.) призвано восполнить этот пробел. Автор, опираясь на материалы отечественных и зарубежных архивов, подробно описывает возникновение различных вооруженных формирований из коллаборантов. Им исследуются национальные («восточные», как их называли немцы) батальоны, прибалтийские легионы, охранные и территориальные формирования и т. д. Кроме того, в монографии восстанавливается история более крупных частей, как, например, Русской освободительной народной армии Бронислава Каминского, Вооруженных сил комитета освобождения народов России генерала Андрея Власова или Казачьего Стана.

Причины, приведшие к появлению немалого числа предателей, разнообразны. Здесь и стремление к реваншу за поражение в гражданской войне (мечта о «весеннем походе» была особенно популярна в русском зарубежье), и желание рассчитаться за пережитые репрессии и ошибки коллективизации. Наконец, поражения Красной армии летом 1941 года наводили в первую очередь карьеристов на мысль о дальнейшей несостоятельности Советской власти, а потому необходимости поиска новой опоры в жизни. Таким образом, по мнению историка, в составе вермахта, СС (преступной организации, согласно решению Нюрнбергского трибунала), полиции и военизированных формирований служило до 1,3 млн граждан Советского Союза и эмигрантов, в том числе до 800 тыс. славян, до 300 тыс. прибалтов и до 200 тыс. представителей тюркских, кавказских и других народов.

Дробязко пишет об изменении за годы войны статуса антисоветских формирований. По мере ухудшения ситуации на фронтах потребность в дополнительных силах (а, следовательно, и их значение) возрастала. К началу 1944 года военнослужащие-коллаборанты, многих из которых еще вчера считали «унтерменшами» (недочеловеками), были полностью приравнены к военнослужащим вермахта.

Естественно, столь разнообразная мотивация и стремление улучшить свое положение в немецких вооруженных силах приводило к различным конфликтам между изменниками. Лидеры украинской и грузинской коллаборации Павел Шандрук и Михаил Кедия не пожелали подчиниться Власову. Командующий 1-й Русской национальной армией Борис Хольмстон-Смысловский прилагал немаленькие усилия, чтобы также избежать над собой власти все того же Власова. Были столкновения внутри отдельных армий. В книге приводится нелицеприятное письмо полковника Сергея Ряснянского, служившего в 1-й РНА, о своем командующем.

Впрочем, чего еще можно было ожидать в этом серпентарии? Ведь его обитатели, прежде всего, предали самих себя.