* * *

Британские моряки в России (1918–1919). Малоизвестные страницы истории Гражданской войны: сб. воспоминаний и документов. М.: Содружество «Посев», 2020
Британские моряки в России (1918–1919). Малоизвестные страницы истории Гражданской войны: сб. воспоминаний и документов. М.: Содружество «Посев», 2020

Британские моряки в России (1918−1919). Малоизвестные страницы истории Гражданской войны: сб. воспоминаний и документов. М.: Содружество «Посев», 2020

Читателям старшего поколения памятен стереотип советской историографии об интервенции западных держав, использовавших и поддерживавших ради своих экономических и политических целей белое движение в Гражданской войне.

Настоящее издание, вышедшее под редакцией историков Александра Дементьева и Никиты Кузнецова, на примере английского военно-морского присутствия восстанавливает реальную роль интервентов в Гражданской войне. На раннем этапе, то есть до завершения Первой мировой войны, политика стран Антанты в России была едина и заключалась в недопущении усиления Германии и ее союзников за счет ресурсов рухнувшего Восточного фронта. С этой целью, в частности, британские моряки появились на Севере (Мурманск) и Каспии. После окончания войны никакой единой программы сформулировано не было. Опасность большевизма первоначально преуменьшалась, да и у истощенных четырехлетней бойней стран не было сил для проведения новой военной компании в России. Как, впрочем, и возможностей для сколько-нибудь интенсивной эксплуатации (а точнее, грабежа) природных богатств (архангельской древесины или каспийской нефти).

Отсутствие четких задач неоднократно отмечается в книге. В частности, историками приводится доклад командующего британскими силами на Каспии коммодора Дэвида Норриса, который не мог объяснить цели присутствия своих кораблей в регионе после капитуляции Германии. Последнее, однако, не мешало ему и его подчиненным «пренебрежительно и презрительно» относится к русским, служившим на английской эскадре и сохранявшим верность союзникам (рапорт капитана 1-го ранга Константина Шуберта).

Вместе с тем имела место крайне рискованная атака торпедных катеров лейтенанта Огастеса Эгара крейсера «Олег» на Балтике. Моряк, по собственному признанию, совершил ее без приказа, стремясь поддержать восстание на форте «Красная горка» и тем самым помочь белогвардейцам.

Касаясь непростых отношений как командования белых армий, так и рядовых бойцов с союзниками, следует сказать, что зачастую процесс разочарования был взаимным, и однозначно установить «виновного» в происходивших столкновениях и конфликтах вряд ли возможно.

Точно так же и помощь британцев, как, впрочем, и остальных союзников, нельзя рассматривать и оценивать однозначно. Да, ее оказалось недостаточно. Но, сумели бы противники большевиков без нее так долго сопротивляться (1917−1922)? Дольше всех других контрреволюционных движений. Правда, победить они всё равно так и не смогли.