Дмитрий Морев глава Архангельска меньше года. Его первой задачей стала коммуналка, проблемы которой во много раз больше скудного городского финансирования. Казалось бы, не до истории Архангельска.

Священник Андрей Дорофеичев показывает главе Архангельска Дмитрию Мореву церковь Николая Чудотворца (1673 г.) в Кемском поселке Архангельска, находящуюся в аварийном состоянии
Священник Андрей Дорофеичев показывает главе Архангельска Дмитрию Мореву церковь Николая Чудотворца (1673 г.) в Кемском поселке Архангельска, находящуюся в аварийном состоянии
© А. Дорофеичев

Но в 2010 году город был исключен Минкультом РФ из списка исторических городов России, турпоток сюда в 2−3 раза меньше, чем в Вологду, а на архангельские Соловки люди ездят через Карелию. Прежние руководители области и города как не понимали, что вложенный в сохранение истории рубль вернется 10 рублями любопытных до истории туристов и славой на всю страну. Возрождение исторических мест могло решить часть экономических проблем Архангельска, но…

Изменится ли отношение к истории с приходом нового главы? На этот и другие вопросы ИА REGNUM ответил глава Архангельска Дмитрий Морев.

В Архангельске горит очередной деревянный памятник истории — дом Брагина.
В Архангельске горит очередной деревянный памятник истории — дом Брагина.
Владимир Станулевич © ИА REGNUM

Владимир Станулевич: Одна из невостребованных «уникальностей» Архангельска — историческое прошлое. Город был «окном в Европу», «дверью» в Арктику, колыбелью русского флота, всесоюзной лесопилкой, но всё в прошлом. Как задействовать историю Архангельска в интересах нынешних горожан?

Дмитрий Морев: Прошлое привлекает гостей города. Чтобы туризм стал хорошей экономической историей для Архангельска, у нас должна быть разработана туристическая программа. Обычный турист приезжает в город дней на пять, обычно посещает три знаковых объекта, фотографируется, выкладывает всё это в соцсетях, платит за проживание, питание, экскурсии и уезжает.

Первая точка притяжения гостей нашего города — музей деревянного зодчества Малые Корелы. Второй точкой, при очень большом финансировании, могла бы стать Новодвинская крепость. Третья точка Соловки? Не могу сказать, что на Соловки идет большой поток туристов, там есть пределы приема туристов…

Нужно, чтобы в год город посещало хотя бы 100 тыс. туристов. Туристов должно быть и больше, но сейчас и такого количества нет. У туриста, приезжающего в Архангельск, есть интерес к объектам в радиусе двух-трех часов езды, таких мест десятки, но, чтобы ввести их в маршруты, нужна городская программа. Она необходима еще и потому, что реализуется новый национальный проект «Туризм» — и мы должны войти в его программы.

Мы удачно расположены, до нас не так сложно добраться — прекрасное шоссе, поезд, самолет, всё это рядом.

Раскопки Института археологии РАН на месте деревянной крепости города Архангельска XVI–XVII вв
Раскопки Института археологии РАН на месте деревянной крепости города Архангельска XVI–XVII вв
Владимир Станулевич © ИА REGNUM

Владимир Станулевич: В 2019—2020 году рядом с местом Михайло-Архангельского монастыря, прошли обширные археологические раскопки. По просьбе Архангельской митрополии и регионального отделения ИППО, с помощью известного российского благотворителя Владимира Крупчака, были проведены георадарные исследования, после которых по заказу строительной группы «Аквилон» Институт археологии РАН провел раскопки и нашел ограду монастыря, давшего имя городу и области. В итоге бывший мэр Игорь Годзиш подписал с «Аквилоном» договор о создании археологического парка. Как Вы относитесь к этому проекту?

Дмитрий Морев: Это очень хороший проект, с председателем совета директоров «Аквилона» Александром Фроловым я разговаривал, он подтверждает свои намерения. Александр говорил, что есть идея поставить над фундаментом башенки монастырской ограды стеклянный купол. Насколько мне известно, пока в этом вопросе нет окончательной позиции инспекции по охране памятников и объект временно законсервирован. Будем поднимать этот вопрос вместе с застройщиком.

Месту, где стоял монастырь, давший имя городу и области, нет другого предназначения, как стать одним из памятных мест Архангельска. Мы не можем предать забвению то, что нашли археологи! И у застройщиков нет другого выхода — ведь они ценят историю родного города, где строят дома.

Деревянная ограда Михайло-Архангельского монастыря XVII века, найденная археологами Института археологии РАН
Деревянная ограда Михайло-Архангельского монастыря XVII века, найденная археологами Института археологии РАН
Владимир Станулевич © ИА REGNUM

Владимир Станулевич: У застройщика землеотвод не на месте монастыря, а рядом, он выделит деньги только добровольно. Скорее, городу надо «тряхнуть деньгами» на благоустройство…

Дмитрий Морев: Может, и «тряхнем», это решаемо.

Владимир Станулевич: А деревянная крепость Ивана Грозного у Драмтеатра? До георадарных исследований с теми же участниками, что и у монастыря, и раскопок Института археологии РАН ее ни разу не искали, хотя в декабре 1613 года, когда к городу подошли польские отряды, крепость спасла Архангельск.

Дмитрий Морев: Я знаком с историей раскопок у Драмтеатра. Это территория областная, не городская, и театр планирует совместно с областным министерством культуры развивать территорию. Мы со своей стороны готовы идеи поддержать, но не финансово, потому что земля не наша.

Без надлежащего ухода на Соломбальском кладбище могила историка Архангельского порта полковника по Адмиралтейству Степана Огородникова (1835–1909)
Без надлежащего ухода на Соломбальском кладбище могила историка Архангельского порта полковника по Адмиралтейству Степана Огородникова (1835–1909)
Владимир Станулевич © ИА REGNUM

Владимир Станулевич: Архангельская набережная — великолепный выставочный зал для показа истории Архангельска…

Дмитрий Морев: Хорошая идея, чтобы на набережной появилась интересно поданная история города — так и должно быть. Набережная — главная точка притяжения города, значит, там и надо заниматься образованием горожан и гостей города. Только в меру — сейчас любые замыслы предлагают реализовать на набережной или Чумбаровке. Сюда предлагают ставить памятники погибшим и грустные монументы, а на Чумбаровку — веселые.

Владимир Станулевич: В ведении города кладбища, где в плачевном состоянии могилы многих знаменитых людей России и Архангельска. Английское кладбище, где лежат интервенты времен Гражданской войны и союзники во Второй мировой, содержится идеально, а в 100 метрах заросший травой мемориал расстрелянным интервентами подпольщикам…

Дмитрий Морев: У нас обслуживает кладбища не спецтрест, а городские округа. В планах, действительно, централизация обслуживания кладбищ под одного оператора, как когда-то было. Тогда плотно займемся могилами, и не только великих людей.

Заросший травой «Мемориал жертвам интервенции» на Вологодском кладбище Архангельска
Заросший травой «Мемориал жертвам интервенции» на Вологодском кладбище Архангельска
Владимир Станулевич © ИА REGNUM

Владимир Станулевич: Над деревянными домами-памятниками истории Архангельска как проклятие висит. Они один за другим горят, но реставрация дома Калинина — это 100 млн рублей, а таких домов десятки. Что делать?

Дмитрий Морев: Может быть, 100 млн рублей и нужно на реставрацию дома-памятника, хотя он ценен отдельным элементом, а памятником признан целиком — со всеми вытекающими. Если исторически важным элементом дома является балкон, давайте его отреставрируем, но все остальное может восстанавливаться без учета реставрационных требований, не так обременительно для инвесторов. 100 млн на реставрацию одного дома, когда никто не снимает с мэрии обязанности по коммуналке, дорогам и другому — как требуют закон и горожане! Это не пренебрежение историей, а выбор приоритетов при скудости средств.

С новым руководителем областной инспекции по охране памятников я планирую обсудить, что делать с этими домами-памятниками. Например, с домом Овчинникова на перекрестке Ломоносова — Воскресенской, вокруг которого все застроено многоэтажками, и он в центре.

Деревянное здание-копию дома Калинина можно построить за 30 млн. Инвестор должен быть большим фанатом этого памятника истории, чтобы к 30 млн добавить еще 70 млн, чтобы жить не в копии дома, а в самом доме.

Муниципалитет не самый профессиональный оператор подобных объектов. Они требуют серьезного подхода, понимания — как реставрировать, как содержать. В этом и прошлом году мы передали в областную собственность обелиск Севера, его реставрация началась, передали и дом Калинина.

Георадарный поиск деревянной крепости города Архангельска, проведенный ВНИИСМИ по приглашению Архангельской митрополии, регионального отделения ИППО и российского благотворителя Владимира Крупчака
Георадарный поиск деревянной крепости города Архангельска, проведенный ВНИИСМИ по приглашению Архангельской митрополии, регионального отделения ИППО и российского благотворителя Владимира Крупчака
Владимир Станулевич © ИА REGNUM

Владимир Станулевич: Какую историческую книгу недавно читали и которая понравилась?

Дмитрий Морев: «Правители Русского Севера», о губернаторах Архангельской области. Не скажу, что моя любимая, но недавно прочитал именно ее.

Владимир Станулевич: Кого Вы считаете наиболее выдающимся среди архангельских губернаторов и руководителей советского периода?

Дмитрий Морев: Первого секретаря Архангельского обкома КПСС Бориса Вениаминовича Попова. Возможно, ему повезло, он был назначен тогда, когда Архангельску были выделены на развитие большие ресурсы. Из городских голов — Яков Лейцингер. От оценок недавнего времени воздержусь — нужно, чтобы прошло больше времени. Ни Анатолия Ефремова, ни Илью Михальчука, ни Николая Киселева не буду ни хвалить, ни ругать.