В Арктике много загадок и мало отгадок. Одна из них — как минимизировать риски при освоении месторождений нефти и газа в Ледовитом океане. Арктика очень уязвима, антропогенные загрязнения ее природа «переваривает» в десятки и сотни раз медленнее, чем в теплом климате. Этой особенностью пользуются международные экологические организации типа «Гринписа» для продвижения идей освобождения Арктики от людей и их промышленной деятельности. А заодно от военного присутствия. России предлагается уйти из Арктики, оставив население один на один с девственной природой. Другой путь все более широкого освоения природных богатств Арктики несет экологические риски и большую ответственность. В 2019 году «Газпромнефть» сделала еще один шаг по повышению безопасности нефтедобычи в Печорском море. История началась в Северодвинске.

Иван Шилов © ИА REGNUM

В трудные для ВПК 1990-е, возникла угроза России остаться без ядерного щита морского базирования. Генеральный директор «Севмаша» Давид Пашаев, вместе с академиком Е. Велиховым, собрал патриотов от науки и промышленности. Группа инициировала постановление правительства РФ «Об организации и развитии работ по освоению газоконденсатных и нефтяных месторождений на шельфе России» (январь 1992), а затем указ президента РФ Б. Ельцина «О создании промышленно-производственной базы по освоению углеводородных месторождений на континентальном шельфе Арктики» (23 мая 1996). Давид Гусенович занялся лоббизмом чтобы шельфовые платформы спасли оставшийся без гособоронзаказа «Севмаш». Так родился проект ледостойкой платформы «Приразломная».

Александр Холодов, биограф «Севмаша»: «Настоящее развитие проект «Приразломная» получил лишь в 2001 году. …Давид Гусейнович напутствовал: «…По сложности проект сравним с созданием нескольких головных подводных лодок одновременно. Здесь все новое: и проектанты, и поставщики, и организация работ, и заказчики. Будет много проблем, но главное — оставить работу на заводе…».

Проблемы не заставили себя долго ждать. Проект перешел под управление «Севморнефтегаза»… И первое предложение этой компании было свернуть строительство на Севмаше…, купить иностранную платформу «Канмар». Понадобилось вмешательство депутатов Государственной думы, министра обороны Сергея Иванова, руководителя ФСБ Николая Патрушева, чтобы «Севморнефтегаз» заключил контракт с Севмашем…

Предстояло собрать и сварить в одно целое около 75 тысяч тонн металла. .Трудоемкость «Приразломной» сравнима с постройкой пяти атомных подводных лодок… Как раз в то время, когда государственный оборонный заказ был сокращен почти в десять раз. Мощность турбогенераторов, обеспечивающих электроэнергией механизмы платформы, больше мощности ядерного реактора подводной лодки «Гепард». Общая масса платформы составила 240 тысяч тонн… За несколько лет создана… новая отрасль машиностроения. Разработаны новые марки хладостойких сталей и сварочных материалов и освоено их промышленное производство…»

Специалисты ВНИИСМИ измеряют с помощью георадара толщину льда окружающего нефтяную платформу «Приразломная». Вдали лед измеряют классическим способом — бурением скважин. Каждая скважина требует не менее 30 минут — на ветру 20 метров в секунду, с «дышащими» на морской зыби льдинами
Специалисты ВНИИСМИ измеряют с помощью георадара толщину льда окружающего нефтяную платформу «Приразломная». Вдали лед измеряют классическим способом — бурением скважин. Каждая скважина требует не менее 30 минут — на ветру 20 метров в секунду, с «дышащими» на морской зыби льдинами
© Ф. Морозов

Президент ЗАО «Росшельф» академик Евгений Велихов: «…Абсолютно естественно для России — опираться на собственное машиностроение. Машиностроение вытянет за собой инженерию, материалы, станкостроение, всю промышленность, а потом и науку… Если бы платформа не появилась, совершенно непонятно, что было бы с российским шельфом. Но именно благодаря Севмашу…, Давиду Гусейновичу мы реально открываем освоение шельфа Арктики…»

Какие бы характеристики ни имели «новые марки хладостойких сталей и сварочных материалов», лобового столкновения со льдами Ледовитого океана надо избегать. Несмотря на таяние арктических льдов, нефтяники «Газпром нефть шельфа», работающие на «Приразломной», испытали новые способы снижения угроз платформе.

Павел Морозов, заместитель директора ВНИИСМИ, разработчика и производителя георадаров: «Одна из опасностей для платформы «Приразломная» связан с дрейфом ледяных полей. Весной льды приходят в движение и наступают на нефтяников. Одно дело когда толщина льда полметра, но иногда на «Приразломную» идут поля с толщиной льда в десять метров. Это смерзшиеся в монолит льдины. Поверхность гладкая, а снизу куски льда до 12 метров в глубину. Для борьбы с ними у платформы дежурит спасательное судно-ледокол. Но непрерывно окалывать лед невозможно — растут затраты, идет износ техники. Надо действовать выборочно, но как выявлять сгустки льда? Газпром ВНИИГАЗ привлек Институт океанологии РАН, а тот пригласил наших работников. Задача — заблаговременно выявлять льдины представляющие особую опасность для платформы. Традиционное решение — бурить лед и таким образом замерять его толщину — весьма затратно. Бурить надо вручную через каждые пять метров, одна скважина — 30 минут. Ветер 20 метров в секунду, на море зыбь, льдины дышат… А георадар — это два человека, даже снег чистить не надо. Ждали проблему — на пресноводном льду прибор работает хорошо, но характеристики морского льда другие».

В нескольких километрах от «Приразломной» специалисты ВНИИСМИ замеряют толщину льда. Льдины 12 метров толщиной представляют для платформы опасность, их окалывает дежурный ледокол-спасатель
В нескольких километрах от «Приразломной» специалисты ВНИИСМИ замеряют толщину льда. Льдины 12 метров толщиной представляют для платформы опасность, их окалывает дежурный ледокол-спасатель
© Ф. Морозов

Из георадарного отчета: «Исследование толщины и структуры морского льда радиолокационным способом представляет серьезную проблему. Морской лед не является пресным. Соленость однолетнего морского льда изменяется от 3 ‰ до 10 ‰. Использование традиционных приборов… не позволяет решить поставленные задачи.

Вторая проблема… связана со сложностью нижней (подводной) границы льдины. Трудно было ожидать, что у морского льда, с достаточно ровной верхней поверхностью, нижняя (подводная) поверхность будет настолько неоднородной. Георадарный сигнал сильно рассеивается при отражении от такой поверхности…

За период работ выполнено шесть вариантов профильных георадарных съемок морского льда в районе ледовой базы «Барнео», включая… лед взлетно-посадочной полосы, заснеженный однолетний, и всторошенный двухлетний лед. Георадарные работы сопровождались… бурением и/или термобурением и взятием кернов льда…

На основании экспресс-анализа выполненных наблюдений вынесено положительное решение о принципиальной возможности применения георадаров…»

Работа по снижению рисков нефтедобычи в Русской Арктике ведется. Приходя в этот где-то хрупкий, а где-то безжалостный мир, человек должен обладать и качествами минера. Ошибка будет стоить очень дорого — поэтому днем и ночью идет мониторинг безопасности, аналитическая работа и на выходе — испытания новой техники, нестандартные управленческие решения.

Сергей Иванов, благодаря которому в 1990-е родилась «Приразломная», теперь в качестве спецпредставителя президента РФ по экологии на Международном арктическом форуме — 2019, говоря о расширении российского шельфа, заметил, что «это даст толчок развитию экономики, транспорта, судоходства и, как я считаю, одновременно даст нам больше возможности требовать от других государств соблюдения экологических норм и правил, которые мы будем разрабатывать, мы — россияне, потому что это наш шельф».

Читайте ранее в этом сюжете: Старинные корабли нашли на дне Северной Двины археологи МГУ

Читайте развитие сюжета: Эдуард Борисов: как Северодвинск боролся за жизнь