Александр Лысёв. Русский Порт-Артур в 1904 году. История военной повседневности. М.: Содружество «Посев», 2019
Александр Лысёв. Русский Порт-Артур в 1904 году. История военной повседневности. М.: Содружество «Посев», 2019

Александр Лысёв. Русский Порт-Артур в 1904 году. История военной повседневности. М.: Содружество «Посев», 2019

Читатель, раскрывая книгу про войну, ожидает, прежде всего, рассказа про подготовку сражения и его описание: соотношение сил сторон, оперативные замыслы, понесенные потери. Но ведь война состоит не только лишь из одних баталий. Солдаты и офицеры в большей степени (в тылу) или меньшей (на передовой) сохраняют личное пространство. Как и все люди, они должны что-то есть и где-то спать.

Исследование питерского историка Александра Лысёва восстанавливает историю быта осажденного во время войны с Японией русского гарнизона военно-морской базы Порт-Артур. В отдельных главах им рассматривается повседневная жизнь чинов морского и военного ведомств, а также гражданских лиц, не успевших или не захотевших эвакуироваться до высадки японского десанта и блокирования сухопутных коммуникаций. После этого покинуть город («эмигрировать», как невесело шутили порт-артурцы) можно было только на китайских шаландах и джонках в Чифу и Инкоу. Как следствие, до конца осады в Порт-Артуре оставалось свыше 3000 гражданских лиц из числа подданных Российской империи.

Вот как запомнилась сражавшаяся база журналисту и писателю Василию Немировичу-Данченко (брату знаменитого театрального деятеля) военной весной 1904 г.:

«Обреченный город точно и не думает о наступающей осаде. В Морском собрании также собирается местное общество — обедать, ужинать, пить чай; на «этажерке», как и в обычную мирную пору, играет музыка, мичманы и лейтенанты флиртуют вовсю, дамы щеголяют весенними туалетами».

«Этажеркой» порт-артурцы называли традиционное место для прогулок, за его причудливо извивавшиеся по склону дорожки.

Продолжали функционировать рестораны. Мемуаристы вспоминали ресторан «Звездочка»:

"Здание всё освещено и набито народом — преимущественно моряками. На каждом шагу встречаются весьма подозрительные женщины».

Регулярно нарушался введенный в апреле 1904 г. «сухой закон» в отношении военнослужащих и гражданских лиц, работающих на связанных с обороной предприятиях. Так, младший инженер-механик флота Лосев был посажен под домашний арест на 8 суток

«за покупку водки нижнему чину и произведенный шум в магазине Экономического общества после сделанного приказчиком магазина заявления, что покупка водки для передачи нижним чинам воспрещена».

Пир во время чумы? Да, но в нем участвовали не только чины тыловых ведомств или спекулянты, но и военнослужащие, защищавшие город, моряки, принимавшие участие в обороне порта («сходить в ночное»), опасных рейдах на флот противника («ходить в авантюры»). Стоит ли так уж осуждать эту не самую светлую сторону повседневности действительно героической обороны города?