Алексей Литвин. «Кто может, передайте родным…»: Тайны тюремных камер оккупированного Гомеля (1941–1943). Минск: Беларуская навука, 2019
Алексей Литвин. «Кто может, передайте родным…»: Тайны тюремных камер оккупированного Гомеля (1941–1943). Минск: Беларуская навука, 2019

Алексей Литвин. «Кто может, передайте родным…»: Тайны тюремных камер оккупированного Гомеля (1941−1943). Минск: Беларуская навука, 2019

В советское время тема прощальных писем партизан и подпольщиков была широко представлена в литературе о Великой Отечественной войне. Выходили тематические сборники, как, например, серия книг «Говорят погибшие герои». К сожалению, в силу политической ангажированности минувшей эпохи нередко живой образ патриота подменялся пропагандистской схемой или же в изложении его биографии присутствовали умолчания…

Книга доктора исторических наук Алексея Литвина (Институт истории Национальной академии наук Беларуси) избегает подобных недочетов, подробно повествуя о движении Сопротивления, точнее, об одной из его самых трагических сторон. Ведь только перед отступлением из Гомеля нацисты казнили свыше 1 000 узников, в Быхове — 4 679, а Новогрудке — более 2 500.

Благодаря анализу надписей и работе в архивах, Литвину удалось уточнить или восстановить историю многих подпольщиков. Так, например, расстрелянный 26 ноября 1943 г. Николай Толкачев (содержался в камере №14 гомельской тюрьмы) смог организовать группу Сопротивления, которая наладила наблюдение за объектами противника. На основе ее данных советская авиация уничтожила артиллерийские склады в Новобелице (4 000 вагонов снарядов), кроме того, командованию стало известно о создании немцами таких ложных целей, как электростанция и аэродром.

А вот руководитель другой подпольной группы Семен Дорошенко (камера №1), которого считали погибшим, напротив, по счастью, выжил.

Также ученый пишет об истории изучения последних надписей. Поэтому его книга выходит за рамки только лишь восстановления биографий борцов с оккупацией.

В частности, он отмечает, что первыми, кто обратил внимание на смертные записи на стенах камер, были чекисты, для которых они представляли оперативный интерес. Инициативу своих подчиненных немедленно поддержал глава НКВД Лаврентий Берия. В секретном приказе № 00258 «О розыске немецкой агентуры, завербованной из лиц, содержавшихся в тюрьмах на территории, освобожденной от немецко-фашистских войск» он предписывал использовать найденные надписи для выявления:

«а) предателей и провокаторов, сотрудничавших с карательными органами противника;
б) агентуры карательных органов противника, использовавшейся для камерной разработки советских граждан, арестованных оккупантами;
в) агентуры, завербованной разведывательными, контрразведывательными и карательными органами противника из числа лиц, содержащихся под стражей и освобожденных для ведения антисоветской работы».

В книге представлены и материалы о коллаборантах, боровшихся с народными мстителями, например, донесение о формировании гитлеровцами батальонов «Днепр», «Березина», «Припять» и Восточного запасного полка, основанное на показаниях перебежчиков.

Что же, у трагедии высокого героизма всегда есть оборотная сторона — предательство.