Эльвира Осипова. Путешествие идей. Из истории культурных связей России и США. СПб.: Нестор-История, 2019
Эльвира Осипова. Путешествие идей. Из истории культурных связей России и США. СПб.: Нестор-История, 2019
Иван Шилов © ИА REGNUM

Эльвира Осипова. Путешествие идей. Из истории культурных связей России и США. СПб.: Нестор-История, 2019

Целью книги доктора филологических наук, профессора Санкт-Петербургского государственного университета Эльвиры Осиповой является анализ в первую очередь литературных связей и взаимовлияния между странами. Он охватывает период от конца XVIII (публицистика Николая Новикова, «Путешествие из Петербурга в Москву» Александра Радищева) до середины XX в. (проза Айн Рэнд и Владимира Набокова).

В книге рассказывается, как идеи, характерные для американской философской культуры (Генри Торо, Теодор Паркер, Ральф Эмерсон), повлияли на творчество Льва Толстого. Так, в частности, концепция Торо, воспевавшего простую жизнь, близость к природе, физический труд, были близки яснополянскому мыслителю, равно как и программное положение его этики: принцип «добровольной бедности» (deliberate poverty), концептуально близкий «опрощению» автора «Воскресения».

Впрочем, было бы ошибкой думать, что в этом культурном диалоге лишь Америка выступала своеобразным донором идей. В качестве противоположного примера Осипова рассматривает творчество Джерома Сэлинджера, испытавшего влияние Федора Достоевского. Последнее проявлялось в самых разнообразных формах: от прямых цитат, например, из «Братьев Карамазовых» в рассказе «Посвящается Эсме», до особенностей психологизма, «погружения в тайны человеческой психики, поиска духовного спасения». В качестве продолжения «русского следа» у Сэлинджера исследователь находит цитаты из анонимных «Откровенных рассказов Странника духовному отцу» в повести «Фрэнни и Зуи».

В ряде случаев философская мысль совершала и обратный путь. Так, некоторые идеи Торо были восприняты американцами не только непосредственно, но и опосредованно, через все то же толстовство, как это случилось с политиком и мыслителем доктором Мартином Лютером Кингом.

Отдельно Осиповой представлен анализ рецепции революции 1917 г. Часть американских интеллектуалов приняла ее (Луиза Брайант, Джон Рид, Альберт Рис Уильямс), часть, как ставшая американкой эмигрантка из России Айн Рэнд, напротив, отрицали русскую смуту.

Касаясь Рэнд, исследователь пишет довольно критично, справедливо обращая внимание, что автор «Источника»

"не была абсолютно оригинальным философом, каким себя представляла. Ее философия была частью американской и — шире — европейской традиции социального дарвинизма».

Что же, писать, как уже упоминавшийся Владимир Набоков или Эдгар По (о его влиянии на Достоевского в книге отдельная глава), не каждый может. Ведь гений — это всегда продукт штучной работы.

Издание предоставлено книжным магазином «Циолковский».