Александр Панцов. Чан Кайши. М.: Молодая гвардия, 2019
Александр Панцов. Чан Кайши. М.: Молодая гвардия, 2019

Александр Панцов. Чан Кайши. М.: Молодая гвардия, 2019

Он говорил о себе: «Если я умру диктатором, то я войду в историю так же, как и все диктаторы, но если я смогу установить мир, демократию и единство в стране, то я умру, как великий вождь».

Профессор Капитолийского университета (Колумбус, США) синолог Александр Панцов, реконструируя его жизнь и деятельность, пытается разобраться, насколько мечта генералиссимуса Чан Кайши (1887−1975) осуществилась.

Интерес к политике возник у молодого человека довольно рано, в 1905 г. он увлекся идеями лидера китайского национально-демократического движения Сунь Ятсена, а на следующий год познакомился с ним самим. Поэтому вполне логично, что, окончив в Японии военную школу «Симбу такко», Чан Кайши принял участие в Синьхайской революции (1911 г.). Правда, будущий генералиссимус сражался не только с внешними врагами Сунь Ятсена, но и с внутренними. В январе 1912 г. Чан ликвидировал оппозиционно настроенного Тао Чэнчжана. Как отмечает Панцов, характер и поведение будущего руководителя Националистической партии (Гоминьдана) были таковы, что даже «тем, кто ценил его и уважал, как Сунь Ятсен, требовалось большое терпение в отношениях с ним».

После смерти Сунь Ятсена Чан Кайши стал новым главой партии, и теперь его целью стала борьба за власть в охваченном гражданской войной Китае, в которой основным политическим противником выступали коммунисты Мао Цзэдуна. К 1937 г. ситуация существенно ухудшилась для всех участников смуты — началась полномасштабная японская интервенция. Несмотря на то, что Мао стал невольным союзником в борьбе против агрессора, отношение Чана к нему мало изменилось. Так, например, в январе 1941 г. гоминьдановцы уничтожили штабную колонну 4-й армии коммунистов. Поэтому неудивительно, что менее чем год спустя после капитуляции Японии в Китае вспыхнула новая гражданская война, которая завершилась в 1949 г. победой коммунистов и бегством Чана на Тайвань.

Было бы ошибкой представлять эту гражданскую войну как противостояние «хорошего» Чан Кайши и «плохих» коммунистов. Панцов, менее всего стремящийся идеализировать Мао, отмечает, что его противник

«никогда не жалел людей (…) в 1927 году он развязал белый террор, а в 1950-м — на Тайване (…) по его приказам десятками тысяч арестовывали и убивали инакомыслящих».

Впрочем, следует признать, на Тайване Чан Кайши сделал выводы из своих ошибок, стоивших ему континентального Китая. Вместо коррумпированного олигархического режима он

«заложил на Тайване социальные, экономические и культурно-нравственные основы нынешней демократии (…) осуществил аграрную и другие экономические реформы, обеспечил высочайший темп экономического роста, взрастил средний класс».

Вот только возникает вопрос, перестал ли он после этого быть диктатором, как сам того хотел. И стал ли Чан Кайши, проиграв гражданскую войну, великим вождем.