Мэрилин Ялом. История жены. М.: Новое литературное обозрение. 2019
Мэрилин Ялом. История жены. М.: Новое литературное обозрение. 2019

Мэрилин Ялом. История жены. М.: Новое литературное обозрение. 2019

В аннотации к книге сказано, что ее автор рассматривает историю брака «с женской точки зрения». Если бы в исследовании сотрудницы института гендерных исследований Мишель Клейман (Стэнфорд) Мэрилин Ялом все только лишь сводилось к очередным проявлениям агрессивной диктатуры либеральных «ценностей», столь характерных для Запада, то ее, вероятно, не стоило бы ни читать, ни рецензировать.

Тем не менее исследование выходит за рамки пропагандистской агитки, в которой научные знания и непредвзятость приносятся в жертву идеологии.

Автор рассматривает, как изменялся институт брака, начиная от ранних моделей межличностных отношений в эпоху Древнего мира до современности. Им сравниваются существовавшие в те времена варианты супружеской жизни, а также отношение к нему внутри культуры.

Так, касаясь раннего христианства, Ялом отмечает его амбивалентность в восприятии брака. С одной стороны, имело место стремление к аскезе, давшей институт монашества и целибат в западной модели вероучения. Такой взгляд, в числе прочего, основывался на словах апостола Павла: «Неженатый заботится о Господнем, как угодить Господу; а женатый заботится о мирском, как угодить жене. Есть разность между замужнею и девицею: незамужняя заботится о Господнем, как угодить Господу, чтобы быть святою и телом и духом; а замужняя заботится о мирском, как угодить мужу» (1 Кор. 7:32−34). Одновременно имел место и прямо противоположный подход, восходящий к евангельской истории, повествующей о первом чуде, которое Спаситель совершил на свадьбе в Кане Галилейской, претворив воду в вино (Ин. 2:1−11), и к Его словам о богоданности брачного союза (Мк. 10:6−9).

Также исследователь фиксирует, как в традиционных обществах возникали первые зачатки эмансипации. В числе прочего она рассказывает историю Кристины Пизанской (1363−1429). После смерти супруга, французского дворянина Этьена де Кастеля, Кристина «обратилась к сочинительству как средству заработка, который поддержал бы ее, ее детей и ее овдовевшую мать». Ялом пишет, что она написала около трех десятков работ, включая «протофеминистскую утопию «О граде женском», что, впрочем, не мешало ей восхвалять радости брака.

В начале книги автор выражает надежду, что в семейных отношениях не только женщины, но и различные меньшинства обретут равные права с остальными. Благие и одновременно ложные пожелания, так как, и это показывает опус Ялом, институт брака подвержен тем же тенденциям, что и вся западная цивилизация — меньшинства обретают больше прав, чем все остальные. Не думаю, что стоит объяснять, во что выльется новая тирания.