Давид Схиммельпэннинк ван дер Ойе. Русский ориентализм. Азия в российском сознании от эпохи Петра Великого до Белой эмиграции. М.: Политическая энциклопедия, 2019
Давид Схиммельпэннинк ван дер Ойе. Русский ориентализм. Азия в российском сознании от эпохи Петра Великого до Белой эмиграции. М.: Политическая энциклопедия, 2019

Давид Схиммельпэннинк ван дер Ойе. Русский ориентализм. Азия в российском сознании от эпохи Петра Великого до Белой эмиграции. М.: Политическая энциклопедия, 2019

Автор книги, профессор русской истории Университета Брока (Сент-Катаринс, Канада) обращает внимание на парадоксальную ситуацию: научное исследование Востока началось при Петре I, интерес к культуре Азии возник в эпоху Екатерины II. То есть выделенные ученым события пришлись на времена форсированной вестернизации и период, когда русская элита в наибольшей степени идентифицировала себя с Западом.

В последующем любовь к Востоку также мотивировалась в первую очередь европейскими культурными кодами. В частности, положительный (и во многом романтизированный) образ Азии в русском литературном пространстве был создан под влиянием творчества Джорджа Байрона.

Тогда же, в XIX в. Восток становится для ряда интеллектуалов альтернативой западной цивилизации. Ван дер Ойе пишет о члене «Общества любомудрия» дипломате Владимире Титове, который признавался главе общества писателю Владимиру Одоевскому, что сравнивая Турцию с Германией и Италией, все больше становится азиатом.

«У Востока есть три преимущества перед Западом: сильные религиозные убеждения, патерналистская власть и более чувственные наслаждения»,

которые политик называл «кайфом». Европейцы лишены подобных преимуществ из-за

«феодальных традиций и католической церкви, а в России за отсутствием этих недостатков страдают от другого — попыток имитирования европейцев».

Интересно, что подобные настроения в дальнейшем разделялись не только мыслителями типа Константина Леонтьева, высмеивавшего буржуа за его «безобразную комическую одежду», но и западником Александром Герценом. Последний, подчеркивает историк, надеялся, что Восток омолодит старую Европу, и также видел в католической церкви и феодализме институты многовековой социальной несправедливости.

Автор книги рассматривает, как преломлялись восточное и западное начало в русской политической мысли вплоть до евразийцев и их современных последователей, а также в литературе и живописи (Пушкин, Блок, Верещагин). Отдельно им анализируются религиоведческие аспекты, связанные, помимо миссионерской деятельности церкви на азиатских землях, еще и с ее вкладом в науку. Например, глава русской миссии в Пекине архимандрит Иакинф (Бичурин) был также известен как один из основателей отечественной синологии, создатель знаменитого китайско-русского словаря, насчитывавшего 12 тысяч слов.

Сам Давид Схиммельпэннинк ван дер Ойе считает Россию частью Европы. Отдельный вопрос: считаем ли мы Европой сами себя.

Издание предоставлено книжным магазином «Циолковский».