Наталья Петрова. Нахимов. М.: Молодая гвардия, 2019
Наталья Петрова. Нахимов. М.: Молодая гвардия, 2019

Наталья Петрова. Нахимов. М.: Молодая гвардия, 2019

В тот день, когда вся русская эскадра была в сборе, адмирал распорядился: «Город предписано щадить, поражая рассчитанным огнем неприятельские суда и батареи». Во второй половине того же дня он издал приказ: «При атаке иметь осторожность, не палить даром по тем из судов, кои спустят флаги».

Впрочем, на следующий день, уже в конце боя, вспоминал адмирал, так как «неприятельские суда, брошенные на берег, были в самом бедственном состоянии; я велел прекратить по ним огонь, хотя они и не спускали флагов».

На календаре было 18 (30) ноября 1853 г. Синопское сражение только что завершилось.

В свете приведенных цитат удивительно, почему в западной периодике оно именовалось «Синопской резней» («Massacre of Sinope»). Ведь адмирал Павел Нахимов (1802−1855) проявил максимум благородства по отношению к противнику, который, в свою очередь, действительно храбро сражался и до конца исполнил свой долг перед султаном Абдул-Меджидом I.

Московский историк Наталья Петрова на основе архивных документов восстанавливает жизнь знаменитого адмирала.

Он окончил Морской корпус и вскоре двадцатилетним мичманом участвовал в длившемся три года кругосветном плавании на фрегате «Крейсер» (1822−1825 гг.). «За вояж вокруг света», как было написано в наградных документах, Нахимов получил орден Святого Владимира 4-й степени, а в ходе самого похода стал лейтенантом.

Боевое крещение будущий адмирал получил двумя годами позднее. 8 октября 1827 г. в ходе Наваринского сражения он командовал плутонгом (артиллерийской батареей) на флагмане русской эскадры линкоре «Азов», который, по сути, взял на себя большую часть черной работы в том бою. Корабль Нахимова сражался против 6 неприятельских, причем в течение часа в одиночку, потопил два фрегата и корвет, а также серьёзно повредил турецкий флагман и спас флагманский корабль союзной английской эскадры. Поэтому не удивительно, что именно на «Азове» оказались самые большие потери, 24 убитых и 64 раненых, включая 3 офицеров, а сам линейный корабль получил 153 пробоины, из них 7 ниже ватерлинии. Всего же на русской эскадре было 43 убитых и 141 раненый.

Полученный в сражении опыт пригодился адмиралу в последующем. В частности, Нахимов реализовал его в годы злосчастной для России Крымской войны (1853−1856 гг.), став душой обороны Севастополя. Когда он погиб, вспоминали современники, на фронте была довольно редкая стрельба — неприятель отказался от активных действий, отдавая должное талантливому противнику. В те годы еще умели воевать по правилам.