Владимир Гронский (отв. ред.), Артемий Тучапский (науч. ред.). Суворовский биеннале. Труды международной научной конференции. СПб.: Издательство Санкт-Петербургского университета, 2018
Владимир Гронский (отв. ред.), Артемий Тучапский (науч. ред.). Суворовский биеннале. Труды международной научной конференции. СПб.: Издательство Санкт-Петербургского университета, 2018

Владимир Гронский (отв. ред.), Артемий Тучапский (науч. ред.). Суворовский биеннале. Труды международной научной конференции. СПб.: Издательство Санкт-Петербургского университета, 2018

В аннотации к книге сказано, что она была составлена из материалов международной конференции 2017 г., которые открывают новые грани личности знаменитого полководца, малоизвестные страницы жизни и деятельности Александра Суворова (1730−1800).

К таковым, несомненно, относится реконструкция круга его чтения. Марина Рачко (Государственный мемориальный музей Суворова) провела соответствующую работу на основе разнообразных документов, писем, автобиографий и воспоминаний.

Будущему графу Рымникскому и князю Италийскому досталась хорошая библиотека. Его отец, генерал-аншеф и сенатор Василий Суворов знал несколько языков и не был чужд переводческой деятельности. Кроме книг по военному делу он также живо интересовался литературой по истории и словесности.

Поэтому у получившего домашнее образование Александра Суворова проблем с чтением, которое быстро стало его любимым занятием, не возникало. Помимо собственно сочинений по военной теории и истории (Анри Тюренн, Никола де Катин), генералиссимус штудировал философов (Христиана Вольфа, Готфрида Лейбница, Вольтера), писателей (Жана де Лафонтена, Генри Филдинга, Мольера). В 1787 г. он с благодарностью принял от переводчика Ермила Кострова «Илиаду», но любимым художественным произведением Суворова оставался «Дон Кихот» Мигеля Сервантеса.

Не менее интересна статья Рамиля Рахимова (Российский институт стратегических исследований) об участии князя в подавлении пугачевского бунта в 1774—1775 гг. Историк справедливо писал, что Суворов использовал ту же тактику, которую с успехом применял против польских повстанцев Тадеуш Костюшко. «В городах, которые выступали как опорные пункты, размещались значительные гарнизоны. Из них по дорогам направлялись разъезды. Создавались посты, из которых направлялись новые разъезды. Такая «паутина», расширяясь от центра, постепенно покрывала местность и позволяла контролировать ситуацию».

Ученый отмечает, что другие участники компании, Александр Бибиков, Петр Голицын, Иван Михельсон, Александр Папав (Попов) в борьбе с повстанцами исповедовали суворовские методы войны, применявшиеся им во многих войнах: «скорость и натиск, наступательная тактика и высокий воинский дух».

Из других текстов обращают на себя внимание статьи Михаила Роднова (Институт истории, языка и литературы) о пребывании Суворова в Уфе и Марии Лембриковой (Музей Суворова) о влиянии культуры Просвещения на генералиссимуса.

В самом деле, не только же Лейбниц и Вольф сформировали военный гений Александра Суворова.

Издание предоставлено книжным магазином «Циолковский».