Сергей Василенко, Сергей Дробязко, Ольга Карпушина, Владимир Мелихов, Иван Скородумов (сост.). Рейд 4-го Донского Корпуса генерала К. К. Мамантова (август–сентябрь 1919 г.). Документы и материалы. Подольск: Музей–Мемориал «Донские казаки в борьбе с большевиками», 2018
Сергей Василенко, Сергей Дробязко, Ольга Карпушина, Владимир Мелихов, Иван Скородумов (сост.). Рейд 4-го Донского Корпуса генерала К. К. Мамантова (август–сентябрь 1919 г.). Документы и материалы. Подольск: Музей–Мемориал «Донские казаки в борьбе с большевиками», 2018

Сергей Василенко, Сергей Дробязко, Ольга Карпушина, Владимир Мелихов, Иван Скородумов (сост.). Рейд 4-го Донского Корпуса генерала К. К. Мамантова (август-сентябрь 1919 г.). Документы и материалы. Подольск: Музей-Мемориал «Донские казаки в борьбе с большевиками», 2018

Пожалуй, из всех событий Гражданской войны в России рейд генерал-лейтенанта Константина Мамантова получил наиболее схожую оценку противоборствующих сторон. И красные, и белые в данном вопросе сошлись во мнении: генерал не использовал всех своих возможностей, а потому не добился целей, которых мог достичь. Согласно генералу Антону Деникину, «Мамантов сделал большое дело». Но он

«мог сделать несравненно больше: использовав исключительно благоприятную обстановку нахождения в тылу большевиков конной массы и сохранив от развала свой корпус, искать не добычи, а разгрома живой силы противника, что, несомненно, вызвало бы новый крупный перелом в ходе операции».

По сути то же писалось и в Большой советской энциклопедии:

«Мамантова рейд принес большие разрушения и потери, затруднил управление войсками Южного фронта, отвлек часть сил советских войск, но главной цели — сорвать наступление советских войск Южного фронта — не достиг».

С чем была связана его неудача?

В эмигрантской среде, оппозиционно настроенной по отношению к «царю Антону», как за глаза называли Деникина, утверждалось, что именно последний был во всем виноват. Ошибка генерала заключалась в якобы имевшем место «запрете» мамантовцам наступать на Москву. В реальности, как отмечает в своей статье один из составителей настоящего сборника Сергей Дробязко, «ни одного прямого свидетельства, доказывающего это, нет». Зато есть доказательства невыполнения приказов самим Мамантовым. Так, согласно окончательному плану, составленному командованием Донской армии, ему ставилась задача прорвать фронт красных и наступать по линии Таловая — Лиски. Достигнув последней, оказать помощь 3-му Донскому корпусу в ликвидации Бутурлиновской группы. В дальнейшем казаки Мамантова должны были овладеть Козловым, в котором располагался штаб Южного фронта большевиков. Однако начальник штаба корпуса, полковник Константин Калиновский (его воспоминания приводятся в книге) известил штаб Донской армии об отказе от движения на Лиски и взятия Козлова. Требование командующего армией генерала Владимира Сидорина исполнять приказ было проигнорировано.

Наряду с мемуарами Калиновского в книгу, в числе прочих, вошли найденные составителями в различных архивах воспоминания других мамантовцев — Владимира Добрынина и Михаила Кобякова. Приводятся документы Вооруженных сил Юга России и Донской армии, касающиеся рейда. Также дан взгляд противоположной стороны: Льва Троцкого и Реввоенсовета Южного фронта.

Из них видно, что и среди красных командиров имели случаи неисполнения приказов. Например, на слова Троцкого о том, что «31-я дивизия без управления и где-то болтается», командование Южным фронтом ответило: «31-я дивизия просто не желала исполнять приказы; начдив сегодня сменен». Также в них говорится о действиях белых в ходе рейда:

«Противник, уничтожив 358-й полк 40-й дивизии, развил успех в районе между реками Елань и Савала и к 20 часам 11 августа занял Костин, Отдельное и Братки (…) кавбригада 36-й дивизии вела неудачный для нас бой с тремя (а затем и более) полками противника (…) 8-я армия заняла пока (левый фланг) Макаровку, 9-я — Кирсановку и Дмитриевку, но ночью отошла к Грибановке (…) противник разрушает желдорогу (…) Противник взорвал мост между станциями Селезни и Сабурово (…) Тамбов взят противником, артиллерия захвачена».

Так что тылы красных действительно были дезорганизованы, но это не спасло белых от неудачи в ходе осуществления Московской директивы и последующего затем поражения. Насколько в нем виноват Константин Мамантов — решать историкам и читателям.