Екатерина Кириллова. История ремесла во Франции XIII–XVIII веков: стать мастером. СПб.: Издательство «Евразия», 2019
Екатерина Кириллова. История ремесла во Франции XIII–XVIII веков: стать мастером. СПб.: Издательство «Евразия», 2019

Екатерина Кириллова. История ремесла во Франции XIII—XVIII веков: стать мастером. СПб.: Издательство «Евразия», 2019

Средние века в первую очередь ассоциируются с рыцарями, чьи яркие плюмажи, блестящие доспехи и зрелищные турниры стали символами эпохи. Но давно минувшие времена не сводятся лишь к крестовым походам или готическим замкам.

Книга ведущего научного сотрудника Института всеобщей истории РАН Екатерины Кирилловой воссоздает жизнь средневековых ремесленников.

«Простолюдины, что у них может быть интересного», — заметит обыватель.

Но, в отличие от людей первого и второго сословий, то есть дворян и духовенства, они (наряду с другими, такими же не знатными категориями городского сословия) имели некоторые преимущества перед нобилитетом. Например, возможность не только наследовать профессию, но и выбирать ее.

Следует отметить, что к этому времени имела место довольно узкая специализация многих ремесел. Существовали, например, кожевники, делавшие пояса и подошвы, но наряду с ними были еще ременщики и перчаточники. А также кошелечники, которые производили из той же кожи не только кошельки, но и штаны и некоторые другие изделия. На страницах «Книги ремесел» (уставов корпораций) можно было встретить «изготовителей брэ», то есть портных, шивших верхнюю мужскую одежду и буфетчиков, производивших не мебель, как могло показаться из их названия, а vin du buffée, то есть уксус.

Но, прежде чем стать таким «буфетчиком», необходимо было пройти четырехлетнее обучение, после чего ученик в присутствии четырех присяжных (экспертов) самостоятельно изготовлял шедевр, то есть лучший образец изделия. Теперь он становился мастером. А вот токари и портные учились на год меньше.

После завершения учебы мастером приносилась клятва. Например, мельник обещал, что будет хранить добрые нормы и обычаи, а в случае беды придет на помощь соседям и днем и ночью.

Исследователь подробно пишет, как происходило обучение ремеслу, в соответствии с традициями и законодательством. Полученные учеником знания еще не гарантировали последующего трудоустройства. Требовались первоначальные средства и признания корпорации — профессионального сообщества ремесленников соответствующей специальности. Вне корпорации человек не имел возможности работать. Важно учитывать, что хотя корпорация и выступала в качестве некоего монополиста, она обязывалась перед покупателями контролировать качество и одновременно становилась социальным гарантом для своих членов:

«С детства до смерти и посмертного существования — его похоронят, как должно, за него будут молиться и регулярно будут заказывать поминальные службы. Его семья не лишится средств к существованию, жена (вдова) сможет продолжать семейное дело, дети сохранят право стать мастерами по привилегированной схеме».

Такое вот мрачное средневековье с социальными гарантиями и выбором профессий. Похоже, философы эпохи Просвещения были не правы, когда так писали.

Издание предоставлено книжным магазином «Циолковский»