Иван Шилов © ИА REGNUM

Дмитрий Муза. Град Китеж: русская пневматология. М.: «Циолковский», 2019

Тема культурной идентичности всегда занимала отечественных мыслителей, предлагавших в качестве ее основы самые разнообразные коды. Можно вспомнить славянофилов, Константина Леонтьева, Николая Лосского с его «Характером русского народа»…

Историк философии Дмитрий Муза (Донецк) выдвигает в качестве такового «пневматологический принцип реальности Родины», то есть примата ее духовных основ. В своем исследовании он пишет о взглядах на русскую духовность Алексея Хомякова и Ивана Киреевского, Николая Данилевского и Льва Тихомирова, Сергия Булгакова и Алексея Лосева. Впрочем, Муза не ограничивается только философией, реконструируя метафизические построения в поэтическом наследии Федора Тютчева и ряда других писателей.

Как соотносятся, а точнее, соединяются отвлеченные духовные начала и конкретная в значительной степени материальная культура? Ученый видит их синтез в форме проекции идей на исторический процесс.

Так, например, в историософии Николая Бердяева он связан с сотворчеством Бога и человека, в ходе которого достигается преображение и просветление жизни. Тогда, согласно тютчевской мысли, именно религиозно-историческая традиция составляет основу (Муза называет ее «ресурсом») бытия России. «Герметичность же ценностного ядра русской культуры, притом, что она сохраняется Промыслом, обязана поддерживаться русскими людьми».

По прочтении монографии Дмитрия Музы с горечью понимаешь, насколько напряженная отечественная историософская рефлексия отошла в прошлое. Воистину был прав «король поэтов» Русского зарубежья Георгий Иванов, когда писал:

А мы — Леонтьева и Тютчева
Сумбурные ученики —
Мы никогда не знали лучшего,
Чем праздной жизни пустяки.

К сожалению, книга не лишена недостатков. Существенным упущением представляется то, что исследователь написал ее на основе лишь опубликованных источников, воздержавшись от каких-либо занятий в архивах. Также у Музы отсутствует литература на иностранных языках, за исключением украинского. А ведь не все основные зарубежные работы по истории отечественной мысли переведены на русский. Автор настоящей рецензии, например, не решился бы писать статью о том же Бердяеве, не упоминая такие классические работы о нем, как Donald Lowrie «Rebellious Prophet: A Life of Nicolai Berdyaev» или Eugène Porret «La philosophie chrétienne en Russie Nicolas Berdiaeff». Ибо знаменитые слова Андрея Платонова «без меня народ неполный» можно отнести и в их адрес, как, впрочем, и всей истории философии.

Читайте ранее в этом сюжете: Великие русские о русской душе: Гоголь, Хомяков, Тютчев, Леонтьев, Бердяев