Монография доктора филологических наук Андрея Каравашкина (РГГУ) рассматривает историю ранних форм отечественной книжной традиции от домонгольского периода до их проявлений в последующие периоды (Московское царство, Смутное время и т. д.). Под литературным обычаем ученый подразумевает «совокупность общепринятых навыков, книжных приемов, способов определения ситуации, характерных для русской книжной традиции XI—XVII вв.». Хотя он и не был оформлен в форме теории, но тем не менее оставался «фундаментом традиционной писательской практики, опиравшейся на готовые конструкции, формулы, идеи».

Иван Шилов © ИА REGNUM

Уже в домонгольский период формируются основные жанры древнерусской письменности: воинская повесть, агиография, торжественное поучение, эпистолография (послание), дидактическая проповедь, патерик и т. д. Одновременно через них формируются традиции исторического самосознания русичей.

Ученый пишет о стремлении литературного обычая к синтезу. Так, знаменитая «Повесть временных лет» сочетает в себе прерывистость повествования, при которой сохраняется чувство целостности.

«Фрагментарность (…) является частью стратегии, которая предполагает преодоление дискретного временного ряда через апелляцию к всеобщему, вечному, надысторическому».

А в «Житии Феодосия Печерского» присутствует

«приверженность агиографа синтезу документального и литературного, его стремление органически соединять предание современности (сведения, почерпнутые из рассказов келаря Феодора, поведавшего о юности преподобного, и монаха Илариона, рассказавшего о трудах Феодосия-игумена) и «общие места» книжной культуры»,

тем самым была вновь избрана адекватная предмету стратегия повествования.

Одновременно древнерусская литература включает в свой дискурс и интерпретирует иноязычные темы и сюжеты: «Иудейскую войну» Иосифа Флавия, разнообразные варианты «Сказания о Дракуле» и т. д.

Из анализа последующих памятников литературы обращают на себя послания Иоанна IV. Их характеризует узнаваемый стиль, его склонность к обличению и аффектам. Так, в одном из посланий князю Андрею Курбскому царь писал: «…и ты так собацким обычаем измену свою учинил». Правда, Иоанн бывал и милостив. Обращаясь к другому государю, Стефану (Иштвану) Баторию, он оговаривался:

«А мы как есть християне по християнскому обычаю со смирением напоминаем и бранитися с тобою не хотим».

Разнообразные писательские стратегии, разнообразные литературные обычаи… в этом и величие древнерусской литературы и её последователей. В том числе и Ивана Грозного.

Издание предоставлено книжным магазином «Циолковский».