Можно ли свести крестовые походы к европейской экспансии на Ближнем Востоке? Были ли они лишь одной из форм конфликта с исламским миром?

Иван Шилов © ИА REGNUM

Историк Светлана Лучицкая (ИВИ РАН) рассматривает феномен этого военно-религиозного движения в контексте эпохи. Ученый справедливо замечает, что было бы ошибочно его ассоциировать лишь с Клермонским собором 1095 г. и призывом папы Урбана II освободить Иерусалим от исламского владычества, выразившегося в знаменитой формуле: «Бог так хочет (Deus hoc vult)». В реальности движение следует рассматривать как логическое расширение социальной и религиозной деятельности, а не как разрыв (или даже измену) по отношению к предшествовавшим формам. Исследователь специально подчеркивает, что крестовые походы «были на самом деле одним из видов практиковавшейся ранее священной войны». Задолго до похода на Иерусалим папы сакрализовывали войны, которые велись против неверных, язычников или против врагов Святого Престола.

Поэтому помимо собственно кампании на Святой Земле, в книге рассказывается о крестовых походах против схизматиков и еретиков (альбигойцы), об экспедициях на Пиренейский полуостров в ходе Реконксты, в Прибалтику (Ливонский крестовый поход), против светских государей (короля Сицилии Фридриха II).

Одновременно Лучицкая указывает на внутрицерковные причины крестоносного движения: стремление к очищению и духовному обновлению церкви, независимости от светских властей (особенно в землях Германии), в частности, вытеснению светской аристократии из сферы церковного управления. Парадоксально, но часть клира была против подобных изменений.

Касается книга и культуры повседневности крестоносцев, их статуса в средневековом социуме. Так, человек, принявший обет крестоносца, получал ряд привилегий («привилегия Креста»). Епископы диоцеза, где жил будущий воин, несли ответственность за всё имущество, вплоть до его возвращения из похода. Также крестоносец получал отсрочку по выплате долгов и освобождался от оплаты процентов. Наконец, в случае юридических споров он исключался из компетенции светских судов.

Ученый пишет и о причинах завершения крестовых походов. В монографии подчеркивается, что

«последнюю точку в истории крестоносного движения поставили не столько победы ислама (военные успехи мамлюков в конце XIII в. или турецкая экспансия позднего Средневековья), сколько Реформация».

Хотя некоторые походы имели место и позднее…

Что же, «всему свое время, и время всякой вещи под небом» (Еккл. 3:1). В том числе и рыцарям с крестами на щитах.

Издание предоставлено книжным магазином «Циолковский».