Громкий голос и общая ответственность синодальной церкви за гибель России

Грегори Фриз. «Губительное благочестие»: Российская церковь и падение империи. СПб.: Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2019

Андрей Мартынов, 16 апреля 2019, 20:21 — REGNUM  

Основная мысль профессора Брандейского университета (Массачусетс) Грегори Фриза заключается в том, что к 1917 г. в отношениях между церковью и государством имели место «три единовременных кризиса»:

  • Взаимное отчуждение, «постепенно нараставшее с середины XIX столетия, привело к растущему недоверию между ними и нежеланию оказывать друг другу поддержку».
  • Распад властных институтов и процессы секуляризации внутри масс «ослабили способность церкви к управлению в религиозной (а тем более в политической) сфере». Как следствие, клир склонялся к выполнению «требований снизу».
  • Конфликт православного центра с иноконфессиональной периферией «приводил к нарастанию отступничества… и отчуждению от государства как православной церкви, так и ее конфессиональных соперников».

Наряду с исследованиями предреволюционных и собственно революционных событий, в книге не менее важным является критика историком утверждения, что в синодальный период (1721−1917 гг.) церковь будто бы «превратилась в безгласное орудие в руках светского государства». Фриз обращает внимание, что уже при Петре I первоначально созданная «духовная коллегия» на первом же заседании получила статус синода, что уравняло ее с высшим административным органом — Правительствующим сенатом. Как следствие синод получил возможность успешно отстаивать свои «институциональные привилегии». В частности, вместо планируемого сокращения доходов духовенства император вынужден был освободить приходских священников от уплаты государственных налогов (и от воинской повинности), а также вернуть клиру административный контроль над монастырскими землями и имуществом.

Не склонен ученый и демонизировать роль обер-прокурора синода. Последний не входил в состав синода и не имел права голоса. Если министр мог издавать указы от имени своего ведомства, то обер-прокурор не имел права выступать от имени церкви. Наконец, структура: числа сотрудников обер-прокурора было недостаточно, чтобы эффективно контролировать деятельность церкви. Как не без иронии замечает ученый, «обер-прокурор, по существу, оставался генералом, окруженным свитой офицеров, не покидавшим Санкт-Петербурга. У него не было бойцов на поле боя».

К сожалению, ни у синода, ни у самой церкви не оказалось достаточного числа бойцов в 1917 году для защиты как собственного статуса, так института государственности. Симфонию властей (уходящую в историю Византийской империи) никто не отменял.

Издание предоставлено книжным магазином «Циолковский».

Читайте ранее в этом сюжете: Российская церковь и православная религиозность конца империи

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail