В отечественной историографии вопрос о перемещенных в годы Великой Отечественной войны лиц сводился, как правило, к судьбе советских граждан, насильственно или добровольно вывезенных Германией и ее союзниками в Европу. В частности, о тех из них, кто сотрудничал с нацистами в военной и политической сферах (власовцы, казаки Краснова).

Иван Шилов © ИА REGNUM

Историк Юрий Арзамаскин (Военный университет, Москва) рассматривает проблему комплексно, не только в контексте репатриации на родину наших соотечественников, освобожденных союзниками. Им реконструируется аналогичный процесс по возвращении на запад перемещенных лиц с территорий, освобожденных Красной армией. Подобный широкий взгляд, безусловно, необходим. Ведь всего в результате трагедии Второй Мировой войны перемещенными лицами и просто беженцами стало около 60 млн. человек. Из них 6 810 567 — были гражданами СССР.

Ученый, опираясь на данные отечественных архивов, пишет, как возникли советские органы репатриации, анализирует их структуру. Следует отметить, что появились они довольно поздно, 24 августа 1944 года Государственный комитет обороны принял постановление «Об организации приема возвращающихся на Родину советских граждан, насильно увезенных немцами, а также по разным причинам оказавшихся за пограничной линией между СССР и Польшей». Не быстро шло и их комплектование: в полную силу органы репатриации стали работать лишь год спустя, в июле 1945 г. Тогда в них числилось 50 755 человек.

С их помощью на родину вернулось 5 457 856 советских граждан. Только через отечественные приемно-распределительные пункты прошло 2 183 122 человек. Касаясь процесса репатриации иностранцев, следует отметить, что их также оказалось больше 5 млн.

В «перестроечной» литературе неоднократно утверждалось, что практически все перемещенные лица репрессировались сталинской властью и прямиком отправлялись в лагеря. В реальности, таким наказаниям подвергались коллаборанты, число которых среди возвратившихся было невелико. Так, на 1 марта 1946 года из 5 229 160 человек учтенных к тому времени среди репатриантов власовцев и иных предателей было 338 107, что составляло примерно 6,5%. Они образовали так называемый спецконтингент — особые рабочие батальоны, которые в принудительном порядке направлялись в отдаленные районы страны на постоянную работу на предприятиях угольной и лесной промышленности.

К марту 1949 г. их число сократилось до 112 882 человек, а после амнистии 1953 — 56 746.

Естественно, не все коллаборанты вошли в личный состав особых батальонов. Многие из них за свои преступления были осуждены на различные сроки или казнены, как тот же Власов. Но, как видно из исследования, казнили не всех. Не всякому печатному слову нужно верить. Особенно в эпоху «перестройки».