Ее письма поражали удивительным почерком. «Элегантным», «ювелирно-красивым», «несокрушимо твердым», — вспоминали современники.

Зинаида Николаевна Гиппиус
Зинаида Николаевна Гиппиус

Некоторые исследователи считают, что именно в корреспонденции Зинаиды Гиппиус (1869−1945) ее мировоззрение раскрывается полнее, чем в стихах, прозе или критических работах.

Первый том настоящего издания объединил в основном дореволюционную переписку поэтессы. В книгу вошли письма Гиппиус и ее супруга Дмитрия Мережковского к издателю и редактору «Нового времени» Алексею Суворину, а также переписка самой Зинаиды Николаевны с поэтами Николаем Минским, Петром Вейнбергом, Владимиром Гиппиусом (троюродным братом корреспондентки), Федором Сологубом, Поликсеной Соловьевой (сестрой знаменитого мыслителя), а также с литературным критиком Дмитрием Философовым.

Уже в ранних посланиях Гиппиус прослеживаются основные мысли, определившие ее последующее творчество. Например, обращаясь к Суворину, она признавалась: «Без идей и вопросов о смерти и Боге, думаю, жить было бы невозможно». Тогда же у нее сформировались и высокие требования к себе. Посылая главе «Нового времени» дебютную книгу «Новые люди», Гиппиус писала: «Судите ее строго — вы все-таки будете менее строги, чем я сама».

Переписка дает представление о конфликтах эпохи. Так, согласившись с предложением Вейнберга выступить на литературном вечере в пользу Общества для пособия нуждающимся литераторам и ученым, Гиппиус вынуждена была в итоге воздержаться от выступления, хотя ее «женское сердце немного скорбело» о специально заказанном для него платье. Ведь на мероприятии присутствовали сотрудники суворинской газеты, с которым у нее и Мережковского отношения к тому времени окончательно испортились. Поэтесса искренне боялась на другой день увидеть себя на страницах газеты «в комическом или пасквильном виде».

В письмах к «лысоглавому Кузьмичу», как шутя называла Гиппиус Сологуба, помимо издательских вопросов (Мережковские возглавляли литературный отдел журнала «Русская мысль»), обсуждались вопросы бытовые и одновременно литературные. Так, зная про интерес автора «Мелкого беса» к богословию (в том числе неканоническому), Гиппиус предлагала обмен: двухтомник древних литургий (включающих в себя монофизитские и несторианские) на кобею (вид цветущей лианы).

Впрочем, какого еще обмена ожидать от «белой дьяволицы», как называли Гиппиус недоброжелатели.