Для западных историков то, что Россия есть государство имперское — не подлежит сомнению. Империя настолько прочно стала частью русского самосознания и истории, что из этого обстоятельства выводят прошлое, настоящее и будущее нашей страны. Нэнси Коллман, специалист по истории России Нового времени Стенфордского университета, предприняла сложную попытку показать, как московским правителям удалось совершить, по её словам, подвиг превращения страны в империю.

Иван Шилов © ИА REGNUM

Структура книги трёхчастная. Первая часть рассказывает только об экспансии и сборке страны через экспансию, вторая повествует о становлении институтов власти, идеологии, экономики, общественных институтов и о роли религии в жизни страны. Третья часть посвящена модернизации и экспансии страны, переформатированной Петром Великим. Везде красной нитью проходит тема трансформации страны и общества в империю, помещённые в контекст географического детерминизма, теории модернизации и сравнительной истории (сравнения с Византией и Османской империей). Основные имперские черты, по автору, — столица с её государствообразующей идеей, коммуникации, главенствующий язык, общие законы, множество народов и вер среди населения империи, и сильная власть, которая скрепляет единство империи. Поэтому самодержавие для автора — главный и положительный конструкт единства империи.

Россию отнесли к евразийским империям, и этот вывод был сделан не на основании вхождения в состав страны равно европейских и азиатских территорий. Основой для такой классификации послужило сходство с другими евразийскими империями, к коим автор отнесла древнюю Персию, Византию, Китай, Золотую Орду, Османскую империю. При этом в книге развенчивается миф о неспособности России интегрировать европейские установки.

В книге чувствуется сильное влияние идей сравнительной истории империй и модернизационной теории, что проявляется в попытках выследить генеалогию России в Византии, в опоре автора на труды о теории модернизации Чарльза Тилли. Также автор опирается на такие современные российские исследования, как труды петербургского историка Б. Миронова.

В самой книге не сказано ничего принципиально нового — географический детерминизм и «Россия как империя» весьма активно изучались и на Западе, и в России — от Ключевского до того же Миронова. Российский читатель одобрит эту книгу, ибо благожелательный тон и объективность делают книгу добротным, честным и грамотным исследованием истории нашей державы — в трудах именно западного историка.

Читайте развитие сюжета: Больше, чем книги – в Минске открылась международная выставка-ярмарка