Война на уничтожение против СССР, о которой немцы знали, но не вспоминали

Йоханнес Хюртер (ред.). Заметки о войне на уничтожение. Восточный фронт 1941–1942 гг. в записях генерала Хейнрици / пер. с нем., предисловие, коммент. О. Бэйды и И. Петрова. СПб.: Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2018

Андрей Мартынов, 27 января 2019, 18:04 — REGNUM  

Историки Олег Бэйда и Игорь Петров, подготовившие русское издание дневниковых записей и писем генерал-полковника Готхарда Хейнрици (1886−1971), пишут, как офицеры вермахта после войны создали выгодный для себя миф, согласно которому они якобы не совершали преступлений и вели одну победоносную кампанию за другой. Публикуемые вслед за предисловием записи Хейнрици опровергают эту мифологию.

Так, например, 8 июля 1941 г. генерал писал:

«Сегодня нам пришлось казнить коммунистку, которая выхаживала раненых русских, оставшихся в нашем тылу, и всеми средствами боролась против нас».

В дальнейшем военнослужащие его 43-го корпуса только 6 ноября 1941 г. поймали 60 человек (в том числе 40 красноармейцев-окруженцев), 20 из них были также казнены. Хейнрици признавал, что тем самым «они освобождают полевых жандармов от этой безрадостной работы».

В отличие от своих послевоенных коллег-мемуаристов, генерал довольно высоко оценивал противника уже на раннем (успешном для вермахта) периоде войны. 6 июля 1941 г. он зафиксировал:

«На Украине русский отходит по плану и организованно, так что много чего может уничтожить. Он был слишком силен, чтобы его смять».

Не без восхищения Хейнрици писал и о

«партизанской силе духа. Ни один ничего не выдает, все молчат и идут на смерть».

Встречаются в его письмах и записи бытового характера, не самым лучшим образом, характеризующих логистику вермахта. В одном из посланий жене Гертруде есть следующая жалоба:

«У нас тут несколько дней было — 20̊, ледяной ветер, колючий, как иголки. Теперь «потеплело», всего — 8−10̊… Мои теплые вещи всё еще не прибыли. Мне сказали, что они застряли на дороге перед Калугой… Пока что обхожусь тем, что надеваю шерстяные вещи и подштанники друг на друга… Я обзавелся парой русских валенок. Они хорошо поддерживают в тепле ноги до колен. Но они плохо сидят, и в них неудобно ходить. Ты не могла бы мне выслать из Фрайбурга специальные гвоздики, которые можно воткнуть в подошву, чтобы не скользить по льду? На одной паре сапог у меня такие есть, а на другой нет» (письмо от 15 ноября 1941 г.).

Сам Хейнрици, судя по всему, придавал определенное значение своим записям. В письме к супруге он прямо заявлял: «Храни эти письма. Они — мои единственные записи. Если они заваляются в твоих сумочках, позднее их не соберешь».

К счастью, Гертруда все сохранила. Увы, не для обвинительного заключения, а для Истории, чей приговор, впрочем, тоже суров.

Издание предоставлено книжным магазином «Циолковский».

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail