В предисловии автор книги журналист и писатель Николай Кононов (Москва) признавался:

Иван Шилов © ИА REGNUM

«Я попал в трудную ситуацию. Сергей Соловьев (1916−2009), идеолог подпольной Демократической партии России, один из лидеров Норильского восстания и вожак бунта на колымских шахтах, был умелым конспиратором».

Как следствие, возникли проблемы со сбором материалов и формой его подачи. Ведь

«архивные документы давали немного ответов, последние свидетели умерли или ничего не могли добавить к известному».

Кононов избрал жанр «документального романа», где повествование ведется от имени главного героя, а все найденные немногочисленные документы эпохи, которые приводятся в книге, набраны отдельным шрифтом.

Впрочем, писатель не ограничивает жизнь своего героя только Норильским восстанием. Он пишет, как Соловьев, сын репрессированного, добровольцем пошел на фронт. Попал в плен, служил немцам (в Русской национальной народной армии, РННА), куда, впрочем, пошел не ради идей, а чтобы не умереть с голоду. В РННА Соловьев разочаровался в немецкой политике по отношению к коллаборантам, отказался выполнять приказ и вновь оказался в лагере во Франции. Затем побег, жизнь в эмиграции, возвращение, арест и теперь уже советский лагерь.

Представляется, что книга, несомненно, выиграла бы при подаче содержащегося в ней материала в форме «нарезки» источников в традиции Викентия Вересаева («Пушкин в жизни», «Гоголь в жизни»), с максимально подробными комментариями автора. Всё-таки новое научное исследование предпочтительнее романа, так как вопрос политического сопротивления в ГУЛАГе до сих пор недостаточно изучен из-за действительно малого числа данных. Все восстания и иные формы протеста были подавлены, что предопределило судьбу написанных мятежниками документов. В свою очередь, чины НКВД, как представляется, были заинтересованы в сокрытии или, по крайней мере, официальном уменьшении масштабов беспорядков и сведении их, по возможности, к уголовным или бытовым причинам, что существенно затрудняет реконструкцию событий.

Также остается сожалеть, что автор порой некритично относится к источникам. Касаясь только периода РННА, укажем, что утверждение Кононова, будто коллаборанты месяцами ничего не делали, является послевоенным вымыслом уцелевших карателей и опровергаются современными исследователями, писавшими о регулярном привлечении немцами «народников» к контрпартизанским операциям (см. монографию Д. Жукова и И. Ковтуна «РННА. Враг в советской форме» (М.: Вече, 2012)). Также ошибочны слова писателя, что народные мстители к коллаборантам «предпочитали не соваться». РННА с мая 1942 г. была объектом пропаганды, правда, не всегда удачной, что тем не менее привело к массовому дезертирству чинов армии на позднем этапе ее существования.

И уж совсем удивительны слова Кононова, будто «достойный офицер» абвера Вильфрид Штрик-Штрикфельдт был полковником, в то время как в реальности один из создателей власовской армии так и не дослужился выше капитана (см.: В. Штрик-Штрикфельдт. Против Сталина и Гитлера. М.: Посев, 1993).

Остается надеяться, что число ошибок меньше восстановленных Николаем Кононовым фактов и книга всё-таки имеет положительное сальдо.

Издание предоставлено книжным магазином «Циолковский».