Удобная справедливость: Сталин и современные США о справедливой войне

Арсений Куманьков. Современные классики теории справедливой войны: М. Уолцер, Н. Фоушин, Б. Оренд, Дж. Макмахан. СПб.: Алетейя, 2019

Андрей Мартынов, 9 января 2019, 22:40 — REGNUM  

Для большинства читателей привычно марксистское определение справедливой войны, сформулированное еще в знаменитом сталинском «Кратком курсе истории ВКП (б)» (1938), а затем неоднократно цитировавшиеся:

«война справедливая, незахватническая, освободительная, имеющая целью либо защиту народа от внешнего нападения и попыток его порабощения, либо освобождение народа от рабства капитализма, либо, наконец, освобождение колоний и зависимых стран от гнета империалистов».

При этом забывается, что до большевиков понятие справедливой войны разрабатывалось еще в античной и средневековой мысли, а с изменениями в современной политической культуре возникли новые идеи и концепции, призванные оправдать насилие.

Историк Арсений Куманьков (Высшая школа экономики) знакомит читателя с такими теориями. Согласно исследователю, справедливая война есть

«одна из доктрин этики войны, доказывающей нравственную приемлемость некоторых войн».

Из новых концепций исследователь выделяет в первую очередь теорию Майкла Уолцера, который после войны во Вьетнаме «буквально вернул к жизни теорию справедливой войны». По мнению Уолцера, основное ее положение «заключалось в необходимости согласовывать с нравственным принципом справедливости процесс вступления в войну и способ действования во время войны». В дальнейшем, после конфликтов на Балканах и в Персидском заливе, он пришел к выводу о необходимости более активного применения военной интервенции.

В свою очередь, Николас Фоушин считал, что война может быть оправдана не только нарушением этических норм, «обладающих универсальным статусом» («абсолютистская этика»), но и «совокупностью нескольких причин меньшего масштаба». В качестве примера он приводил вторжение США и их союзников в Ирак в 2003 г.:

«взятые по отдельности тираническая власть Саддама Хусейна, нарушение им резолюций ООН и иных актов международного права, агрессии против собственного населения и поддержка террористов не удовлетворяли бы принципу правого дела».

Однако в совокупности они нравственно легитимировали интервенцию.

Брайан Оренд сформулировал несколько условий справедливой войны: восстановление прав человека, политический строй, нарушающий права граждан утрачивает легитимность, цель войны — создание минимума условий для функционирования справедливого режима.

Джефф Макмахан пытался демаркировать противника в справедливых войнах. Те, кто в ходе военных действий не совершал насилия, должны избегать статуса «несправедливых комбатантов», а считаться «невинными».

Всё это верно, но как подчеркивал генерал Уильям Шермана: «Сейчас многие молодые люди считают войну славным занятием, но, парни, она — сущий ад». И теория справедливой войны не превратит ее даже в чистилище.

Издание предоставлено книжным магазином «Циолковский».

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail