Как новгородцы вышли из-под шведской оккупации, а «окно в Европу» не смогло

Адриан Селин. Столбовский мир 1617 года. СПб.: Издательство «Русско-Балтийский информационный центр “Блиц”», 2017

Андрей Мартынов, 6 декабря 2018, 00:38 — REGNUM  

Отто фон Бисмарк однажды произнес: «Дипломатия должна по мере надобности откладывать, предупреждать или вызывать войну». Но нередко это происходит помимо воли политиков.

Книга доктора исторических наук Адриана Селина (Санкт-Петербург) воссоздает непростые русско-шведские отношения начала XVII века. «Вечный мир», как называли современники Тявзинский договор, положивший конец кровавой русско-шведской войне 1590 — 1595 гг., не решал всех спорных вопросов, к которым вскоре прибавилось и участие Стокгольма в начавшейся несколько лет спустя после его подписания русской смуте, переросшей в новую войну (1610—1617). Ключевыми вопросами нового договора оказались выход для Московской Руси в Балтийское море (самостоятельность торговли) и спорные территории на северо-западе (Новгород, Ивангород, Ям).

Переговоры проходили тяжело, один раз даже прерывались. В конечном итоге путем взаимных уступок они завершились 27 февраля (9 марта) 1617 года Столбовским мирным договором. Швеция возвращала Новгород, Ладогу, Старую Руссу и ряд других земель. В свою очередь Московская Русь отказывалась от претензий на ряд территорий (Ивангород, Орешек, Ям), тем самым утрачивая выход к Балтике. Кроме того, Стокгольму выплачивалась денежная компенсация. На первый взгляд, со стороны Швеции условия были очень мягкие. Но, как справедливо отмечает Селин, они в значительной степени лишь фиксировали уже сложившийся status quo, например, Москва и так не контролировала выход к морю после потери Нарвы в 1580 году. Кроме того, недавний противник был заинтересован в дружбе с русскими, так как продолжал борьбу за Балтику с Польшей и Ливонией. В этой связи шведы не без оснований опасались воцарения на московском престоле польского королевича Владислава, приглашенного семибоярщиной. Поэтому после ратификации мира «последовало политическое сближение Стокгольма с Москвой и особое положение шведов в Московском царстве». По мнению историка, сближение было «необычно близким», а союзник на северо-западе оценивался как «надежный».

Тем не менее Столбовский мир, как и «Вечный мир» Тявзина, долго не просуществовал. Причиной тому были не столько территориальные потери, сколько потери населения. Точнее, их переход под иноконфессиональное владычество. Автор называет новую войну против Швеции «авантюрной». Возможно. Но возможно, это было стремление исправить ошибки дипломатов.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail