Сельскому хозяйству остаться главным драйвером экономики России не удалось

Налицо укрупнение производства: образование латифундий, создание вертикально-интегрированных компаний, а также агрохолдингов и ассоциаций. При этом личные подсобные хозяйства в 2017 году на 3,1 млн га посевных площадей из общих 80,6 млн произвели З4% продукции отрасли!

Дмитрий Хомяков, 30 ноября 2018, 00:46 — REGNUM  

Статья заведующего кафедрой агроинформатики Факультета почвоведения МГУ имени М.В. Ломоносова, ведущего научного сотрудника Аграрного центра МГУ имени М.В. Ломоносова Дмитрия Михайловича Хомякова «Сельское хозяйство в современной России».

.* * *

Многоукладность в АПК — системные проблемы

Сельское хозяйство страны было и остается многоукладным. За последние четверть века в российском АПК первые кардинальные изменения в произошли в момент смены хозяйственного механизма после 1992 года. Вторая волна началась с середины 2000-х годов в связи с изменением общей экономической ситуации и быстрой трансформацией агротехнологий, появлением возможности использовать инновации и мировой научный опыт в отечественном АПК. Страна прошла путь от продовольственной зависимости к самостоятельности и возможности стать крупнейшим экспортером зерна, значимым участником мирового рынка продовольственных товаров и сельскохозяйственного сырья.

С ростом эффективности отрасли не все старые проблемы были решены, зато появились новые, отразившиеся на традиционных укладах и социальных аспектах жизни села. Сокращается общее количество предприятий, занимающихся сельскохозяйственной деятельностью, и происходят принципиальные изменения в структуре производителей.

Сравнение данных двух Всероссийских сельскохозяйственных переписей (ВСХП), осуществленных в 2006 и 2016 годах, показывает, что имеет место значительное сокращение числа хозяйствующих субъектов во всех категориях сельхозпроизводителей, за исключением личных подсобных хозяйств населения (ЛПХ). Принципиальные изменения коснулись сельскохозяйственных организаций (СХО), количество которых за 10 лет уменьшилось с 59,2 тысяч до 36,4 тысяч (на 39%), в том числе количество крупных и средних СХО уменьшилось на 72% — с 27,8 до 7,6 тысяч предприятий.

Численность крестьянских (фермерских) хозяйств (К (Ф)Х) и индивидуальных предпринимателей в сфере сельского хозяйства (ИПСХ), согласно ВСХП-2016, составила менее 175 тысяч единиц, что на 39% меньше, чем в 2006 году. Особенно заметно уменьшилось количество крестьянских (фермерских) хозяйств — с 253,1 до 136,6 тысяч. Количество ЛПХ в городских поселениях и округах сократилось в 2,5 раза — с 8,0 млн единиц, до 3,2 млн единиц.

Налицо укрупнение производства, образование латифундий, создание современных вертикально-интегрированных компаний, производящих, перерабатывающих и торгующих разнообразной продукцией АПК, а так же агрохолдингов и ассоциаций. Увеличиваются и размеры К (Ф)Х. Это позволяет им сохраниться и занять определенное место в конкурентной борьбе. Хотя последние, имея в 2017 году совокупную площадь посевов 23,1 млн га или 28,7% из общей площади 80,6 млн га, произвели всего лишь 12,7% продукции отрасли.

Сельскохозяйственные организации — крупные и средние компании, использующие «эффект масштаба», имеющие большую часть объемов государственной поддержки (около 90% и выше от примерно 240 млрд рублей ежегодно), льготы, субсидии, доступ к кредитным ресурсам, рынкам и технологиям, располагающие возможностью экспортировать свою продукцию и т.д., оперируют 54,4 млн га посевных площадей (67,5%). В то же время доля этой категории хозяйств в совокупной продукции отрасли составляет лишь 52,7%.

Среднегодовой индекс физического объема продукции хозяйств населения (в процентах к предыдущему году) с начала 2000-х годов сократился с 106% до 98%. Удельный их вес в целом по отрасли постоянно снижается: за 10 лет на 15% (в абсолютных цифрах) или почти в 1,5 раза. Несмотря на это, он продолжает оставаться высоким и в настоящее время.

Важно отметить, что, имея лишь 3,1 млн га посевных площадей из общих 80,6 млн (или 3,8%), все ЛПХ страны в 2017 году произвели не менее З4% продукции отрасли! При этом используя большей частью тяжелый физический, слабо механизированный труд.

Возникает резонный вопрос, при какой форме производства эффективнее и бережнее используются почвенные, агроклиматические и материальные ресурсы? Ответ — на поверхности. Поэтому сохранение многоукладности сельскохозяйственного производства является основой обеспечения экономической и продовольственной безопасности страны.

Численность единственной категории объектов, а именно ЛПХ в сельских поселениях, за 10 лет выросла с 14,8 млн до 15,0 млн 2016 году.

Всё большее количество сельских семей производит всё меньшее количество сельскохозяйственной продукции. Следовательно, социально-экономическая ситуация в селе продолжает оставаться настолько тяжелой, что ведение ЛПХ (не всегда «рыночное») сегодня направлено на самообеспечение, на выживание сельского населения.

Сокращение количества и прекращение по ряду причин деятельности крупных сельскохозяйственных предприятий ведет к деградации сферы услуг, которые они традиционно осуществляли в силу специфики инфраструктуры и особенностей жизни на селе. Различие в уровне жизни, отсутствие комфортной среды и социальной поддержки ведет к оттоку сельского населения в город. Деформируется рынок труда, люди обречены искать альтернативные стратегии занятости.

* * *

Социальная сфера и сельское население

Серьёзной проблемой и сдерживающим фактором развития агропромышленного комплекса остаётся в первую очередь неразвитость транспортной, инженерной и социальной инфраструктуры сельских территорий.

Федеральная целевая программа «Устойчивое развитие сельских территорий на 2014−2017 годы и на период до 2020 года» с 1 января 2018 года прекратила своё действие. Мероприятия указанной программы будут реализовываться в рамках соответствующей подпрограммы Государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013−2020 годы. Такой подход к решению социальных и производственных задач на селе ничем не оправдан.

На парламентских слушаниях в Совете Федерации 15 февраля 2018 года «О совершенствовании механизмов государственной поддержки агропромышленного комплекса Российской Федерации» прозвучали следующие цифры: средний радиус доступности детского сада составляет 20 км, школы — 17 км, фельдшерско-акушерских пунктов — 15 км, больницы — 85 км. В сельской местности насчитывается около 1,5 млн безработных. Среднемесячная номинальная начисленная заработная плата работников сельского хозяйства в 2000 году составляла 44% от средней по всей экономике, а в настоящее время — достигла лишь 60%.

По результатам ВСХП-2016 из 1,8 млн человек, непосредственно занятых в сельскохозяйственных предприятиях и К (Ф)Х (фермерских) хозяйствах, 1,6 млн человек (более 90%) — это наемные работники. Средняя зарплата, по данным Российского статистического ежегодника 2017 года, составляет 21,7 тыс. рублей в месяц.

Социологические обследования показали, что две трети молодёжи высказывают намерение переехать в город. В сельской местности выявлено 1,3 млн кв. м аварийного жилья при 6 тыс. кв. м строительства в год. Больше всего уезжает молодых и наиболее активных — выпускники сельских школ поступают в вузы или ищут работу в городах, чтобы там и остаться.

В Нечерноземье России переезд молодежи приводит к деградации социальной среды, что ухудшает состояние сельского хозяйства и еще сильнее выталкивает население в города. Остаются те, кому не на что купить жилье в городе, и те, кому за 40 — их знания и навыки в городе особо не нужны. От 7 до 20% трудоспособного населения сёл работают не на земле — это так называемые «отходники», выезжающие за сотни и тысячи километров в большие города на работу вахтовым методом. В Центральной России, на Северо-Западе страны доля «отходников» выше. В Тульской, Калужской, Ярославской, Владимирской областях до 30−40% трудоспособного сельского населения работает в столице и Подмосковье.

На 2018 год население страны составляет 146,8 млн. Число занятых — 72 млн человек. Департамент по экономическим и социальным вопросам ООН опубликовал доклад, согласно которому к 2050 году сельское население России сократится по сравнению с настоящим временем с 38 млн до 22 млн человек. Прогнозируется, что в России к 2050 году будет проживать 133 млн человек, из них 111 млн — в городах (83,5% населения страны).

По итогам 2017 года в России естественная убыль населения составила 134 тыс. человек, а в 2016 году наблюдался прирост населения на 5,4 тыс. человек. В минувшем году уровень рождаемости в России упал на 10,7%. Население за январь-август 2018 года сократилось на 84,7 тыс. человек, при естественной убыли на 169,1 тыс. человек.

В связи с образованием Крымского ФО, население страны в 2014 году увеличилось на 2,6 млн человек. С учетом этого с 1990 года численность городского населения в итоге не изменилась. Это 109 млн (74%). Сельское население всё же сократилось на более чем 1 млн. Долгий период в сельской местности смертность и темпы естественной убыли населения на 15−20% выше, чем в городах, а прирост, если и был отмечен в отдельные годы, — соответственно ниже. Средняя продолжительность жизни на селе на 2 года меньше, чем в городе, и не превышает пока 70,5 лет.

По данным Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения (РМЭЗ), в сельской местности с 1990-х годов в пять раз сократилось число больниц (коечный фонд — в два раза). По данным Счетной палаты РФ, к 2016 году из 130 тыс. сельских населенных пунктов только в 45 тыс. оказывали ту или иную медпомощь.

В самом сложном положении оказываются жители сёл 60 лет и старше — среди них посещавших врача в течение последнего года несколько или один раз в месяц почти в два с половиной раза меньше, чем среди пожилых горожан (12,5% против 27,9%). В среднем в селах этот показатель составил 7,9%, а среди горожан — 14,6% (при схожем уровне заболеваемости). Больше в городах и тех, кто в течение года посещал врача 2−3 раза в месяц (36,4% против 32,2% в сельской местности).

В ближайшие годы Россия будет терять примерно по миллиону трудоспособного населения в год, как за счет увеличивающейся смертности, так и за счет старения населения и выхода его значительной части на пенсию. Некоторые коррективы в это внесло изменение пенсионного возраста и соответствующей законодательной базы.

* * *

Экономические аспекты функционирования сельского хозяйства

Россия имеет самый большой вклад аграрного сектора в ВВП страны из государств «Большой восьмерки» (4,4−4,9%). В нашей стране сосредоточено около 10% всей пашни мира. Количество пахотных земель, находящихся в обороте, оценивается нами в 96 млн га. По статистике их значительно больше — 116 млн га. Для сравнения: США — 188 млн га, Индия — 167 млн га, Китая — 93 млн га.

По планам для реализации стратегии развития АПК к 2024 году нужно расширить площадь посевов как минимум до 90 млн га. Считается возможным введение (возвращение) в оборот ранее заброшенных и неиспользуемых земель с темпами приблизительно по 2,0 млн га в год. Резервы площадей сосредоточены в Нечерноземной зоне, на юге, в черноземных областях, их нет.

Государственная поддержка сельского хозяйства может быть увеличена, поскольку отрасль сегодня провозглашена «главным драйвером российской экономики». Пока общая сумма поддержки на протяжении ряда лет составляет около 240 млрд рублей ежегодно. По данным Банка России, на 1 декабря 2017 года задолженность субъектов АПК перед банками составила 2,6 трлн, а валовая продукция отрасли в этом году выросла до 5,1 трлн рублей. Объём просроченной задолженности составил почти 209 млрд рублей. Отношение объёма задолженности АПК к суммарному объёму кредитования всех отраслей экономики составило 8,9%, а отношение просроченной задолженности к общему ее объёму — 10,5%. Конечно, каждый такой случай требует отдельного изучения, но очевидно, что инвестиции в АПК имеют повышенный риск.

Нужна новая программа финансового оздоровления сельскохозяйственных товаропроизводителей, массовое банкротство сельских организаций, крестьянских (фермерских) хозяйств — недопустимо.

В этом году Россельхозбанк (РСХБ) уже пополнил капитал на 20 млрд рублей — правительство выделило 5 млрд рублей из бюджета, ещё 15 млрд рублей банк привлек за счет выпуска бессрочных субординированных облигаций. До конца 2018 года банк будет докапитализирован еще на 20 млрд рублей. В поправках к Федеральному бюджету на 2018 года эта сумма уже учтена. В 2019 году он получит 15 млрд рублей, в 2020 году — еще 10 млрд рублей на докапитализацию. У банка остаются нерешенные проблемы, имеются «токсичные» активы — накопленные проблемные долги. Банк интенсивно участвовал в рискованных проектах, по которым вероятность платежа практически нулевая.

За девять месяцев этого года чистый совокупный убыток РСХБ достиг 15,2 млрд рублей, следует из его отчетности по МСФО. За первое полугодие госбанк потерял всего 1,8 млрд рублей, основные потери он понес в III квартале — 13,3 млрд рублей.

В июле-сентябре у РСХБ выросли отчисления в резервы — 19,3 млрд рублей за квартал, тогда как за первые два квартала банк сформировал провизии на 23,24 млрд руб. В результате в III квартале объем доначисленных резервов оказался выше чистых процентных доходов (18,0 млрд рублей). Прошлый год госбанк закончил с чистым убытком в размере 19,5 млрд рублей.

Рост производства продукции АПК составил (в сопоставимых ценах) в 2013 году — 5,8%; в 2014 — 3,5%; 2015 — 2,6%, в 2016 — 4,8%, а 2017 году — только 2,5%. Это при рекордном урожае и валовом сборе зерновых, который вряд ли повторится в ближайшее время. Согласно оперативной информации Росстата, в январе-сентябре текущего года объем сельхозпроизводства достиг 3 трлн 613,9 млрд рублей (минус 3,3% к аналогичному периоду прошлого года).

Объем производства продукции сельского хозяйства всех сельхозпроизводителей (сельскохозяйственные организации, крестьянские (фермерские) хозяйства, хозяйства населения) в октябре 2018 года в действующих ценах, по предварительной оценке, составил 819,5 млрд рублей, в январе-октябре 2018 года — 4433,4 млрд рублей (98,7% к соответствующему периоду 2017 года).

Начиная c 2014 года аграрии работают в условиях запрета на импорт продовольствия из ряда стран (система контрсанкций), почти двукратного падения стоимости национальной валюты, роста внутренних цен на продовольствие. Продолжает существовать механизмы квотирования, запретительные и заградительные пошлины (например, на белый сахар). Условия, прямо скажем, благоприятные. Рекордный рост экспорта российского зерна в последние годы тоже во многом связан именно с курсовой динамикой.

Аналитики Департамента исследования и прогнозирования ЦБ РФ в бюллетене №4 (24) за июнь 2018 года «О чём говорят тренды» посчитали, что расходы потребителей на поддержку российских производителей сельхозпродукции выросли с 278 млрд рублей в 2014 году до 604 млрд рублей в 2016 году в текущих ценах. Если раньше каждый россиянин переплачивал за потребление более дорогой отечественной продукции около 1935 рублей ежегодно, то к 2016 году сумма выросла до 4120 рублей с человека.

Оценивая конкурентоспособность российского сельского хозяйства, эксперты пользовались методологией ОЭСР. Они сравнили внутренние и мировые цены и рассчитали номинальный коэффициент защиты производителей. До 2017 года практически по всем видам продуктов он был выше единицы. В условиях открытого внутреннего рынка цены на российские товары были выше мировых цен. Это означает, что, замещая импорт, потребитель тратил больше денег на более дорогие отечественные аналоги. За первую половину 2018 года темпы роста цен на продовольствие в РФ в 4,2 раза превышали аналогичные в ЕС. Эта тенденция сохраняется.

Доля импортного продовольствия в общих ресурсах торговли, по данным Росстата, в 2015 году составляла в среднем 28% против 34% в 2014. В 2016 и 2018 годах — примерно 22−24%. Отечественные сельхозтоваропроизводители пока остановились, заняв дополнительно 10% внутреннего продовольственного рынка. Объем его лимитирован платежеспособным спросом — население не растет, доходы продолжают падать. В 2014—2017 годах ежегодное снижение реальных доходов составляло 0,7%, 3,2%, 5,8% и 1,7%, соответственно. В настоящее время каждый седьмой житель страны находится за чертой бедности. Граница её — величина прожиточного минимума — также чрезвычайно низкая. Большинство населения уже тратит на питание от 40 до 55% от расходов на конечное потребление.

* * *

Ожидаемые итоги текущего года

По предварительным данным, из-за неблагоприятных погодных условий и засухи урожаи и валовый сбор зерновых и зернобобовых культур в 2018 году будут на 16% ниже, чем в 2017 году. Увеличились объемы производства подсолнечника, картофеля, овощей; уменьшились — сахарной свеклы.

На начало октября в результате погодных аномалий режим чрезвычайной ситуации введен в 26 регионах, сумма ущерба аграриям достигла 6,6 млрд рублей. В федеральном бюджете на 2018 год на возмещение ущерба аграриям заложено 1,9 млрд рублей. В связи с глобальными изменениями растут погодно-климатические риски. Уже 25 лет наблюдается отрицательный баланс основных элементов минерального питания растений на пахотных почвах. Объемы удобрений и химических мелиорантов не обеспечивают даже простого воспроизводства их плодородия. Площади и доля кислых почв в составе пахотных земель растут.

За год произошло падение доходов в АПК из-за низких цен на зерно. В сентябре 2017 года средние цены на пшеницу в стране обвалились до 7,3 тыс. руб. за тонну, только в начале сентября 2018 года пшеница третьего класса подорожала до 10−12 тыс. руб. за тонну. Повлияло снижение урожая в России и в ряде стран, что изменило рынок. В октябре объявлено о продаже 1,5 млн тонн зерна из интервенционного фонда, что может также поддержать экспорт.

К концу текущего года хлеб в России может подорожать на 10−15% с учетом влияния вышеназванных факторов, а также снижения валового сбора зерна и резкого изменения курса рубля к основным резервным валютам осенью. В Зерновом союзе считают вероятным ценовой скачек сразу на 75%.

По итогам текущего года потребительские цены на продукты питания повысятся не менее чем на 4,0−6,0%. Между тем рост цен на ГСМ, минеральные удобрения, электроэнергию, потребляемые селом, намного выше [5−7].

По сравнению с 2017 годом цены на ГСМ в момент посева и уборки выросли на 30−50%. Для обработки 1 га посева нужно 60−80 л дизельного топлива за сезон, в зависимости от культуры, агротехнологии, набора сельскохозяйственной техники и т.д. При площади посевов около 80 млн га, подорожание на 10 рублей за 1 литр увеличивает расходы селян в среднем на 50−60 млрд рублей. Очевидно, что надо разрабатывать и безотлагательно вводить механизм компенсации этих затрат отечественным товаропроизводителям. На это планируют выделить в 2018 году 5 млрд рублей. В Минсельхозе России рассматривают даже варианты постепенного полного или частичного перехода сельскохозяйственной техники на газомоторное топливо. Однако с 01 января 2019 года ожидается очередной скачек цен на ГСМ в связи с изменениями налоговой политики. В ноябре правительство РФ заключило соглашение с ведущими игроками нефтяного рынка для корректировки ситуации и сглаживания негативного эффекта.

Увеличение НДС до 20% приведет к повышению стоимости всех потребляемых АПК ресурсов. Какие льготы будут у селян, отменят ли уплату НДС при получении государственной поддержки, увеличится ли она? Уменьшение рентабельности всегда приводит к снижению объема инвестиций в сельское хозяйство и отсутствию роста отрасли. Нужна система мер по смягчению действия диспаритета цен на товары и услуги, используемых селом, и производимую им продукцию

Согласно данным Росстата, в 2017 году объем экспорта продовольственных товаров и сельскохозяйственного сырья составил 20,7 млрд долларов (121% к 2016 году), что уже значительно превысило объем военно-промышленного экспорта (порядка $15 млрд). В 2018 году, по расчетам, ожидают рост экспорта до $22−25 млрд.

С одной стороны, с ростом спроса на продовольствие в мире отечественное АПК «обречено» на успешное проникновение на зарубежные рынки. Согласно ежегодному отчетному докладу «Состояние продовольственной безопасности и питания в мире — 2018», число голодающих в 2017 году составило 821 млн человек, на 17 млн больше, чем годом ранее. От голода страдает каждый девятый житель планеты. Рост нехватки продовольствия и снижение качества продуктов обусловлены природными катаклизмами, которые наблюдаются всё чаще. Потепление климата, повышение уровня мирового океана, тайфуны, экстремальные муссонные дожди, как следствие — наводнения и оползни, засухи и расширение площадей, подверженных им, аридиация и опустынивание — все эти и другие факторы приводят к потере площадей и снижению продуктивности сельскохозяйственных угодий. В нашей стране они есть, и имеются также неиспользованные резервы пашни и сельскохозяйственных угодий. В этом состоит принципиальное отличие России от иных государств мира.

* * *

Задачи по экспорту продукции

Задачи перед отечественным АПК поставлены масштабные — к 2024 году экспорт продукции отрасли должен достичь 45 млрд долларов в стоимостном выражении. На ВТО приходится около 98% мировой торговли. Снижен прогноз ее роста по итогам 2018 года до 3,9% из-за негативного влияния санкций и ограничений. Напряженность и протекционизм нарастают, есть риск их эскалации в дальнейшем, что негативно повлияет на мировую экономику и торговлю в целом. Можно ли в таких условиях планировать устойчивый рост экспорта в ближайшей и среднесрочной перспективе? Хорошо, что помимо Египта, Турции и Казахстана, в состав крупнейших импортеров отечественной сельскохозяйственной продукции вошел соседний Китай с его обширным рынком.

В феврале 2018 года минсельхоз США по результатам анализа прошлых лет сделал прогноз о достижении Россией к 2027 году показателей по валовому среднегодовому сбору зерна в 120 млн тонн, а экспортных — в 50 млн тонн. Это угрожает национальным интересам США на глобальных рынках.

Но есть и другая сторона. Объем ввоза сельскохозяйственных товаров и сырья в Россию в 2014 году составлял почти $40,0 млрд, в 2015 — $26,6 млрд, в 2016 — снизился до $25,0 млрд. Выше говорилось о прошедшей в этот период двукратной девальвации рубля, запрете импорта продовольствия из ряда стран и существенном повышении внутренних цен. По итогам 2017 года импорт снова увеличился до $28,8 млрд, а в 2018 г. оценивается величиной порядка $29,0−30,0 млрд. Ежегодный баланс пока всё же не в сторону России.

Стоит отметить, что экспортируя в основном продукцию с низкой добавленной стоимостью (зерно), не прошедшую передел, страна имеет далеко не оптимальное соотношение общей совокупной массы вывозимых товаров и полученной при экспорте выручки. Остаются значительными транспортно-логистические издержки. Импорт имеет данный показатель гораздо меньше: завозится дорогая переработанная продукция с высокой добавленной стоимостью (например, мясо и мясопродукты, молочные продукты и т.д.). Поиск соответствующих товарных ниш и новых сегментов для переработанной продукции российского АПК рынка остается актуальной задачей.

В сезоне 2017−2018 годов железнодорожным транспортом перевезено до 30 млн тонн зерна, по сравнению предыдущими годами среднегодовой объем поставок с учетом внутреннего потребления составлял 21−22 млн тонн. Через порты прошли в сумме 50,6 млн тонн, годом ранее — всего 32,7 млн тонн. На сегодняшний день общая мощность зерновых портовых терминалов составляет 55 млн тонн, а десять лет назад была 16 млн тонн. В течение следующих пяти лет вступят в работу ещё мощности порядка 30 млн тонн за счет проектов, реализуемых в Южном, Северо-Западном и Дальневосточном ФО. Остаются проблемы с модернизацией портовой сферы, систем хранения и перевозки зерна, обновлением специализированного речного флота.

Нужна работа по продвижению российских брендов, устранению торговых барьеров, рекламе товаров и т.д. На всё это требуются государственные бюджетные субсидии и большой объем инвестиций.

* * *

Драйверы роста и вызовы времени

Недавние, казавшиеся фундаментальными, драйверы роста АПК себя исчерпали. Для нового ускорения («прорыва») остаются два основных фактора — рациональное использование природных ресурсов и рост производительности труда. Алгоритмы достижения желаемого эффекта известны и понятны.

Для этого предварительно необходимо:

1) иметь обновленное природное сельскохозяйственное районирование регионов с учетом изменений состояния компонентов окружающей среды и климата;

2) оценить и прогнозировать потребность и экономическую эффективность производства в них различных видов сельскохозяйственной продукции;

3) определить её потребителей (внутренних и внешних) с учетом состояния мирового рынка;

4) учесть наличие предприятий по переработке и мощностей по хранению;

5) проанализировать возможности транспортной инфраструктуры и оптимизировать логистические решения, скорее всего, придется инвестировать и проектировать расширение транспортных коридоров и перевалочных центров;

6) предложить набор зональных современных агротехнологий и техники для их реализации;

7) сделать всё это финансово доступным представителям различных форм многоукладного российского сельского хозяйства;

8) обеспечить государственную поддержку и инвестиционную привлекательность АПК;

9) иметь трудовые ресурсы и соответствующее кадровое обеспечение экономической деятельности.

В итоге требуется получить конкурентную по себестоимости и цене, потребительским свойствам, качеству, затратам на переработку, хранение, транспортировку и перевалку сельскохозяйственную продукцию, что обеспечит полностью продовольственную безопасность страны, откроет возможности расширения экспорта готовых товаров и сырья.

Несмотря на специфику момента, Россия сегодня интегрирована в мировой рынок продовольствия и сельскохозяйственного сырья. Для выстраивания адекватной бизнес-стратегии в условиях открытых рынков объективный и скрупулезный анализ конкурентоспособности имеет основополагающее принципиальное значение.

Помимо корректировки и продления действия Государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия до 2025 года, нужен национальный проект по развитию АПК России. Только в его рамках (а не в рамках Национальной программы развития сельских территорий) могут быть решены поставленные задачи, включая меры государственной поддержки и совершенствования социальной сферы сельских территорий.

Отчетливо понимаем, что только увеличение объемов государственных вложений в сельское хозяйство и изменения денежно-кредитной политики при сохранении её нынешней структуры не компенсирует ограничений частной инициативы и не гарантирует требуемых темпов роста. Необходимы структурные реформы, позволяющие перейти к новой модели развития при неблагоприятных внешних условиях и высоких рисках.

Для «нового прорыва» необходимы в первую очередь трудовые ресурсы должного объема и квалификации. В быстро меняющейся цифровой экономике — это преимущественно молодые образованные работники. Принципиально возрастет роль и значение человеческого капитала. Очевидно, что именно кадры и социальные аспекты жизни на селе в ближайшее время станут главным лимитирующим (или стимулирующим) условием развития АПК страны.

Читайте ранее в этом сюжете: В России могут расширить биржевую торговлю сельхозпродукцией — ФАС

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail