Корни современной русской проповеди, языческой и христианской

Чжун-Хюн Чой. Проповедь как жанр литературы Древней Руси. М.: АИРО-XXI, 2017

Андрей Мартынов, 27 ноября 2018, 23:32 — REGNUM  

Монография южнокорейского слависта Чжун-Хюн Чоя (университет Сонгюнгван, Сеул) посвящена возникновению и раннему периоду отечественной литературы. На примере жанра проповеди он показывает, с какими целями и задачами пришлось столкнуться её авторам. Ведь проповедь быстро стала не только способом распространения христианства. Одновременно она являлась жанром официального письма и его трансляции. А с течением времени проповедь также развилась в самых разных направлениях, включая не только религиозную, но и историческую, а также повседневную тематику политических и моральных вопросов. Чой справедливо отмечает, что

«в период, последовавший за Крещением Руси, языческие суеверия примешивались к христианским праздникам, к именам святых, ангелов, к обычаям, обрядам и пр. Так, праздник Купалы приблизился ко дню св. Иоанна Крестителя, праздник Коляды — Рождеству Христову. Языческий Волос соединился со св. Власием покровителем скота, Перун — с пророком Илией. Языческие суеверия, опираясь более на чувства славянина, так укоренились в его нраве, что сделали русского человека двоеверным».

В частности, в сохранившихся текстах домонгольского периода неоднократно порицалось сближение христианства и язычества в сознании паствы. В качестве примера Чой останавливается на одной из проповедей, отметим, малоизученной — «Слова о князьях». Поводом к написанию произведения послужили княжеские усобицы, раздиравшие Русь. Она начинается прославлением почитаемых на Руси святых Бориса и Глеба, явивших собой пример христианского смирения. Основной пафос произведения заключался в том, чтобы убедить современных ему князей отказаться от распрей и братоубийственных войн, приводящих к расколу Руси.

Но, как справедливо отмечает славист, одновременно «Слово» интересно с литературоведческой точки зрения. На первый взгляд, это похвала Борису и Глебу. Вместе с тем, «красной нитью» в «Слове» проходит постоянное внимание автора к знаменитому черниговскому князю Давыду Святославичу (ок. 1050−1123), герою притчи, вставленной в текст проповеди, который стремился не враждовать с другими князьями. Иными словами, происходит перенос центра тяжести с Бориса и Глеба на Давыда Святославича.

Это подчеркивается и жанровыми особенностями «Слова», проповедь «является не церемониальной похвалой для богослужения, а произведением дидактической публицистики».

Также Чой сравнивает «Слово» с более известными «словами» прошлого: «Словом о полку Игореве» и «Словом о погибели Русской земли», вводя его, тем самым, в литературный контекст минувшей эпохи, которая только на первый взгляд кажется далекой. Ведь слова Марка Алданова «пулемет заменил пищаль, вот и весь прогресс с ХVI века» относятся не только к ХVI веку.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail