6 июля 2018 года исполняется 100 лет с момента начала Ярославского восстания против советской власти. До сих пор нет однозначных оценок этого события. Одни считают восставших героями, выступившими против большевистской диктатуры, а большевиков обвиняют в артобстреле города, который привел к многочисленным разрушениям и жертвам. Другие полагают, что разрушение города спровоцировали сами восставшие, а сам заговор называют антигосударственной авантюрой. Корреспондент ИА REGNUM узнал точку зрения кандидата исторических наук, автора ряда книг и публикаций о мятеже Николая Павловича Рязанцева.

Разрушения в Ярославле в результате восстания 1918 года
Разрушения в Ярославле в результате восстания 1918 года
Wikimedia.org

: Было ли восстание народным?

Ничего народного в восстании не было. Группы офицеров стали прибывать в Ярославль в феврале 1918 года, большая часть — из Южной добровольческой армии Деникина. Есть поименные списки восставших, я их изучал. Там есть полковники, генералы, прапорщики, чаще всего — не ярославцы. Там нет, например, рабочих махорочной фабрики. Сами участники восстания, которым удалось скрыться из города, потом вспоминали, что народ их не поддержал, кроме центра. В рабочих кварталах по ним стреляли с чердаков. Поддержка центра города понятна — там жили наиболее обеспеченные люди. Так, во время выборов в центре три четверти голосовали за буржуазные партии, а в рабочих районах за Которослью большевики имели три четверти поддержки. Такой был водораздел. И такой разлом проходил тогда по всей России. Мне говорили: офицеры — тоже народ. Да, но далеко не большая его часть. Называть восстание народным нельзя, это была тщательно спланированная акция, цели которой были совсем иными, чем забота о народе.

: — Что же это за цели?

Эти цели известны, подтверждены многими документами, показаниями участников. Восстание готовилось на деньги стран Антанты, в основном Англии и Франции, с целью возвращения России в войну с Германией. Выход России из войны — это был их кошмар с 1914 года. И вот это произошло. Сейчас многие говорят, что не нужно было заключать Брестский мир, нужно было потерпеть еще немного, и мы бы победили и получили свои дивиденды. Но что получили победители? Ничего. Германия была разорена, там нечего было брать. Россия объективно не могла продолжать войну, солдаты — в основном крестьяне — не хотели воевать. Дезертировали целыми дивизиями. В Ярославле во время облав за один раз вылавливали по 500 дезертиров. Сил воевать у России не было. Восставшие хотели свергнуть советскую власть для того, чтобы возобновить войну с Германией, то есть возобновить бессмысленную гибель русских людей. Это сложно назвать заботой о русском народе.

: Восстание одновременно проходило в ряде городов, но относительный успех был достигнут только в Ярославле. Может, дело все-таки в народной поддержке?

Дело в географическом положении. Ярославль был важным пунктом железной дороги Архангельск — Москва. В Архангельске англичане и французы планировали высадить десант. По железной дороге можно было перебросить войска к Москве за 2−3 суток. Обратите внимание: во время боев за город особенное внимание уделялось железнодорожному мосту через Волгу. Но ни та, ни другая сторона не пытались его взорвать или повредить. Все хотели его использовать: белые — для наступления на Москву, красные — для наступления на Архангельск, если бы оно потребовалось.

: Почему тогда англичане и французы не поддержали восставших? Почему не пришла подмога?

Есть версия, что помогать им и не собирались. Восстание нужно было для мотивировки последующей интервенции: «русский народ восстал против большевиков и просит о помощи».

: В результате подавления восстания город был разрушен. Сейчас часто в этом обвиняют большевиков. Говорят о намеренном разрушении, мести городу и так далее. Как вы относитесь к такому мнению?

Да, мне часто приходится сталкиваться с таким мнением. Доходят до того, что будто бы специально стреляли по церквям. Если бы это было так, наверное, советская власть не стала бы восстанавливать храмы. Приехавший после мятежа в город реставратор Петр Барановский сначала пришел в ужас от увиденного, а потом написал, что все можно восстановить, и храмы даже выиграют от этого, потому что в 18−19 веках облик храмов 17-го века был существенно искажен перестройками. А стреляли по храмам, потому что на колокольнях сидели корректировщики, направлявшие стрельбу белых по позициям красных. У Перхурова тоже была артиллерия, она располагалась на Стрелке. И, конечно, на колокольнях сидели пулеметчики. В советское время говорили, что якобы это были священники — это пропаганда, я в документах такого не видел. Но то, что пулеметы были на колокольнях, — это точно.

: Зачем нужно было использовать артиллерию при подавлении восстания? Ведь можно было взять город штурмом, и не было бы таких разрушений.

Это тоже имеет свое объяснение. Попытки штурма были. Но в центре дома были превращены в крепости. В таком случае при штурме пехотой нападающие несут максимальные потери, а обороняющиеся — минимальные. Не надо забывать, что восставшие были офицерами, профессиональными военными. Кроме того, они захватили большое количество пулеметов. А кто подавлял мятеж? Это отряды из соседних городов, собранные из рабочих. Они не умели воевать. В первые дни не было даже единого командования. Попытки наступать быстро захлебнулись. И в ход пошла артиллерия. Они от отчаяния стали стрелять: раз ничего с вами не можем сделать, значит, будем из пушек долбить. Это видно даже из донесений в Москву руководителей красных. Они постоянно просили прислать им боеспособные части, обещая в этом случае быстро подавить восстание. Но таких частей не было. Конечно, была жестокость. Но эта жестокость была с обеих сторон. А страдал народ, который сидел по подвалам.

: Могли ли восставшие победить и что бы было в этом случае?

Любой историк вам скажет, что история не имеет сослагательного наклонения. И революция, и Гражданская война были закономерны.

: Сейчас в обществе практически установилась точка зрения, романтизирующая участников восстания. Раздаются предложения об установке им памятника, придании 6 июля статуса памятного дня. Как вы относитесь к этому?

Я уже перестал спорить с теми, кто основывается на газетных статьях 90-х годов. К сожалению, тогда многие переменили свою точку зрения, поменяли оценки. И сейчас эта точка зрения продолжает транслироваться. Я изучал документы, в том числе архивы ФСБ, в том числе те, которые сейчас закрыты. И мое мнение основано на фактах, подтвержденных документами. Что же касается сути этого спора, то, как говорил герой романа Даниила Гранина, человек, который для решения внутренних проблем приводит на свою землю иностранных солдат, — предатель. Это всегда так называлось, называется так и теперь. О каком патриотизме можно говорить? Это глупость. Можно тогда считать патриотами и Лжедмитрия, и Святополка Окаянного. Давайте еще и им памятник поставим.

Читайте развитие сюжета: Евгений Ермолин: Ярославское восстание предложило альтернативу