Ликвидационный зуд: в Перми очередная попытка «оптимизировать» фармакадемию

Ранее свою отрицательную позицию по этому вопросу уже высказали студенты академии, её профессорско-преподавательский состав и чиновники самого высокого уровня из администрации президента и Министерства здравоохранения России

Павел Гурьянов, 28 июня 2018, 13:41 — REGNUM  

В Перми в очередной раз пытаются ликвидировать Пермскую государственную фармацевтическую академию (ПГФА). Уникальный вуз с 80-летней историей, последний из двух оставшихся в стране самостоятельных фармацевтических вузов и один из ведущих центров фармацевтического образования, вновь пытаются превратить в заштатный факультет областного масштаба местного медицинского университета ПГМУ (ещё недавно бывшей медицинской академии).

О вероятности такого развития событий сообщает «Коммерсант-Прикамье». По данным издания, лоббистом такого решения якобы является губернатор Пермского края Максим Решетников. Впрочем, на уровне главы региона эту информацию не подтверждают.

В настоящее время вопрос вынесен на обсуждение в федеральное Министерство здравоохранения. При этом ректор ПГМУ Ирина Корюкина рассказала СМИ, что не получала никаких распоряжений от учредителя вуза — Минздрава России — и отказалась от дальнейших комментариев.

В качестве обоснования поглощения медицинским университетом пермской фармакадемии называют банальную экономию бюджетных средств за счёт сокращения административного аппарата, а также повышение качества обучения студентов-медиков. Отметим, что качество обучения студентов-провизоров, которое считается одним из лучших в стране, по-видимому, не слишком волнует инициаторов реформы. Так, источники «Коммерсанта», знакомые с ситуацией лоббирования ликвидации пермской фармакадемии, убеждены в том, что учебные планы двух вузов совпадают на 80%. Но я считаю, что это не соответствует действительности. В медицинском вузе учат, как лечить больных лекарствами, а в фармацевтическом — как эти лекарства разрабатывать, производить в промышленных условиях, изготавливать в аптеках или организовывать розничную продажу.

Настоящим инициатором поглощения пермской фармакадемии, по моему личному мнению, является руководство медицинского университета в лице его ректора, депутата Законодательного собрания Пермского края Ирины Корюкиной.

Напомним, в декабре 2014 года уже предпринималась попытка такого присоединения. Тогда источники из административно-хозяйственного персонала ПГМУ сообщили, что получили от своего руководства указание приготовиться принимать на баланс имущество пермской фармакадемии. Очевидцы также сообщали, что представители ПГМУ, уже чувствуя себя новыми хозяевами, посещали общежития фармакадемии и её корпуса, обсуждали как они распорядятся новым имуществом, кого и куда будут переселять. При этом, по имеющимся у меня сведениям, ни руководство фармацевтического вуза, ни его профессорско-преподавательский состав, ни студенты, ни одна из фармацевтических ассоциаций не были поставлены в известность о готовящемся поглощении их вуза и alma mater.

Поступающая к сотрудникам ПГФА информация имела вид невнятных слухов до того момента, пока сама ректор пермского медуниверситета на встрече со студентами не подтвердила существование плана о поглощении фармакадемии. Ирина Корюкина рассказала, что с предложением о присоединении выступил губернатор Виктор Басаргин (предшественник Максима Решетникова), а до этого с такой же просьбой обращался в Министерство здравоохранения губернатор Чиркунов (отметим, что нынешний губернатор Максим Решетников возглавлял в 2009 году администрацию Олега Чиркунова).

Корюкина тогда объяснила, почему она приветствует такое объединение и каким его видит.

«Я вам могу сказать, в чём плюсы, потому что это же понятно. Во-первых, объединённость это всегда сильнее. Это точно. Больший лучше, чем маленький. Второй момент — это объединение в структуре медицинского образования очень мощных кластеров. Очень хорошая фармакадемия: прекрасные преподаватели, отличные студенты. Вопросов нет. И у нас такие. Может ещё лучше. Но если бы эти коллективы были объединены, это же получается всё, что фармация наработала, может внедряться сразу в клинику».

Нельзя не отметить, что у ректора медицинского университета был очень, как лично мне кажется, наивный взгляд на внедрение в медицинскую практику синтезированных в лабораториях ПГФА химических соединений. Ведь непосредственному применению препаратов предшествуют длительные испытания на животных, а затем трехфазные клинические испытания на людях, которые продолжаются много лет в разных медицинских центрах по всей стране. От того, что объединятся центр исследования и разработки лекарственных средств и медуниверситет, который располагает клиниками для прохождения практики студентами, с точки зрения клинических испытаний и внедрения препаратов в практику ничего не изменится.

Однако разительные, а возможно даже катастрофические изменения должны были произойти со структурами, научными центрами и кафедрами Пермской государственной фармацевтической академии.

«С точки зрения материальной базы. А, кстати, у них 18 кафедр. 12 из них повторяют наши. Вот если бы две физики соединились. Значит, в этом случае их метр квадратный и наш объединяются. Тогда получилось бы, что кафедра становится территориально больше: это размещалось бы здесь, та разместилась бы там. Это уже нужно смотреть, кто куда переехал бы или, наоборот, остался и принял кого-то. Но кафедры становятся более мощные с точки зрения образовательных условий, с точки зрения материальной базы своей. Это же лучше. Сокращения, если была бы такая ситуация, то только административно-управленческого аппарата. Но совершенно не преподавателей, абсолютно не студентов. Наоборот, студенты получили бы диплом университета по специальности «фармация», — заявила ректор ПГМУ.

Таким образом, согласно планам руководства медицинского университета, сложившиеся за 80 лет истории пермской фармакадемии кафедры должны были быть слиты с кафедрами медуниверситета с абсолютно неясными перспективами. Кафедры перевозили бы в другие места, а на их месте оказывались бы коллеги из медуниверситета. При этом ни о каком взаимном усилении или обогащении в случае объединения кафедр говорить не приходится. Даже имеющие одинаковые названия кафедры на деле занимаются принципиально разными проблемами и разному учат своих студентов.

Так, физика в фармакадемии, упомянутая Ириной Корюкиной, — это физика инструментальных методов анализа химических веществ, в то время как физика в медицинском вузе готовит студентов к применению аппаратов физиопроцедур и диагностики заболеваний. То же самое касается и других кафедр, названия которых могут совпадать. Фармация — преимущественно инженерно-техническая специальность, в отличие от общей медицины.

В заключение ректор Пермского медицинского университета подтвердила, на мой взгляд, кулуарность принимаемого решения.

«Как только будет какое-то решение, мы вам скажем. Почему не говорили раньше? А что вас будоражить? Это же все всегда обостряются ухами всегда. Зачем? Но коли та сторона подняла вопрос, я вам на него отвечаю».

Дело в том, что за два дня до этих заявлений Корюкиной студенческое сообщество пермской фармакадемии выступило резко против инициативы по ликвидации их вуза.

Обращение в адрес министра здравоохранения Вероники Скворцовой подписали 954 студента академии. Копии документа были направлены в адрес президента Владимира Путина, губернатора Пермского края Виктора Басаргина и министра здравоохранения Пермского края Анастасии Крутень.

В своём обращении студенты подчёркивали, что выбрали для получения фармацевтического образования «именно Пермскую государственную фармацевтическую академию, как один из трёх ведущих центров фармацевтического образования в России, как вуз, имеющий более чем 75-летнюю историю, выдающиеся заслуги перед страной, уникальные научные открытия».

«Мы все выбирали вуз, специализированный на фармации, а не факультет в медицинском вузе. Поскольку специализированных вузов такой направленности в России осталось всего два (в Санкт-Петербурге и в Перми), многие студенты приехали из других не только городов, но и регионов. Поступить же на фармацевтический факультет медицинского вуза можно гораздо ближе к дому. Наш выбор был продиктован статусом академии, высоким качеством образования в ПГФА и высоким спросом на выпускников именно этого вуза при трудоустройстве в фармацевтической отрасли. По нашему глубокому убеждению, выпускник фармацевтической академии в России — это особый статус, который открывает двери в ведущие фармацевтические организации страны в приоритетном порядке», — говорилось в коллективном обращении.

Более чем на 90% студенты пермской фармакадемии — это жители самых различных регионов России, для которых Пермская государственная фармацевтическая академия представляет собой яркий бренд Пермского края, о котором знают не только в Перми, но и по всей России и за рубежом

«Такой статус академия заслужила в течение многих лет упорного труда студентов и преподавателей, что ежегодно доказывается признанием вуза эффективным, поэтому при ликвидации нашего любимого вуза одновременно подорвется престиж не только Пермского края, но и всей России».

Причём студенты были обеспокоены также и вероятным снижением качества научной деятельности, которой они занимаются в фармакадемии.

«Внимание, уделяемое научным исследованиям в целом и студенческой науке в частности, в том числе и материально-техническая база, в ПГМУ значительно ниже, чем имеется на данный момент в ПГФА. Мы, студенты, как будущие молодые ученые, крайне обеспокоены тем, что произойдет сокращение научных сотрудников, а за ним и действующих научных школ. Это повлечет за собой снижение научного потенциала и сведет на нет предыдущие достижения».

Вскоре письмо в адрес министра здравоохранения, президента и губернатора направили и преподаватели фармакадемии. Среди 142 подписавшихся сотрудников 33 доцента, 51 кандидат фармацевтических наук, 10 профессоров, докторов наук. Также подписи под документом оставили старшие преподаватели и ассистенты, старшие и младшие научные сотрудники, лаборанты и старшие лаборанты.

Профессорско-преподавательский состав академии высказался как против слияния с ПГМУ, так и против того, чтобы вопрос о ликвидации одного из трёх ведущих в стране центров фармацевтического образования принимался без скрупулёзного экспертного обсуждения с привлечением учёных, руководителей фармацевтических предприятий и представителей фармацевтических ассоциаций. Преподаватели назвали пять главных причин, по которым Пермская государственная фармацевтическая академия должна остаться самостоятельным вузом.

1. Пермская государственная фармакадемия сама по себе является крупным самодостаточным вузом. Вуз является эффективным в соответствии с государственным рейтингом эффективных вузов, в нём обучаются студенты из 60 регионов России и 16 иностранных государств, а ученые ПГФА занимаются важными для страны научными проблемами, в частности, разрабатывают инновационные лекарственные формы для производства медицинских иммунобиологических препаратов НПО Биомед «Микроген». На базе ПГФА развёрнут региональный испытательный центр Росздравнадзора по стандартизации и качеству лекарственных средств, а также краевой центр по уничтожению лекарственных средств. В случае ликвидации академии и отсутствия озвученных планов её реорганизации судьба этих достижений станет неясной.

2. Несоответствие подобного решения стратегии развития фармации в России. В условиях проводимой государством политики импортозамещения лекарственных средств с целью восстановления лекарственной независимости страна остро нуждается в квалифицированных специалистах, которые могли бы работать на новых фармпредприятиях. Академия в свою очередь получила лицензии и осуществила набор на новые специальности, связанные с производством лекарств.

3. Престиж ПГФА на рынке образовательных услуг внутри страны. Большинство абитуриентов знает о существовании ПГФА и выбирает её именно как самостоятельное учебное заведение, имеющее определенную репутацию и статус «академии». Уничтожение бренда «ПГФА» вызовет отток абитуриентов, а Пермь потеряет ещё один бренд, характеризующий его как центр науки и образования как в России, так и за рубежом.

4. Престиж Российской Федерации на международной арене. Выход на рынок образовательных услуг является достаточно трудным. Еще труднее закрепиться на этом рынке и завоевать авторитет. Пермская государственная фармацевтическая академия сделала это: ежегодно именно в Пермскую фармацевтическую академию приезжают абитуриенты из различных стран для получения образования на факультете подготовки иностранных граждан. По сравнению с ведущими вузами города Перми (в том числе и с национальными исследовательскими университетам) в ПГФА обучается самое большое количество иностранных граждан. Вуз создал организационно и методически выверенную систему подготовки специалистов для зарубежных стран. Во многих странах (в частности, Марокко, откуда приезжает значительная часть студентов) на вывеске аптеки размещается название учебного заведения, которое закончил её владелец. Это является своеобразным знаком качества полученного фармацевтического образования и рекламой, обращенной к будущим абитуриентам. Диплом ПГФА находится на высоких позициях рейтинга котируемости дипломов о фармацевтическом образовании за рубежом. Пермский государственный медицинский университет ни в каких международных рейтингах фармацевтического образования не находится. Поэтому иностранные студенты ПГФА, если вуз будет ликвидирован и присоединен к другому вузу, получат диплом, с которым просто нельзя будет работать, так как его нет в рейтингах. В результате Российская Федерация получит осложнение международных отношений в то время, когда России так остро нужны страны-союзники и когда её противники используют любой предлог для того, чтобы изолировать РФ. Таким образом, уничтожение бренда «ПГФА» на международном рынке образовательных услуг не только вызовет отток иностранных абитуриентов (учитывая, что в настоящее время одним из параметров оценки эффективности вуза является число обучающихся иностранных студентов), но и нанесет моральный и финансовый ущерб стране.

5. Печальный исторический опыт. В начале 30-х годов ХХ века уже был прецедент присоединения фармацевтического факультета университета к медицинскому институту. В результате руководство мединститута сделало всё, чтобы закрыть факультет. В итоге студентов, которых могли поддержать родители, уехали заканчивать образование в Ленинградский фармацевтический институт. Остальные студенты оказались выброшенными на улицу. Тогда страна готовилась к войне и остро нуждалась в фармацевтических кадрах, поэтому в 1937 году был открыт самостоятельный фармацевтический институт — будущая Пермская государственная фармацевтическая академия. В институте были созданы научные школы. Ему первому доверили проводить последипломное повышение квалификации провизоров, открыть факультет заочного обучения. В настоящий момент страна также остро нуждается в кадрах для фармацевтических предприятий, также оказалась, чуть ли не в предвоенной ситуации. Поэтому нецелесообразно передавать руководство фармацевтической отрасли, индустриально-технической по своей сути, специалистам другого медико-биологического профиля.

Отметим, что у фармацевтов есть свежий печальный опыт нахождения фармацевтической образовательной организации под управлением медиков. В Перми, помимо высшего фармобразования, также можно получить и среднее фармацевтическое образование в Пермском фармацевтическом училище. Оно было создано в 1923 году и должно было выполнять задачи подготовки кадров, как для аптек, так и для заводов. В 90-е годы оно выпускало по 100 и более фармацевтов год, обеспечивая потребности Пермской области, особенно сельской местности, в кадрах со средним фармацевтическим образованием. Фармучилище без какого-либо обсуждения общественности или экспертных оценок было присоединено к медицинскому институту (нынешний медуниверситет) и превращено в медико-фармацевтическое училище. И в настоящее время на специальность «Фармация» принимается всего 15 человек, что сегодня ставит под угрозу обеспечение кадрами районы сельской местности Пермского края.

Читайте также: В пермских вузах увеличено число бюджетных мест

Направили свои обращения в адрес Министерства здравоохранения по поводу слияния ПГФА и ПГМУ и самые различные фармацевтические ассоциации и промышленные предприятия.

Для того чтобы обращения возымели наибольшее действие, студенты и сотрудники ПГФА записали видеообращение в адрес президента Путина, в котором они обосновали — почему так важно сохранить пермскую фармакадемию. Текст обращения вместе с видеозаписью был направлен в адрес президента.

В начале января 2015 года сотрудники академии получили ответ на своё обращение из администрации президента, которая скрупулезно разобралась в вопросе, запросив необходимые документы и справки в Министерстве здравоохранения.

В ответе ведомства сообщалось, что фармакадемия является самостоятельным юридическим лицом, по итогам мониторинга эффективности деятельности образовательных организаций высшего образования, проведенного Министерством образования, она отнесена к образовательным организациям, не имеющим признаков неэффективности. При этом решение о возможной реорганизации академии может быть принято только при наличии положительного заключения комиссии по оценке последствий принятия решения о реорганизации или ликвидации федеральной государственной образовательной организации. Кроме этого, Минздрав указал на то, что для реорганизации необходимо также наличие положительного заключения комиссии по оценке последствии принятия решения о реконструкции, модернизации, об изменении назначения или о ликвидации объекта социальной инфраструктуры для детей, являющегося федеральной государственной собственностью. Никаких таких заключений и комиссий, конечно же, не существовало.

После этого письма довольно громкая информационная кампания о якобы неизбежном присоединении фармацевтической академии очень быстро сошла на нет, а вуз продолжил свою работу в качестве независимой организации. В 2016 году он отпраздновал свой 80-летний юбилей. Поздравить фармакадемию решили представители руководства города и края. Многие из них отмечали, что они также выступали за независимость академии и даже лично отстаивали эту позицию в верхах.

Таким образом, вопрос о присоединении фармакадемии к медицинскому университету ранее уже рассматривался. Свою отрицательную позицию по этому вопросу уже высказали студенты академии, её профессорско-преподавательский состав, и, наконец, чиновники самого высокого уровня из администрации президента и Министерства здравоохранения России. Возможно, через четыре года после тех событий и в силу определённой ротации во власти некоторые чиновники начинают забывать о том, что некоторые вопросы уже были решены их предшественниками, и эти решения получили должные обоснования.

Читайте ранее в этом сюжете: Пермская фармацевтическая академия борется за сохранение вуза

Читайте развитие сюжета: Студенты ПГФА обратились к главе Пермского края с просьбой сохранить вуз

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail