Русские генералы, выходцы с Балкан, в Отечественной войне 1812 года

Сербия в России

Виктор Безотосный, 14 июня 2018, 11:25 — REGNUM  

Из 531 генерала российской императорской армии, воевавшего с наполеоновскими войсками в 1812—1814 гг., можно выделить отдельную группу выходцев с Балкан, представленную в основном их потомками. Всего их оказалось десять человек. Хотя в этом регионе проживало несколько славянских народов, но в России их всех именовали сербами. Но это было условное обозначение представителей всех народов этого региона. Не будем лишний раз описывать боевой путь и доблестную службу этих генералов. Это уже сделано, особенно в последнее время российскими исследователями, и их биографии нашли достойное место в справочной литературе. Попробуем остановиться на том, каким образом оказалось зафиксировано в документах сербское происхождение генералов и особенности их попадания на российскую службу.

У многих предки в разное время переселились в Россию, и они являли собой уже третье и даже четвертое поколение, проживавшее в стране, ставшей приютом для православных славян. Например, возьмем самого известного из «сербов», героя войны 1812 года — генерала от инфантерии М. А. Милорадовича, командовавшего арьергардом (авангардом) армии и заслужившего в войсках негласный титул русского «Баярда». Собственно его прадед относился к первой волне сербских переселенцев, и он же являлся основателем российской ветви этого рода. Это выходец из Герцоговины Михаил Ильич Милорадович (умер в 1726 г.), полковник Гадячского полка (с 1715 г.). Его сын Степан Михайлович Милорадович родился в Сербии в 1699 г., переехал вместе с отцом на Украину в 1711 г., от брака с Марией Михайловной Гамалей имел шесть сыновей и одну дочь, а женой отца нашего героя генерал-поручика Андрея Степановича Милорадовича в свою очередь была Мария Андреевна Горленко. То есть, и дед, и отец женились на представительницах украинской казачьей элиты. Поскольку тогда не было украинской государственности, а дворянство имело имперскую ориентацию, то доминирующим в обществе был русский язык. Совместное с окружающими вероисповедание, языковая родственность и межнациональные браки значительно ускоряли процесс ассимиляции не с украинской старшиной, а с российским дворянством. Это было характерно тогда и для украинской элиты, и для других выходцев из Сербии.

В данном случае показателен пример с Г. П. Веселитским, который, как считается в литературе, являлся потомком выходцев из Далмации, а в графе о происхождении у него значится: «из дворян». Тем более что с юности он воспитывался в Артиллерийском и инженерном кадетском корпусе, то есть полностью находился в русскоязычной среде. Он получил хорошее образование и в 1812 г., будучи еще полковником, был назначен командующим артиллерией 3-й Западной армии, хотя на эту вакансию имелось несколько претендентов из артиллерийских генералов.

Необходимо отметить, что вторая очень большая волна переселения сербов в Российскую империю последовала в середине ХVIII столетия. Документы свидетельствуют о большой миграции народов православного вероисповедания с Балкан, попавших под духовное и физическое иго турков, сначала в Австрию и Венгрию. Первоначально их хорошо принимали, поскольку они были ярыми противниками Османской империи. Они уходили за Дунай, спасаясь от насильственного обращения в мусульман и «отуречивания». Но и там правовое положение сербского населения было весьма тяжелым, а кроме того, имели место религиозные притеснения (запрещение строить церкви, стремление перевести сербов из православной веры в униатскую) со стороны католического духовенства. Поэтому взоры сербов обращались к России, в которой со времени Петра I они видели свою защитницу и покровительницу в борьбе с турецким господством на Балканах.

В 1751 г. к российскому послу в Австрии, обер-гофмейстеру, графу М. П. Бестужеву-Рюмину обратился полковник австрийской службы, серб по происхождению Иван Хорват фон Куртич, который просил принять его в подданство России «…во избежание тяжкого принуждения покорить себя папскому престолу с переменою греческого исповедания на католическое». Эту просьбу удовлетворили, после чего последовало переселение сербов в район Украины (современная Кировоградская область), получивший название Новой Сербии.

Вслед за этим на Украину в 1752 г. прибыли со своими людьми полковник Иван Шевич и подполковник Райко (Родион Степанович) Прерадович (серб. Прерадовић, родоначальник российской фамилии Депрерадовичей), получивших разрешение поселить сербов — выходцев из Австрийской империи. Они тогда командовали двумя гусарскими полками, составленными в основном из сербов.

Первоначально и Шевич, и Прерадович находились на австрийской службе, в составе сербской милиции (Srpska milicija) на Военной границе (Vojna krajina). Но затем, вследствие усиления происков националистов в Австрии и Венгрии, начавших притеснять сербов, они прибыли в Россию и были приведены к присяге. Территория их поселений между реками Северским Донцом, Бахмутом и Луганью получила с тех пор название Славяносербии (ныне — в основном часть территории Луганской Народной Республики и Донецкой Народной Республики). Донецкие степи к середине XVIII столетия были малозаселенной территорией и фактически являлись южной границей с Крымским ханством.

Внуки этих двух полковых командиров (получивших в России генеральские чины) не уронили чести своих дедов и в наполеоновскую эпоху также успешно руководили крупными кавалерийскими соединениями. Генерал-лейтенант И.сГ. Шевич («Из сербского шляхетства в вечном российском подданстве») командовал тяжелой гвардейской кавалерией и погиб в Лейпцигской битве в 1813 г. Генерал-лейтенант Н. И. Депрерадович («Из дворян славяносербского уезда Екатеринославской губернии») начальствовал кирасирской, а затем гвардейской дивизией, а в мирное время — уже корпусом.

Естественно, у большинства сербских потомков записи в формулярах свидетельствовали лишь о российском происхождении, и, скорее всего, многие, возможно, даже не знали сербского языка (Г. П. Веселитский, М. А. Милорадович, Н. И. Депрерадович, И. Г. Шевич). Впрочем, и у остальных запись о знании родного языка отсутствовала.

Любопытно увидеть, что записи о происхождении весьма схожи у двух других генералов, долгое время командовавших егерскими полками и на этом поприще получивших очень хорошую репутацию: Н. В. Вуич — «Сербского шляхетства из обер-офицерских детей»; И. С. Велизарьев — «Из сербского шляхетства Новороссийской губернии г. Миргорода». Совсем по-иному выглядит эта запись у П. И. Ивелича: «Греческого исповедания бывшаго Венецианского владения из графской фамилии г. Рязану состоит в вечном российском подданстве». Такой населенный пункт и ныне находится в Словении, следовательно, он, скорее всего, словенского происхождения. На русскую службу он был принят в 1788 г. поручиком из капитанов Венецианской республики по протекции уже служившего в России своего брата, подполковника графа М. К. Ивелича (будущий генерал-лейтенант и сенатор), посланного в Черногорию для организации восстания против турок. С отличием потом П. И. Ивелич участвовал во многих войнах, которые вела Россия в наполеоновскую эпоху, и получил в 1808 г. генерал-майорский чин и затем командовал бригадой.

Весьма необычную запись о происхождении имел барон генерал Илья Михайлович Дука: «Сербской нации из дворян, уроженец города Анкона, на российское подданство не присягал». Он родился в 1768 г. в Аахене, а в 1774 г. после смерти отца приехал в Россию к родственникам матери, в 1776 г. поступил нижним чином в российскую армию. В эпоху 1812 года он с успехом командовал сначала бригадой, а затем кирасирской дивизией.

Здесь необходимо отметить и другой аспект. Два кавалерийских лихих генерала имели запись в формуляре: «Из венгерских дворян» — Г. А. Эммануэль (первоначальная настоящая фамилия — Мануйлович) («Из венгерских дворян сербской нации») и А. А. Юрковский («Из венгерских дворян греческого исповедания»; и формально (по знанию этого языка) имели право считаться венграми, но оба исповедовали православную веру, поэтому никак не могли считаться таковыми. Правда, в среде даже образованного русского офицерства тогда было распространено ошибочное заблуждение, что венгры — «одноплеменные с россиянами» и их легко можно будет поднять на восстание против австрийцев». Если по поводу происхождения Юрковского все еще остается много вопросов, то этого нельзя сказать про биографию генерала от кавалерии Эммануэля, поскольку почти сразу после его смерти увидело свет его подробное жизнеописание. Сын обер-князя А. Мануйловича из г. Веернице в Банате, он начал служить в австрийских войсках, а в 1797 г. был принят на русскую службу поручиком в Лейб-гусарский полк. Командуя кавалерийской бригадой в 1812 г., Эммануэль заслужил генерал-майорский чин, а в 1814 г. за взятие Парижа получил чин генерал-лейтенанта. Без всякого покровительства за 30 лет честной службы в России Эммануэль достиг высокого чина генерала от кавалерии в 1828 г. По архивным сведениям, Юрковский в 17 лет был сразу определен на службу вахмистром в Венгерский гусарский полк в 1772 г. и с отличием участвовал в двух русско-турецких войнах и кампаниях 1805−1807 гг. против французов. Был произведен в 1807 г. в генерал-майоры, после чего вышел в отставку и вернулся на службу в 1812 г. и снова командовал кавалерийской бригадой.

Кроме того, два представителя «сербской нации», как записано в их формулярах, барон И. М. Дука и Г. А. Эммануель в 1812 г. еще даже не приняли российского подданства. Дука имел несколько необычный для славян титул барона (видимо, отец получил этот титул за службу в Священной Римской империи германской нации). Эммануэль, перешедший из австрийской службы в русскую в 1797 г., «дал реверс никогда не воевать против Австрии». В кампании 1809 г. против Австрии он был вынужден, чтобы не нарушать данного обязательства, подать рапорт на этот счет с ходатайством «не поднимать оружия против… прежних товарищей на ратном поле». Высшее командование сочло возможным удовлетворить его просьбу.

Помимо чинов титулы в наполеоновскую эпоху имели только И. М. Дука и П. И. Ивелич, и М. А. Милорадович получил таковой в 1813 г. Необходимо отметить, что в формулярах встречаются и видоизмененные на сербский лад фамилии. Например, отцом генерала Ф. И. Древича («Из дворян Витебской губернии») был генерал-майор И. Г. фон Древиц, перешедший в 1759 г. в русскую армию из прусской и получивший за службу имение в Витебской губернии. Поскольку он долгое время командовал Сербским гусарским полком, то и его немецкая фамилия оказалась переиначенной на югославянский лад. И таковую сербскую фамилию в России носил его сын.

Также стоит упомянуть, что все без исключения десять генералов были награждены орденом Святого Георгия, высшей воинской наградой Российской империи: М. А. Милорадович имел 2-й класс, 6 человек — 3-й класс, а И. С. Велизарьев и П. И. Ивелич были награждены 4-м классом этого ордена. Из многочисленных дворян югославских народов, еще с начала ХVIII в. с оружием в руках служивших России, десять фамилий генералов представляли лишь самую вершину айсберга или представительства «сербского шляхетства» в российской императорской армии.

Гордость за их воинскую славу по праву нужно разделить между Россией и Сербией, а эта статья дань их памяти.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail