Челюскин: суровый романтик, ставший точкой на карте

20 мая 1742 года штурман отряда лейтенанта Прончищева Семён Челюскин достиг самой северной оконечности Евразии и России — мыса, названного впоследствии в его честь

Анна Горохова, 20 мая 2018, 19:53 — REGNUM  

«Погода пасмурная, снег и туман. Приехали к мысу. Сей мыс каменной, приярой, высоты средней, около оного льды гладкие и торосов нет. Здесь именован мною оный мыс: Восточный Северный. Поставил маяк — одно бревно, которое вез с собою». Оставляя в своем путевом журнале короткую запись, штурман Семён Челюскин не знал, что она станет главным доказательством его открытия. Как не знал и того, что стал первым человеком в самой северной точке евразийского материка.

Северный штурман

О дате и месте рождения Семёна Ивановича Челюскина ученые спорят до сих пор. История его началась с прибытия в Москву на смотр дворянских недорослей в 1714 году, после чего он стал учеником Школы математических и навигацких наук. После окончания прилежной учебы в 1720-е годы Семён Челюскин служил на кораблях Балтийского флота, практиковался в описании прибрежных участков Финского залива в должности «навигатора». Звание штурмана было дано Челюскину в 1733 году, уже после назначения в Великую Северную экспедицию Витуса Беринга.

2-я Камчатская (Великая Северная) экспедиция 1733−1743 годов внесла большой вклад в изучение севера и востока Азии. Исследователи под общим руководством Витуса Беринга и Алексея Чирикова изучали не только географию неизвестной Сибири, но и уделяли внимание ботаническим, историческим и картографическим ее особенностям.

Челюскин попал в отряд лейтенанта Василия Прончищева, возглавившего часть экспедиции по исследованию северных берегов от Лены до Енисея. За время их совместной работы на судне «Якутск» на карте появилась дельта Лены и территории до устья Анабара.

В 1736 году Прончищев и его жена Татьяна (первая женщина-участница экспедиции в Арктику) скончались от цинги. Новым командиром отряда стал лейтенант Харитон Лаптев, и работа по описи берегов Таймыра продолжилась.

Пробиваться сквозь льды полярных рек морские офицеры уставали: походам часто мешали погодные условия, ряды исследователей косили болезни. 24 августа 1740 года «Якутск» получил серьезную пробоину во льдах, и Челюскину вместе с командой пришлось идти пешком через торосы 700 верст до прежнего зимовья. Добрались к концу октября, потеряв в пути четверых.

Но исследования не прекращались. Когда в 1741 году неизведанной осталась только северная часть Таймырского полуострова, штурману Челюскину доверили самую тяжелую работу: добраться до Восточно-Северного мыса.

Неприметное открытие

Путешествие к мысу началось 5 декабря 1741 года, Челюскину нужно было пересечь Таймыр с юго-запада на северо-восток. В сопровождении подвозчиков на оленьих упряжках, ориентируясь по звездам и компасу, 15 февраля 1742 года исследователь прибыл в Попигайское зимовье, а в конце марта отправился вдоль побережья на северо-запад.

Описание северных берегов Таймыра шло медленно, но верно. Каждый день Семён Челюскин и помощники перемещались дальше, устанавливали бревна на новом месте, измеряли расстояние. Челюскин вел путевой журнал, куда записывал все показатели и характеристики территории. На страницах встречались краткие упоминания о суровой погоде, о крайнем изнурении собак в упряжках — и ни слова о личном, об усталости или болезни. Единственная копия документа сегодня хранится в архиве Военно-морского флота в Санкт-Петербурге.

В преддверии встречи с крайней точкой материка Челюскина застала «поземная метель великая, что ничего не видно». Палатка из оленьих шкур плохо защищала от пятидесятиградусного мороза. Но через сутки, когда пурга поутихла, штурман двинулся дальше и вскоре достиг мыса.

Место, конечно, не производило никакого впечатления. Челюскин написал в своих заметках о низком и песчаном береге с «небольшим выгибом», провел в изучении территории около часа и повернул на юго-запад. В долгом обратном пути его с провизией встречали посланцы начальника отряда Харитона Лаптева.

Последняя запись в дневнике Челюскина сделана 20 июля 1742 года: «Погода пасмурная, великий дождь. Сего числа пополудни в третьем часу прибыл я в город Мангазейск и явился в команду лейтенанта Харитона Лаптева». На этом участие Семёна Челюскина в Великой Северной экспедиции было завершено.

Осенью 1742 года Челюскин вернулся в Петербург, где был произведен в мичманы и возобновил службу на Балтийском флоте в разных должностях. Место, где в 1764 году был похоронен Семён Челюскин, точно не установлено. Так, волею истории, человек, неизвестно откуда пришедший и неизвестно где погребенный, нашел свою славу и свое вечное место — в крайней точке Евразии.

… Ровно через столетие, в 1842 году, по поручению Петербургской Академии наук в экспедицию в Северную и Восточную Сибирь отправился Александр Миддендорф. Используя работы Челюскина и Лаптева, академик составил карту Таймыра и первым после первооткрывателей побывал на Восточно-Северном мысе.

«Челюскин, бесспорно, венец наших моряков, действовавших в том крае, — писал Миддендорф. — Вместо того, чтобы изнуриться пребыванием на глубоком Севере, как изнурялись все другие, он в 1742 году ознаменовал полноту своих деятельных сил достижением самого трудного, на что до сих пор напрасно делались все попытки».

После своей экспедиции Александр Миддендорф предложил Русскому географическому обществу переименовать мыс Восточно-Северный в мыс Челюскина. В 1878 году новое название было признано путем внесения в международные карты, а в 1919 году наука смогла доказать, что мыс Челюскина является северной оконечностью Евразии.

Наукой забытое место

В 1932 году экспедиция Арктического Института соорудила на мысе полярную станцию. Вторую зимовку возглавил известный исследователь Арктики Иван Папанин, превратив станцию в крупную научную базу. Место, от которого до Северного полюса около 1360 км, привлекало советских ученых. В 70-е население мыса насчитывало около сотни человек, у которых был свой уникальный праздник — 19 февраля, когда солнце впервые за четыре месяца полярной ночи ненадолго появлялось в небе.

На закате советского времени место практически опустело, как и многие другие полярные станции развалившейся страны. Сегодня станция на мысе Челюскина — это 8−10 человек на одной зимовке, заброшенные здания и научные павильоны. И самый северный аэродром континентальной Евразии, от которого осталась только вертолётная площадка. Ждет ли станцию возрождение, после того как страна вновь проявила к Арктике интерес? Пока этот вопрос остается открытым.

Добраться до мыса Челюскина — по-прежнему испытание. Первая высадка военных Северного флота на мыс Челюскин произошла только в 2017 году. Покорить северный мыс иногда осмеливаются путешественники. Крайняя северная точка продолжает манить романтиков — и носит имя главного из них.

Читайте ранее в этом сюжете: Русская Арктика — Русская Америка: брошенная Великая экспедиция

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail