Оптимизм в отношениях ФАНО и РАН разделяют не все

Академик Сергей Стишов: «Сейчас мы, как какая-то кустарная мастерская, подчиняемся все этим установлениям. У нас же нормочасы есть! Вот на статью столько-то. Это же полный идиотизм! Думаю, что ребята из ФАНО тоже это понимают. Но все играют в эту идиотскую игру»

Елена Ковачич, 29 декабря 2017, 15:47 — REGNUM  

Позитивные изменения в отношениях Федерального агентства научных организаций (ФАНО) и Российской академии наук (РАН), о котором ИА REGNUM сообщил глава РАН Александр Сергеев на итоговой пресс-конференции в Москве, не очевидны для многих академиков. Об этом свидетельствует Открытое письмо президенту Владимиру Путину, которое подписали 400 ученых, в числе которых не только академики и членкоры, но также профессора РАН и доктора наук. Управление наукой в этом письме названо «громоздкой и неработающей системой». Институты, переданные под управление ФАНО, требуют вернуть РАН. А статус Академии наук срочно изменить. В противном случае наука погибнет, а вместе с ней и Россия.

Как показало совместное заседание ФАНО и РАН 27 декабря, ученые недовольны тем, как ФАНО ранжирует институты. Все находящиеся в ведении Агентства научные организации были поделены на три группы по итогам оценки результативности их научной деятельности. Учитывалось, в частности, число публикаций, возраст сотрудников и другие показатели. Результат: четверть институтов — лидеры, столько же оказались на третьем месте, а 46% — это так называемые «стабильные институты», достаточно сильные. Тем не менее многих результаты не удовлетворили.

«Сегодня обсуждали вопрос «первое-второе-третье место»,заявил ИА REGNUM академик Геннадий Месяц. — В качестве аргумента брали 2013—2014 годы. Но с тех пор всё изменилось. Говорю, а почему не сделали оценку по 2016 году? Ответ: не успели. Итоги 2013—2015 годов подводят в 2017 году! Надо понимать, в каком состоянии сегодня, какой расклад. Это в принципе бессмысленно».

Более подробно рассказал о ситуации в науке и институтах научный руководитель Института физики высоких давлений, академик Сергей Стишов. В интервью ИА REGNUM он заявил, что ФАНО задумывалось как организация, которая должна облегчить жизнь ученым, а на деле — затрудняет ее.

ФАНО — организация, которая создана по одной простой причине: чтобы облегчить нам жизнь. А оказалось, что создана для того, чтобы затруднить нам жизнь. Но самое главное, что эта структура управляется людьми, которые глобально не понимают сущности научной работы. И вообще творческой работы. Невозможно сказать художнику, что он должен каждый месяц выдавать по картине. Если это сказать художнику, то он будет не художник, а ремесленник. А ученому сказать, что ты должен запланировать на год вперед, сколько ты статей сможешь выдать? Более того, нам обещали в следующем году увеличить зарплату ученым в полтора раза при условии, что он в полтора раза напишет больше статей. Даже мои токари, работая изо всех сил, не могли сделать больше, чем могут за определенный промежуток времени, чтоб это было хорошо сделано. Что означает «увеличить количество статей»? Что ученые делают? Они начинают дробить статьи, публиковать в разных изданиях, печатать какие-то тезисы, никому не нужные. Мы включаемся в глобальную сеть очковтирательства. Формально мы можем увеличить количество статей, но по сути ничего нет.

Президент РАН говорил на днях, что архитектура отношений ФАНО-РАН меняется в лучшую сторону: ФАНО будет заниматься административно-хозяйственными вопросами, а РАН собственно наукой. Что думаете об этом?

Пока этого не произошло. ФАНО действует по-своему. Они знают, что главное — это бумагооборот. Столько-то бумаг, и тогда всё в порядке. А что с меня взять? Я всю жизнь работаю по 12 часов в сутки и не считаю, что это большая нагрузка. Я получаю удовольствие от этого. Такова объективная реальность.

Вы в числе тех четырехсот человек, ученых, кто обратился с открытым письмом к президенту страны. Почему решили подписать письмо и обратиться к президенту?

Это элементарная вещь: президент — последняя инстанция. Мы же в свое время обращались к нему. Был создан Клуб 1 июля, когда все это началось. Мы обращались, чтобы отменить все это безобразие.

Хорошо, но прочитав это письмо, непонятно, чего же всё-таки хотят ученые? Ликвидировать ФАНО? Или что?

Нет, пусть остается. Но было же Управделами РАН. Пусть оно (ФАНО) управделами и остается. Но оно регулирует нашу жизнь: вот столько-то статей надо и т.д. Они должны заниматься нашими земельными участками, делать ремонт.

А как в вашем институте обстоят дела?

У нас был зампредседателя ФАНО. Я провел его по лаборатории и показал приборы, которые были в свое время куплены. Был такой Академинторг, где за валюту могли получать крупные приборы по полмиллиона, миллион долларов. Это было, сейчас этого нет. Сейчас все средства, которые есть, дай бог, чтобы они шли на зарплату. Новых приборов мы покупать не можем. Раньше была программа президиума, давали какие-то деньги, половину из которых мы тратили на оборудование и приборы. Сейчас денег стало так мало, что ничего хорошего на них купить нельзя. Академинторг исчез. А они как-то умели прямо из Минфина получать валюту, чтобы покупать приборы.

[[[flag-regnum]]] Что вы думаете по поводу изменения юридического статуса Академии? Академия должна быть если не ФГБУ, то чем?

Должен быть особый статус. В свое время академик Петр Капица добился совершенно уникального положения: финансирование Академии наук было одно, а отдельной строкой — финансирование института Капицы. Поэтому у него был карт-бланш. Он Ландау назначал 10 тыс. И брал одного дворника, так как больше ему было не надо. У него были такие возможности.

Сейчас мы, как какая-то кустарная мастерская, подчиняемся все этим установлениям. У нас же нормочасы есть! Вот на статью столько-то. Это же полный идиотизм! Думаю, что ребята из ФАНО тоже это понимают. Но все играют в эту идиотскую игру.

Несмотря на то, что академик в числе других ученых подписал открытое письмо главе государства, он не слишком надеется на успех. Впрочем, в руководстве РАН оптимизма больше.

«Хорошо, что люди могут обращаться к президенту Российской Федерации», — отметил заместитель президента РАН член-корреспондент РАН Владимир Иванов.

Он добавил, что «насчет статуса Академии разговор идет давно, и в этом направлении работа ведется».

Вполне вероятно, что для РАН необходимо найти особую, «новую организационно-правовую форму». По словам замглавы РАН, это может быть форма, аналогичная той, что была прописана в Законе о науке 1996 года, где РАН была выделена в отдельную организационно-правовую форму.

Читайте ранее в этом сюжете: Реформа РАН: ученые попросили Путина спасти умирающую науку

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail