Одним из основных итогов трех месяцев работы на посту главы РАН Александр Сергеев назвал позитивный сдвиг в отношениях Академии наук с Федеральным агентством научных организаций (ФАНО).

Президент РАН академик Александр Сергеев
Президент РАН академик Александр Сергеев

Самый главный момент, о котором принципиально договорились, рассказал в интервью ИА REGNUM академик Сергеев, — это вопрос о том, «каким образом мы будем выстраивать формулировку государственного задания для академических институтов».

Сергеев: Пусть деньги небольшие, но они растут: в следующем году институтам будет выделено средств на 20% больше. У нас значительная часть средств, которая идет через ФАНО институтам, — это средства, которые по существу экстраполируются из предыдущих занятий институтов. Институт занимался несколько лет данной задачей и сам продолжает по инерции этим заниматься: поисследуем еще, опубликуем еще одну статью или сделаем еще один патент. Регламент взаимодействия такой, что РАН получает некие отчеты, эти отчеты нужно как можно быстрее согласовать, потому что в противном случае институты не получат финансирования. Таким образом, Академия наук перестала играть роль постановщика задач, то есть определять, чем надо заниматься. ФАНО абсолютно это понимает. Они говорят, что мы должны вести административно-хозяйственную работу, но так сложилось, что мы никак не можем договориться относительно этого правильного регламента. Мы договорились, что с будущего года регламент будет совсем другой.

— Какой?

— В первой половине года РАН за счет своих Научных советов, которые будут переформатированы и обновлены, — это будут Советы при Академии наук, мы не хотим их называть академическими, так как там будут привлекаться люди из университетов, госкорпораций — так вот, Академия актуализирует программу исследований, сформулирует, чем надо заниматься институтам. А институты во второй половине года разбирают, чем они будут заниматься. Тогда Академия берет на себя роль не просто «посмотрите, что получилось», а роль прогнозирования задачи. Мы переворачиваем пирамиду и ставим ее на основание.

Руководитель ФАНО с этим согласен?

— Да, конечно. Мы с Михаилом Михайловичем (Котюковым) вместе это продумывали. Сейчас этот регламент разрабатывается. Это наша совместная задумка с ФАНО. Мы ее сейчас в технические рамки вставляем. Допустим, такой вопрос: если наши Научные советы видят, что какая-то тема устарела, ею не надо заниматься, как быть с выделяемыми средствами? Мы их переправляем другому институту или оставляем этому, но говорим, пустите деньги на другую тему? Но это частности, а принципиальная договоренность с ФАНО есть. Это хорошо для РАН. Так как она находится в несколько «обиженном состоянии». Есть просто моменты недоговоренности.

Если вывести формулу сдвига отношений с ФАНО, как бы Вы ее сформулировали?

— Формула отношений с ФАНО сдвинулась в таком направлении, что мы должны работать вместе не посредством мирного сосуществования, как было раньше. Оно основывалось на принципе «двух ключей». Это охранный принцип: «не лезьте в мое». А мы хотим взаимодействия в рамках конструктивного сосуществования. Каждый действительно должен заниматься тем, чем он должен заниматься. ФАНО — административно-хозяйственной работой, Академия — научно-организационной работой. Это всеми признается.

То есть разногласий больше нет?

— У нас совершенно нормальные отношения. У нас есть разные взгляды по некоторым вопросам, например, по вопросам собственности, в том числе академической собственности. Потому что есть претензии к РАН, что мы плохо умеем следить за своей собственностью и т.д. Но я думаю, что все эти проблемы мы решим. Я являюсь сторонником сохранения… Эта архитектура РАН — ФАНО не выработала пока весь свой потенциал. Первый этап реформирования закончился, сейчас новый этап, но я считаю, что на этом этапе мы должны работать вместе с ФАНО. Каждый должен заниматься своим делом.

Можно ли сказать, что складывается новая архитектура отношений ФАНО — РАН?

— Она перестраивается. И какие-то моменты, которые были раньше, инвертированные, мы стремимся поставить в нормальную устойчивую конфигурацию.

Глава РАН выразил надежду, что «вектор выстраивания правильных отношений ФАНО — РАН найден».

Читайте ранее в этом сюжете: Министерство образования и науки разработает единую госпрограмму по науке