Владимир Сывороткин вызывает сторонников Монреальского протокола на дуэль

Владимир Сывороткин: «Вот мой вызов: пусть придут сторонники любой иной гипотезы, и мы устроим научную дуэль: я с водородной теорией, они — со своей фреоновой или динамической. Пусть академик Г. С. Голицын сюда придет, и мы поговорим на эту тему. Пора выяснить отношения по гамбургскому счёту»

Владимир Сывороткин, 23 ноября 2017, 10:00 — REGNUM  

Доклад Владимира Сывороткина «Научная несостоятельность техногенно-фреоновой гипотезы разрушения озонового слоя» 15 сентября 2017 года в ИА REGNUM на конференции «От Монреальского протокола к Монреальскому трибуналу», посвященной итогам 30-летия Монреальского протокола.

* * *

Введение

Я сегодня не буду говорить о своей «водородной» теории разрушения озоносферы, потому что завтра мы будем отмечать юбилей Монреальского протокола. Я свой доклад посвящаю объяснению причин, почему же 30 лет существует Монреальский протокол, 20 лет назад самые опасные разрушители озона фреон-11 и фреон-12 за малым исключением выведены из оборота. То есть самый главный фактор разрушения озонового слоя атмосферы с точки зрения Монреальского протокола убран, но обязательства, которые они на себя брали, не выполнены: к 2005 году они обещали стабилизацию озоносферы, а к середине XXI века возвращение к показателям 1970-х годов. Подчеркиваю, что ошибка не в темпах изменений: допустим, к 2005 году не удалось стабилизировать ситуацию, но пусть бы к 2015 году. Ошибка в общем тренде!

Сейчас стало совершенно очевидно, что Монреальский протокол не туда смотрел и не то видел. Процесс не такой идет. Идет процесс нарастания разрушения озонового слоя. Самое сильное разрушение озонового слоя за всю историю наблюдений было в 2011 году и еще более сильное — в январе-феврале 2017 года. Вот что нам надо объяснять.

А здесь, быть может, самая большая подлость этого Монреальского протокола, кроме того ущерба, который он нам наносит в области техники, он деморализовал науку, потому что сказал, что все решено. И никто не занимается изучением истинных причин того, почему идет нарастание разрушения озонового слоя. Наука деморализована и разоружена. Подчеркиваю — этим никто не занимается.

Мы подписали Венскую конвенцию по защите озонового слоя, она действующая, все государства ее подписали. В ней первое, что мы обязаны выполнять, — это изучать причины разрушения озонового слоя; второе — влияние озонового слоя на здоровье населения; третье — влияние его на погоду и климат. Этого никто не делает. Поэтому все эти протоколы — лукавые, выполнение их избирательное.

* * *

О научной несостоятельности Монреальского протокола

Теперь о научной несостоятельности Монреальского протокола. Сначала о том, что такое техногенная фреоновая гипотеза разрушения озоносферы. Франк Роуленд и его аспирант Марио Молина — это американские исследователи, химики атмосферы, которые открыли хлорный цикл и обратили внимание на фреоны — на соединения, содержащие внутри себя, как в коробочке, хлор. Опасность в чём? В том, что фреоны, с их точки зрения, практически не разрушаются в тропосфере, и, как в капсуле, в коробочке они доставляют хлор в стратосферу, где при фотолизе, под воздействием ультрафиолетового излучения эта коробочка разваливается и активный хлор оказывается прямо в озоновом слое в стратосфере. Вот главный смысл опасений. К авторам фреоновой гипотезы никаких претензий быть не может, они совершенно верно все заметили. Правда, когда в 1985 году закричали «озоновая дыра в Антарктиде», пошел уже вариант не с фотолизом фреонов, а была придумана идея, которая получила Нобелевскую премию. Изложим ее очень кратко.

Зимний полярный вихрь окружает атмосферу Антарктиды половину года. Там становится темно и очень холодно. И из-за этого холода образуются полярные стратосферные облака, которые я много раз показывал. На кристаллах льда идут гетерогенные реакции с разложением фреонов. Выделяется хлор, который тут же вмораживается в этот лёд. Видите, уже не фотолиз, а более сложная концепция. А весной, когда у нас сентябрь в Северном полушарии, идет сильнейшее разрушение озонового слоя в Антарктиде. Свет падает, лёд тает, хлор высвобождается, пошёл хлорный цикл, образовалась дыра. А зарастает она потом, когда прекращается циркумантарктический вихрь, когда из нижних широт, с их точки зрения, приходит воздух, обогащенный озоном.

Посмотрим, какие тут сделаны ошибки.

1. Постулируется большое время жизни молекул фреонов в тропосфере. Однако немецкая лаборатория получила результат, что фреоны активно разрушаются на кварцевых частичках почвы и пыли. Поэтому никаких 150 лет фреоны жить в тропосфере не могут.

2. Фотолиз в стратосфере. Пришлось от этого отказаться, почему-то понадобились полярные стратосферные облака. Это многокилометровые толщи, это огромное количество воды. Но откуда вода в стратосфере? Стратосфера сухая. Поэтому, если в стратосфере минус 70−80 градусов случилось, а воды не будет, то и никаких стратосферных полярных облаков вы не получите. Кроме того, существует еще одно обстоятельство. Если открыть учебник метеорологии, то мы увидим, что на самом деле стратосфера над полюсами теплая. А вот если им нужен холод для обоснования этой нобелевской теории, то этот сценарий надо переносить на экватор. Самая холодная стратосфера над экватором! И то, что холод в — 70÷-80 градусов лишь иногда бывает над полюсами, является нормой для экваториальной стратосферы. Но они полезли с этим сценарием в Антарктиду, так как там дыра образовалась. Потом такой момент: хлор вмораживается в лед. Хлор — это ярко окрашенный газ, и облака должны быть желто-зеленые. Но никто не видел желто-зеленых стратосферных полярных облаков.

4. И еще одно несовпадение. Они утверждают, что дыра будет залечиваться, когда циркумантарктический вихрь разрушится, и тогда из низких широт придет воздух, который восстановит норму. Однако, Григорий Михайлович Крученицкий (руководитель отдела мониторинга озоносферы ЦАО Росгидромета — прим. Ред.) не даст соврать, его коллеги и он сам долгое время объясняли снижение озона в Северном полушарии в средних широтах тем, что в это время усиливается меридиональный перенос, и сюда затягивается Азорский антициклон. У Валентина Ивановича Бекорюкова это была основная идея, что понижение озона всегда совпадает с перемещением Азорского антициклона. Я хочу подчеркнуть нелогичность этих построений: в Северном полушарии мы объясняем образование озоновых дыр подтягиванием воздуха из низких широт, а в Южном полушарии мы объясняем залечивание озоновых дыр подтягиванием воздуха из низких широт. Я думаю, что надо авторам выбрать что-то одно из двух.

* * *

А кто проверил открытие Молины и Роуленда?

У меня возникает наивный вопрос: какая наша российская или советская лаборатория проверила экспериментально открытие Молины — Роуленда, то есть эффективность хлорного цикла. Американцы от этой химической реакции получили многомиллиардные прибыли, а мы такие же убыли. Где работы наших химиков, не знаю.

Практически весь международный комплекс научных исследований по проблеме озонового слоя и разработке альтернативных хладоносителей финансируют фирмы-монополисты, их производящие. Поэтому ни в одну из толстых книжек по проблеме озонового слоя, так называемые ассесменты, которые выходят с олимпийской периодичностью, ни одна альтернативная гипотеза по определению не попадает. Отбор там строгий.

Странно выглядят с точки зрения техногенной гипотезы нижеследующие факты.

— Модельные расчеты ТФГ основаны на точных количественных данных, так как годовой выпуск фреонов в мире известен. В рамках Монреальского протокола каждый грамм фреонов учитывается. Если расчеты резко расходятся с наблюдениями, значит, модель не работает!

— Общее для всего земного шара среднее годовое количество озона (Х) увеличилось с 294,5 Д.Е. в 1957—1964 гг. до 298,5 Д.Е. в 1965—1975 гг. К 1979 году оно еще несколько повысилось и в марте этого года достигло 307,6 Д.Е., после чего наметилось некоторое снижение.

— Странность заключается в том, что рост Х происходил на фоне повышения выпуска фреонов, а его снижение началось после сокращения их производства. Так, именно в 1979 году в США, Канаде, Швеции и Норвегии отказалась от производства и использования всех видов аэрозольных препаратов на основе фторхлоруглеродов.

Я много раз подчеркивал, что изменение химического состава атмосферы в масштабах планеты (атмосфера — это планетарная оболочка) — это не дело химиков, это не пробирка, это не лаборатория. И для изучения химических изменений в масштабах планеты существует специальная наука — геохимия. И как интересно судьба распорядилась, первооткрыватель озона — баварский химик Шёнбейн является также автором термина «геохимия».

Главная ошибка авторов техногенно-фреоновой гипотезы (ТФГ) состоит в том, что не учтен естественный поток озоноразрушающих веществ, который должны изучать геохимики, геологи, а просто химики имеют право об этом ничего не знать. Поэтому к Роуленду и Молине особых претензий нет.

* * *

Поток глубинного метана в атмосферу

В 1993 году мы указали [Сывороткин, 1993] на существенную недооценку эндогенной составляющей метанового потока в атмосферу и завышенную оценку биогенного метана. Там же были приведены наши оценки годового потока глубинного метана (4500 Тг) и 500 Тг биогенного, основанные на соотношении изотопов углерода в атмосферном метане, которые позднее [Сывороткин, 2002] были скорректированы с учетом новейших изотопных данных до 2500−3000 Тг/год.

С этими высокими оценками согласился главный исследователь водородной дегазации в России — Георгий Иванович Войтов.

* * *

Хлорный цикл не может быть геохимическим процессом

По моим оценкам, опубликованным в журнале «Природа» еще в 1993 году, естественный поток метана на 3−4 порядка превосходит поток фреонов любой природы. Но в присутствии метана реакция взаимодействия озона с хлором не пойдет.

Хлорный цикл разложения озона в присутствии метана прерывается по схеме:

CH4 + Cl = CH3 + HCl, (1) [Перов, Хргиан, 1980].

Реакция эта прямая. В ней каждая молекула метана взаимодействует с атомом хлора и выводит его из системы в виде соляной кислоты.

Поэтому как геохимик могу заверить, что хлорный цикл как процесс геохимический, то есть имеющий планетарный масштаб, идти в условиях продувки атмосферы метаном не может. Он может идти локально в случае хлорных выбросов вулканами, вот, пожалуй, и все. При этом основное разрушение озонового слоя происходит за счет водорода. А хлор будет тушить водородный цикл, так как эти два цикла антагонисты — они друг друга уничтожают.

* * *

Транспортная проблема ТФГ

ТФГ не дает убедительного ответа на вопрос, почему феномен озоновой дыры максимально проявлен в Антарктиде, в то время как 90% населения планеты живут в Северном полушарии, где в средних широтах и сконцентрированы производство и потребление фреонов. То есть сторонники ТФГ уходят от решения проблемы транспортировки фреонов из средних широт Северного полушария в высокие широты Южного, а такая проблема существует.

Их стандартный ответ на этот вопрос состоит в том, что атмосфера за год перемешивается, и концентрация веществ в ней выравнивается, усредняется. Это заблуждение, которое опровергается реальными наблюдениями. Так, существует резкий градиент в концентрации метана в Северном и Южном полушариях. Этот эффект стабилен из года в год, так как основной поток биогенного метана идет из болот умеренного пояса Северного полушария.

Апологеты ТФГ не рассматривают транспортную проблему, ведь фреоны должны попасть из средних широт Северного полушария в Антарктиду. Они говорят, что в атмосфере все одинаково перемешивается. Однако для малых газовых составляющих этот закон не работает, и там, где выпускается вещество, там его и больше. Вот я показываю метан. Видите, какая асимметрия в распределении метана в атмосфере.

Фреоны на пути из средних широт Северного полушария в Антарктиду дважды пересекают горячий пояс пустынь. Таковы законы атмосферной циркуляции. Немцы показали нам, что на кварцевых частичках фреоны разрушаются.

Львиная доля натурных наблюдений в озоносфере, на которых базируется ТФГ, выполняется на американской станции Мак-Мёрдо в Антарктиде. Станция эта расположена у подножья активнейшего вулкана планеты Эребус, но вклад вулканических газов в химические реакции, идущие в стратосфере, не учитывается. В шлейфе же вулкана Эребус прямыми измерениями в реальном масштабе времени в начале 90-х годов были обнаружены хлористый водород и диоксид серы. Найденные концентрации составили 1,1 и 0,2 на млн-1, а суточный дебит названных газов оценен в 90 и 30 тонн соответственно. Однако делается вывод, что виноваты в разрушении озонового слоя над вулканом Эребус холодильники из Северного полушария.

Мне кажется, что логика здесь явно страдает.

Самолет U-2 летел из города Пунта Аренас из Чили в направлении Южного полюса. Это такой высотный самолет-разведчик, который мы сбили с Пауэрсом в 60-е. Летел он над цепью вулканов, над Антарктическим полуостровом. Летел над действующими вулканами, измерял химический состав атмосферы. Обнаруженный хлор приписали выделениям в Северном полушарии, — логика здесь явно отсутствует. Ребята, чем бы вы ни занимались, — изучайте геологию!

* * *

В пустынях фреоны должны разрушаться

Основная масса фреонов производится в средних широтах Северного полушария. Попасть в стратосферу они могут только на экваторе, где существуют мощные восходящие токи воздуха, прорывающие тропопаузу. В этом случае геохимическим барьером на пути в стратосферу для техногенных фреонов должен стать планетарный пояс пустынь, расположенный на 30° с.ш. Общая площадь его достигает 18% от всей суши.

Здесь во время сильных бурь за 10−15 часов в воздух поднимается до 7−10 миллионов тонн пыли и песка различного минерального состава. Даже из небольших горных долин Калифорнии, полупустынь Калмыкии и Приаралья среднестатистическая пылевая буря, которая длится 3−6 часов, выносит в атмосферу от 10 000 до 50 000 тыс. тонн пыли.

— Реальная продолжительность пылевых бурь варьирует от нескольких минут до нескольких суток. За год же, например, из Аральского региона выносится до 75 млн тонн пыли, а из Сахары каждое лето от 60 до 220 млн тонн.

— Часты пыльные бури и смерчи, внутри которых происходят мощные электрические разряды.

Подчеркиваю последнее: в пыльных бурях за счет трения электризуются частички горных пород и происходят мощные электрические разряды. Игорь Михайлович Мазурин рассказывал, что для всех химических веществ это гибельно, и для фреонов в том числе — время жизни не в сутках, а в секундах будет измеряться.

* * *

ТФГ игнорирует ключевые данные по динамике озоносферы

С 1978 года летают спутники, летают 40 лет. 40 лет на 360 дней мы умножаем, получается, что у нас есть 13 тысяч озоновых карт— это только карты общего содержания озона, полученные с американских спутников.

Ещё 150 наземных станций стоят, посылают каждый день данные в Канаду в озоновый центр. Канада выдает свои карты общего содержания озона и карты с посчитанными аномалиями. Добавляем сюда еще столько же карт. И есть еще кроме приборов, которые измеряют ОСО по поглощению ультрафиолета, приборы, измеряющие ОСО по длинноволновой частоте, которую поглощает озон, — 957 нм.

Обратим внимание, что именно эту длину волны излучает сама Земля. Это особенно заметно в ночное время: Земля у нас в это время излучает тепло именно в этом частотном диапазоне. И уникальность озона состоит в том, что это единственное вещество во всей атмосфере, которое закрывает именно вот эту дырку частотную — не даёт Земле остывать. Поэтому озоновый слой — это одеяло: сверху он не пропускает короткую волну, опасную для жизни, а снизу он не выпускает инфракрасное излучение и тем самым не даёт Земле остывать.

Итак, подведём итог. Колоссальный фактический материал — десятки тысяч озоновых карт — полностью игнорируются ТФГ:

1. Спутники с озонометрической аппаратурой на борту ежедневно поставляют планетарные карты общего содержания озона (ОСО).

2. Измерения ОСО из космоса проводятся с 1978 по 1993 год со спутников Nimbus-7, Метеор-3 (1991−1994 гг.), ADEOS (1996−1997), EarthProbe (1996−2005), OMI (с 2006 г. по настоящее время) приборами ТОМС по поглощению солнечного света в ультрафиолетовом диапазоне.

3. Кроме того, мониторинг ведется приборами SBUV GOME со спутников NOAA и ERWS-2, определяющими ОСО по поглощению в инфракрасной области солнечного спектра.

4. Измерение ОСО также регулярно производится более чем на 150 наземных озонометрических станциях.

5. Наблюдения на швейцарской станции Ароза были начаты в 1926 году.

6. К настоящему времени накоплен огромный массив данных о конфигурации планетарного поля озона и его ежесуточных трансформациях, однако эти данные практически не используются

На Рис. 4 приведён пример карты общего содержания озона, а на Рис. 5. показана карта с вычисленными аномалиями ОСО.

Все карты Канадского озонового центра взяты на сайте Select Ozone Maps.

К чему я это показываю. Апологеты фреоновой концепции никогда, ну просто никогда, не пользуются этим фактическим материалом. У меня вообще иногда создается такое впечатление, что все эти спутники и приборы ради меня одного летают и работают, потому что я свой день начинаю с просмотра озоновых карт. Я геолог-съёмщик, для меня карта — конечный продукт, то есть наиболее удобный и понятный вид данных.

А вот это статистические данные, очень весомые — это «козырная карта», которую никто не побил и побить не сможет. Создана она в ЦАО под руководством Бекорюкова Валентина Ивановича, опубликована Станиславом Петровичем Перовым.

На этой картинке показано общее усредненное содержание озона в Северном полушарии в октябре за многие годы. Использованы данные всех измерений за весь период наблюдений, начиная с 1926 года на момент 1990 года. Эта самая сильная статистическая карта. И выявила она зоны минимальной концентрации озона. Посмотрите, где они находятся. Первое — это интенсивный вулканический центр — Исландия; второе — это Гавайские острова — активные современные вулканы; третье — это Красное море с интенсивным современным вулканизмом.

Эта самая сильная статистика, которую уже никто и никогда не переплюнет, показала, что чаще всего в Северном полушарии озоновый слой разрушается над центрами эндогенной вулканической активности.

Вулканизм, развитый здесь, толеитовый и щелочной, то есть эти вулканы дышат восстановительными озоноразрушающими газами, водородом в первую очередь. У этих вулканов интересные особенности: в жерлах — лавовые озера, которые не застывают, даже в условиях Антарктиды (в. Эребус), что означает, что они (озера) продуваются водородом, который, окисляясь, подогревает магму; в газовых струях этих вулканов фиксируются очень высокие отношение гелия 3 и 4. Они достигаю значений 10-5 степени, что говорит о большой глубине источника этих газов.

Вот еще карта, на которой показаны центры озоновых аномалий по данным, которыми меня Григорий Михайлович Крученицкий снабжал, — ЦАО Росгидромета выпускало такие бюллетени.

Я хочу подчеркнуть, что ни с точки зрения фреоновой концепции, ни с точки зрения динамической гипотезы

озоновая аномалия не должна иметь выраженного центра, тем более центра, привязанного к определенным координатам. Вот это надо объяснять!

Далее мы просто пролистаем примеры того, что надо объяснять, но от чего все отворачиваются. Я не понимаю, считают модели, модель такую, модель сякую. Но перед нами же десятки тысяч озоновых карт, реальный фактический материал — реальные образы озоновых аномалий.

Возьмите хотя бы одну карту и поработайте с ней плотно с той моделью или с этой, с фреоновой или какой другой, но объясните хоть одну карту. Я отвечаю за свои слова:

нобелевская гипотеза разрушения озонового слоя техногенными фреонами не может объяснить ни одной из этих десятков тысяч озоновых карт.

И вот мой вызов: пусть придут сторонники любой иной гипотезы, и мы устроим научную дуэль: я с водородной теорией, они — со своей фреоновой или динамической. Пусть академик Г. С. Голицын сюда придет, и мы поговорим на эту тему.

Реплика Григория Крученицкого: «Оставьте в покое академика Голицина — у него нет ни одной публикации по этой тематике».

Работ у него нет, зато за его широкой спиной директора Института физики атмосферы и члена Президиума Академии наук свила гнездо вся пятая колонна апологетов американской гипотезы… Правительство обращалось к вице-президенту Академии наук академику Лавёрову, что же нам делать с озоновым слоем. А Николай Павлович чисто формально был вынужден обращаться к Голицыну. Тот всегда отвечал, что американцы правы, а все доморощенные критики только позорят отечественную науку. Я знаю всю эту историю изнутри как прямой её участник.

* * *

Вот такие картинки. Я ничего не объясняю, я просто спрашиваю: вы видели такую озоновую дыру? Где этот циркум-антарктический вихрь, где вы его здесь увидели? Как дыра такой формы могла возникнуть? А синие пятна откуда взялись? Почему в Калифорнии идет синяя полоса? Это фактический материал, который вы как ученые обязаны объяснять. Но от этого все отворачиваются, как будто этого нет.

* * *

Вот полярные стратосферные облака, огромнейшие. У меня эти облака возникают при попадании водорода в стратосферу, то есть в водородной теории это естественный результат разрушения озона водородом с образованием воды. Вода на этих высотах замерзает и дает облака. А во фреоновой гипотезе облака образуются из-за холода, возникает вопрос — вода откуда там берётся?

А это серебристые облака над Санкт-Петербургом.

Это мезосферные облака, они образуются на высотах примерно 85 км. Так вот, проверкой механизма появления серебристых облаков можно считать данные озоновых американских спутников, которые показывают, что под мезосферными облаками на уровне стратосферы наблюдаются озоновые дыры, это значит, что через стратосферу прошел водород и разрушил озон.

Потом водородные выбросы поднимаются до мезосферы и там вступают с озоном в озоноразрушающие реакции с образованием воды. Из нее и формируются мезосферные (серебристые) облака. И перламутровые облака в стратосфере, и серебристые в мезосфере — результат одного процесса — водородной дегазации Земли.

* * *

Вот еще простая картинка — апрель 2012 года.

Как могла образоваться эта аномалия с точки зрения ТФГ?

Огромная озоновая дыра накрыла европейскую часть России, над Москвой дефицит озона составлял 24%. И никто этого не объясняет. Ну, попробуйте сюда какой-нибудь циркум-антарктический вихрь в нашу Среднеевропейскую равнину загнать…

А положительные аномалии общего содержания озона указывают на процесс наработки озона, что вообще никак не объясняется в ТФГ.

Оттуда слышно только одно: «Караул — фреоны разрушают озон, и скоро мы все погибнем». Ребята, ну смотрите на карту. Все, что желтое, — это положительная аномалия. Идет какой-то процесс наработки озона. Никто не знает, почему положительные аномалии бывают. Или ветром нагнало, или за счет геомагнитной активности? Процесс не изучается. И вообще игнорируется.

Вот еще карта с положительными аномалиями в США и в Западной Европе.

Посмотрите ниже — огромная положительная аномалия в Европе, избыток ОСО более 50%. Никого не интересует!

Вот посмотрите на аномально высокое содержание озона во время мартовских морозов: сверху планета как «шоколадом» намазана — никого не интересует.

Если вы обращаете внимание на процесс разрушения озоносферы, то обратите внимание и на параллельно идущий процесс нарастания ОСО.

* * *

Самое большое разрушение озонового слоя весной 2011 года было над Ледовитым океаном над заприпайными полыньями, над незамерзающими морями. Абсолютно точная корреляция. Почему это так? Никто не объясняет.

На следующем рисунке мы опять видим центр озоновой аномалии, чего по этой теории быть не должно, и он опять приурочен к сакраментальному месту — устью Лены и заприпайной полярной полынье.

* * *

А вот это как объяснить в рамках фреоновой гипотезы?

Такую форму озоновой дыры фреоновая гипотеза объяснить не может.

В течение марта 2011 года мы видим над Ледовитым океаном огромную отрицательную аномалию, но не видим никакого вихря — мы видим крест. Не может дать среднемесячное осреднение такую форму, если она образована циркумарктическим вихрем. С этим тоже надо разбираться.

На следующем слайде вытянутость озоновой аномалии глубиной до — 50% вдоль Уральского меридиана.

А вот эта поперек идет. Явная линейная форма, а метеорологической формы явно нет.

* * *

По Антарктиде теперь несколько картинок показываю. Смотрите, какая чехарда. Это сентябрь 2014 года, среднемесячная аномалия. При этом в центре Антарктиды — положительная, а вокруг пятна отрицательных аномалий. Обратите внимание на протяженность этой формы, она почти меридиональная. Конец этой структуры выходит за пределы Антарктики, она накрывает уже Новую Зеландию. Это уже субтропики, пальмы растут, особенно на Северном острове. Какие тут циркумантарктические вихри, которые якобы какую-то погоду делают. Явно, что процесс поперек фреоновой гипотезы идет.

Вытянутость! Есть тут циркумантарктический вихрь? Нет его! Есть меридиональная вытянутость и три отдельных центра у неё.

Вот это все надо изучать.

На следующем слайде посмотрим, какие бывают озоновые «вензеля». Самая глубокая часть аномалии имеет форму трилистника, которая определяется линейными рифтовыми структурами, из которых выделяется водород.

Аномалия опять вытянутая, она до Южного тропика дошла. Это сразу ломает все нобелевские теории.

* * *

Рассмотрим две последние озоновых карты. Это позавчерашняя и вчерашняя карты. Посмотрите, вытянутость страшная, и несколько центров, и положительная аномалия с отрицательной. Все это надо объяснять.

Общее простирание аномалии соответствует простираниям Восточно-Тихоокеанского и Индо-Уральского рифтов.

* * *

Выводы

1. Поддерживаю тезис «От Монреальского протокола к Монреальскому трибуналу».

2. Монреальский протокол должен быть запрещен.

3. Бесполезность Монреальского протокола для защиты озонового слоя очевидна.

4. Монреальский протокол нанес колоссальный вред экологии.

5. Монреальский протокол — диверсия против мировой химической промышленности.

6. Монреальский протокол дезориентировал и затормозил научные исследования проблемы разрушения озонового слоя атмосферы. Время уходит.

7. Водородная теория разрушения озоносферы способна объяснить феномены и озоновые карты, которые рассмотренны в докладе.

Читайте ранее в этом сюжете: Конференция по климату: как США хотят перехитрить китайцев

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail