Когда в 2014 году радикальные украинские националисты, футбольные ультрас и другие группы лиц с изначально высоким уровнем агрессии оказались охвачены жаждой уничтожения «несвидомого» населения юго-восточных регионов Украины — в этом не было ничего неожиданного. Данная категория лиц без особых усилий снимает табу на насилие в отношении «чужих» и инакомыслящих, это ее характерная черта.

Евромайдан, Киев. 19 февраля 2014
Евромайдан, Киев. 19 февраля 2014
Amakuha

Но когда во власти желания уничтожать «омоскаленных» оказались и граждане, до недавнего времени не проявлявшие никакой кровожадности — учителя, врачи, домохозяйки и школьники, — то, естественно, возник вопрос о том, откуда, из каких глубин своей психики извлекли такую кровожадность по отношению к своим согражданам и собратьям эти мирные люди. А еще возник вопрос о том, как они смогли добраться до психологических кладовых, в которых у них хранилась эта кровожадность. Могли ли они сами добраться до этих кладовых звериных инстинктов агрессии, насилия, вытесненных из нормальной человеческой психики? Или же им в этом существенным образом помогли, проведя соответствующую психологическую обработку? Кто ее проводил? Какие методы или технологии при этом задействовались?

Технологии, сходные с теми, что были применены на Украине уже в самом начале конфликта, подробно описаны во множестве пособий по ведению информационно-психологической войны. Например, в книге американских социальных психологов Эллиота Аронсона и Энтони Пратканиса «Эпоха пропаганды: Механизмы убеждения, повседневное использование и злоупотребление». Очевидно, указывают авторы, что положение «Я и моя страна порядочные, справедливые и разумные» противоречит положению «Я и моя страна нанесли ущерб невинным людям». Задача пропагандистов — не допустить, чтобы возник диссонанс. Население не должно усомниться в порядочности, справедливости и разумности действующей власти.

Как решала эту задачу украинская пропаганда?

На ранней фазе так называемой Антитеррористической операции (АТО) многие жители Западной и Центральной Украины, подвергшиеся пропагандистской обработке, отказывались признать, что на Донбассе убивают мирных жителей. А видеозаписи, подтверждающие факты убийства, называли «павильонной съемкой», «постановочными кадрами» или чем-то в этом роде. То есть пропагандисты пытались убедить подвластное Киеву население в том, что участники АТО не наносят ущерба мирным гражданам Донбасса.

Пожар в жилом доме в Шахтёрске, 3 августа 2014 года
Пожар в жилом доме в Шахтёрске, 3 августа 2014 года
icorpus

Однако в какой-то момент поток реальных доказательств того, что участники АТО творят зверства, стал настолько интенсивным, что убедительно списывать все на «павильонные съемки» было уже попросту невозможно.

«Если вред очевиден, — пишут Аронсон и Пратканис, — то нельзя уменьшить диссонанс, утверждая, что это не было сделано или не было настоящим насилием. В такой ситуации наиболее эффективный способ снижения диссонанса заключается в том, чтобы свести к минимуму человечность или преувеличить виновность жертвы ваших действий, — чтобы убедить себя, что жертвы заслуживают того, что получили».

Именно этим и занялась украинская пропаганда. В сознание населения внедрялось три основных тезиса:

1) уничтожаемые в ходе АТО жители Донбасса «заслуживают того, что получили»;

2) понятия «быть патриотом» и «поддерживать борьбу против сепаратистов в зоне АТО» — синонимы;

3) виновник всех украинских бед — Россия.

Разрушенный в ходе конфликта жилой дом в Лисичанске
Разрушенный в ходе конфликта жилой дом в Лисичанске
Ліонкінг

Для убеждения населения Украины в правомочности применения насилия в отношении жителей Донбасса непрерывно ведется масштабная работа. Особое значение в ней придается «патриотическому воспитанию» школьников.

Активные действия на этом направлении были начаты еще летом 2014 года. В августе 2014 года министерство образования и науки Украины постановило: темой первого урока 2014−2015 учебного года будет «Украина — единая страна». Такой выбор темы министерство мотивировало «общественно-политической ситуацией и событиями последних месяцев, оккупацией Российской Федерацией Крыма, вооруженными акциями российских террористов в восточных регионах Украины…» Подчеркивалось: «Важно акцентировать внимание детей на том, что Крым и Донбасс — это Украина, что люди, которые живут на этих территориях, — граждане Украины».

Сказав о том, что надо делать, необходимо сказать также, кто это будет делать. Причем подобное «кто» зачастую имеет решающее значение. По рекомендации министерства образования и науки патриотическим воспитанием школьников занялись каратели из батальонов «Азов» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), «Днепр-1», «Харьков-1» и других сходных структур.

На уроки патриотического воспитания боевики «Азова» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) приходили в черной одежде с характерной символикой — «Азов» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) использует знак «вольфсангель» (волчий крюк), который у гитлеровцев был поначалу символом Национал-социалистической немецкой рабочей партии (НСДАП), а затем элементом эмблемы 2-й танковой дивизии «Райх» и еще нескольких подразделений. Напомним, что при формировании батальона «Азов» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) его костяк составили члены неонацистской группировки «Социал-национальная ассамблея». Командир батальона Андрей Белецкий открыто заявляет, что историческая миссия украинского народа — «возглавить и повести за собой Белые Народы всего мира в последний крестовый поход за свое существование. Поход против возглавляемого семитами недочеловечества».

Донецк. Вечер-реквием по погибшим детям Донбасса
Донецк. Вечер-реквием по погибшим детям Донбасса
Andrew Butko

Администрации школ не видят в этом ничего недопустимого. «Вольфсангель»? Ну и что? Как сообщает сайт школы № 5 города Боярка Киевской области, слово в слово цитируя рекомендательное письмо минобразования, проведение таких уроков «способствует формированию у учащихся современной национальной идентичности на лучших примерах мужества и доблести, проявленных нынешними защитниками Отечества, на героике современной борьбы за независимость и целостность государства».

Уже упомянутый нами Эллиот Аронсон в другой книге («Общественное животное») пишет: «В идентификации решающим компонентом является привлекательность — обаяние личности, с которой мы себя идентифицируем. Представьте, что человек, который вам нравится, придерживается жесткой позиции по тому или иному вопросу. Поскольку вы идентифицируете себя с моделью, то, естественно, вы желаете придерживаться того же мнения, что и модель. До тех пор, пока у вас не возникнет более сильное чувство или не появится достоверная информация, противоречащая этому мнению, вы будете склоняться к тому, чтобы принять позицию модели».

Украинские пропагандисты выполняют эту рекомендацию неукоснительно, руководствуясь соответствующими методичками. Их руководители понимают, что гитлеровская свастика или «волчий крюк» кому-то придутся по душе, а кому-то нет. И что, в любом случае, эту символику и восхищение творимыми под ее сенью ужасами надо внедрять в сознание, соединяя этот ужас с тем, что не может не понравиться молодежи.

Украинская журналистка Алена Соколинская так описывает одну из встреч харьковских старшеклассников с «героями АТО»: «Уже второй месяц на встречи в школы приходят бойцы, которые служили в зоне АТО. Несколько учеников меряют каски, девушка из 10 класса надела настоящий боевой бронежилет, говорит — очень тяжелый, как можно в таком ходить, есть, спать целый день? «А еще бегать и стрелять», — уточняет 21-летний Богдан Геньбач из добровольческого батальона милиции «Харьков-1».

Давайте вместо «героев АТО» поставим в этот текст героев из СС, а вместо украинских школьников — немецких. И признаем, что некоторые вещи для любого школьника будут обладать привлекательностью, оторванной от реального содержания деятельности тех структур, которые школьнику эту привлекательность предъявляют. Школьнику всегда понравится предложение поиграть в войну, надеть бронежилет. Фактически гарантирован позитивный отклик среднего школьника на появление статного молодого воина, говорящего о чем-то героическом. А вот когда на таких простейших демонстрациях чего-то очевидно привлекательного позитивная реакция уже завоевана, можно под эту сурдинку внедрить в неподготовленное и разогретое сознание что угодно — хоть «волчий крюк», хоть необходимость массовой ликвидации представителей чужого «ужасного» мира.

Снято во время поездки по бомбоубежищам Петровского района Донецка
Снято во время поездки по бомбоубежищам Петровского района Донецка
Andrew Butko

Но сначала надо описать ужасность этого мира. Как подчеркивает Соколинская, участники АТО, дающие школьникам уроки укропатриотизма, «выступают свидетелями преступлений российских агрессоров и криминальных сограждан. Рассказывают, как брали в плен россиян, заверяют: все артиллеристы на Донбассе являются профессиональными российскими военными, потому что невозможно научиться за несколько месяцев стрелять из сложного оружия».

Симпатия неподготовленных и дезориентированных людей к тому, что необходимо пропагандистам, всегда усиливается в случае, если эти люди не пассивно внимают речам добрых военных, защитников государства, о зверствах врага, а помогают добрым военным своими, пусть и малыми, делами. Тут главное — побудить к переходу от пассивности к активности и в этом смысле создать прочную связь соучаствующего с тем, в чем он соучаствует. Если все, например, начинают вязать рукавицы для тех же эсэсовцев, которые на заснеженных полях дикой России, страдая от холода, сражаются с чудовищным русским зверем, то потом намного легче сформировать позитивный отклик даже на достаточно очевидные зверства эсэсовцев.

Потому что, во-первых, зверства по отношению к нелюди уже не вполне зверства.

Во-вторых, «тот симпатичный статный парень, который учил меня держать автомат, не может быть зверем».

В-третьих, «на этом парне — те варежки, которые я связала. И значит, я связана с этим парнем и тем, что он делает. А связана я могу быть только с чем-то хорошим».

Такова стандартная реакция разогретого дезориентированного обывателя. И она мастерски используется в украинской пропаганде, осуществляемой по методичкам, которые изготовлены людьми, обученными на книгах того же Аронсона.

Уже на первой фазе АТО был организован целый комплекс мероприятий по созданию внутренней сопричастности детей к войне. Школьники вместе с родителями целыми классами вязали носки и мастерили маскировочные сетки «для фронта». Добровольную помощь бойцам АТО оказывали даже дети с Волыни, где в 1943 году члены ОУН-УПА (организация, деятельность которой запрещена в РФ) устроили чудовищную резню (историческая память иногда бывает поразительно короткой). Волынские дети собирали для современных бандеровцев «ремкомплекты» — пуговицы, нитки, иголки, изготовленные своими руками спички длительного горения… Школьники из Приморска шили маскировочные халаты… Дети из Никополя на собранные средства покупали сладости… И все вместе — слали и слали «на фронт» письма и рисунки, в которых украинская армия олицетворяет добро, а всё «москальское» — зло, которое должно быть уничтожено.

Патриотическое воспитание в нашем понимании — это воспитание в детях, прежде всего, двух чувств: любви к своей Родине и готовности ее защищать. Но хунта, осуществившая госпереворот и уничтожившая собственную страну, способна воспроизвести и навязать украинским детям лишь свой собственный код — код ненависти. Из двух ключевых слагаемых патриотического воспитания напрочь изъято первое и основное — любовь. Акцент делается не на любви к Родине: быть патриотом — значит ненавидеть народ, объявленный «враждебным», и жаждать уничтожения своих «омоскаленных» соотечественников.

Пропагандой занимается любое государство, ведущее войну. И чем война беспощаднее, тем яростней осуществляемая пропаганда. Наверное, самая яростная война, которую вел наш народ, — Великая Отечественная. И то, как именно велась тогда пропаганда, описано с предельной детальностью. Внимательное ознакомление с этим описанием показывает, что героем никогда не мог быть воин, проявляющий особую жестокость к противнику. И уж тем более проявляющий жестокость к тем мирным людям, которые принадлежат к воюющему против тебя народу. Это вообще исключалось полностью.

Специфичность украинской пропаганды не в том, что она навязывает черно-белый стереотип, в рамках которого «свои» замечательны, а «чужие» ужасны. Это делает любая пропаганда. Специфичность украинской пропаганды в том, что она предъявляет населению в виде положительного образца то, что никогда в этом виде не предъявлялось никем, включая нацистов, не только не восхвалявших эсэсовцев из лагерей смерти, но и скрывавших существование таких лагерей от своего населения. Украинская пропаганда уникальна тем и только тем, что она является откровенной пропагандой карательства. И в общем-то понятно, почему. Происходящие на Украине процессы возглавляются бандеровцами и поклонниками бандеровцев. Бандеровцы никогда не были особо эффективны с собственно военной точки зрения, чего, кстати, нельзя сказать о немецких нацистах. Но они всегда крыли все рекорды по части карательства. И этим пугали даже немецких нацистов. Поэтому бандеровцам хочется основывать свою пропаганду на том, в чем они сильны, — это естественное свойство любого пропагандиста. А сильны они в карательстве. Вот они и пропагандируют карательство в качестве блага, создавая в общем-то новую для человечества пропагандистскую субкультуру рафинированной ненависти, субкультуру восхваления, а не сокрытия карательства.

На открывшуюся в декабре 2014 года в Киеве выставку «Герои не умирают», в экспозиции которой были представлены личные вещи и документы карателей, убитых «российскими оккупантами», киевских школьников водили целыми классами. Экскурсоводы в красках рассказывали школьникам о «российской агрессии».

Работа с детскими эмоциями, вызываемыми противопоставлением ярких образов «врага-кацапа» и «украинского защитника», обязательно рано или поздно находит свое выражение в патологических формах. Свидетельством этому послужил скандал, произошедший в том же декабре 2014 года в первой украинской гимназии имени Н. Аркаса города Николаева. Там, совместно с сообществом «Родинна спільнота», была организована школьная благотворительная кондитерская ярмарка «Подари тепло солдату», вырученные средства от которой пошли на пошив теплой одежды для тех, кто находится в «зоне АТО». Главным моментом этого события стало то, что некоторые украинские СМИ восторженно назвали «креативностью»: школьники сами давали названия своей продукции, и среди названий были «танки на Москву», «мозги Жириновского» и напиток под названием «кровь российских младенцев».

Руководитель отличившегося фантазией класса оправдывалась тем, что, якобы, не ожидала такой реакции на «шутку», а кроме того, «у некоторых учеников родственники служат в зоне АТО, а недавно отец одного из школьников погиб в бою». Таким образом учительница, по ее словам, хотела помочь детям — «дать выход детским эмоциям».

Однако психологами давно установлено, что выплески негативных эмоций чаще приводят не к снижению, а как раз к росту агрессивности — в чем и заключается конечная цель уроков укропатриотизма. Единственная идея, внедряемая воспитателями в детское сознание, — ненависть к «москалям» и «омоскаленным».

Именно на взращивание такой ненависти ориентировано пособие для патриотического воспитания детей младшего школьного возраста «Повстанческая азбука» (бандеровцы называют его также «азбукой народной революции для детей»). Это пособие написано украинским общественным деятелем Олегом Витвицким и издано при финансовой помощи депутата Верховной рады Украины Виталия Цымбалюка еще до событий на майдане. Но по-настоящему оно оказалось востребовано уже после госпереворота. Вот как анонсирует «Повстанческую азбуку» украинский сайт «Книжкова хата»:

Бой под Саур-Могилой 12 июня 2014 года
Бой под Саур-Могилой 12 июня 2014 года
Pichkur

«Повстанческая азбука» — стихотворный рассказ о жизни и приключениях юного воина Украинской Повстанческой Армии (организация, деятельность которой запрещена в РФ) Алярмика и его друзей. На каждую букву алфавита подобраны слова и термины, которые иллюстрируют историю национально-освободительной борьбы украинцев в годы Второй мировой войны. Книга рассчитана как на детей младшего и среднего школьного возраста, так и на всех, кто интересуется тематикой борьбы ОУН (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и УПА (организация, деятельность которой запрещена в РФ). «Повстанческая азбука» — пилотное издание в рамках проекта «Алярмик — украинский супергерой».

Для иллюстрации того, что представляет собой данное пособие, которое уже несколько раз переиздавалось, приведем только один пример: уже упомянутая нами Волынь, где в 1943 году бандеровцы в массовом порядке и с особым изуверством уничтожали гражданское население, в основном поляков, названа в «Повстанческой азбуке» областью, освобожденной силами ОУН-УПА (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Освобожденной от нежелательного населения?

Президент Украины Петр Порошенко лично принимает участие в воспитании подрастающего поколения в духе «правильного» патриотизма, формируемого «Повстанческой азбукой». 29 января 2016 года он провел урок мужества в военном лицее имени Ивана Богуна. Данное мероприятие было приурочено к годовщине битвы боевых формирований УНР с Красной Армией у села Круты.

Могут спросить: «А что особенного в этом? Президент страны должен проводить уроки мужества в военном лицее, ведь он верховный главнокомандующий, страна находится в сложной ситуации… Да, эта страна проявляет по отношению к нашей стране крайнюю форму некомплиментарности. Но разве в условиях этой некомплиментарности не является правильным и естественным проведение таких уроков мужества?»

Такие вопросы возникают потому, что многие из нас до сих пор не удосужились подробно ознакомиться с украинской историей. Начнем с Ивана Богуна. Это сподвижник Богдана Хмельницкого, того самого Хмельницкого, который настойчиво умолял русского царя о воссоединении Украины с Россией и добился в итоге исполнения своего воссоединительного проекта. Если этот воссоединительный проект чудовищен, то чем славен Богун? Это первое.

Второе. В истории Богунский полк связан с красной, советской Украиной, ненавидимой Порошенко. Этот Богунский полк был третьим полком красной украинской повстанческой дивизии, и руководил им никто иной, как легендарный красный украинский командир Николай Щорс.

Третье. Битва УНР с Красной Армией у села Круты была на самом деле битвой, в которой УНР противостояла Украинская Красная армия. Причем число украинцев, воевавших в восхваляемой Порошенко УНР, никак не превышало численности воевавших в Украинской Красной армии, в том числе, и в красном Богунском полку, возглавляемом красным командиром Щорсом.

То есть на самом деле Порошенко, участвуя в «уроке мужества», не воодушевляет свой народ на единство в борьбе с кем бы то ни было. А раскалывает народ, именуя свое же красное население, потомки которого являются его нынешними согражданами, врагами. Такие вот «уроки мужества», на деле — уроки ненависти к своей истории, а значит, и к части своего населения.

Блокпост украинских войск в Донбассе, 10 сентября 2014 года
Блокпост украинских войск в Донбассе, 10 сентября 2014 года
Nabak

С конца Второй мировой войны и до госпереворота, осуществленного в начале 2014 года на Украине, очаги предельной ненависти к «москалям» тлели на ограниченных территориях западных областей. После же переворота на наших глазах в считанные месяцы установки бандеровской пропаганды оказались внедренными в сознание подрастающего поколения практически на всей территории Украины.

При этом оформляется не только разрыв Украины с Россией. Бандеровцы идут дальше, оформляя также «развод» украинских детей со своими «несвидомыми» родителями.

Многие выпускники 2016 года решили отказаться от традиционных роскошных торжеств по случаю окончания школы, заменив их более скромным, патриотически-сдержанным праздником, а сэкономленные деньги потратить на нужды «фронта». Но, как подчеркнуло украинское издание depo.ua, «инициативы провести выпускной скромно и передать остальные деньги на помощь бойцам второй год подряд проваливаются. Из-за родителей». Родители не желают жертвовать крупные суммы на войну — возможно, потому, что они не с такой безоглядностью, как их дети, уверены в ее справедливости и необходимости. Но нынешняя официальная власть и регулируемые ею СМИ активно поддерживают подобного рода вымогательство, называя это истинным проявлением любви к Украине, и культивируют в детях презрение к «несознательным» родителям.

Процесс формирования укропатриотов принимает всё более продуманный и систематический характер.

В июле 2016 года министр образования и науки Украины Лилия Гриневич подписала указ № 826, утверждающий новые учебные программы для учащихся старших классов. «Впервые в старших классах вводятся практические занятия с уроками обобщения и тематического оценивания. Выделена в отдельную тему Украинская революция 1917−1921 годов. Теперь период массовых репрессий и большого террора в Украине получил справедливое название — «Установление и утверждение советского тоталитарного режима (1921−1939 гг.)». Кроме того, школьники будут изучать ряд исторических личностей и персоналий, которые способствовали развитию Украины», — так комментируют новую учебную программу в Институте национальной памяти.

Этот институт настойчиво проводит линию на вытеснение из сознания украинцев существенной части их собственной истории. А также линию на демонизацию огромной части украинского населения, сражавшейся за иные идеалы, нежели те, которые данный институт пропагандирует как единственно присущие народу Украины. Это не может не обернуться расколом нации. Потому что у тех украинцев, чьи предки сражались за идеалы, поносимые пропагандистами Порошенко, есть своя историческая память. Ее временно можно подавить, но ее нельзя истребить, создавая институты лжепамяти.

В план патриотического воспитания на 2016−2017 учебный год, разработанный Департаментом образования и науки Киевской области, были включены такие темы, как «День защитника Украины; Дети Киевщины — воинам АТО», «Герои Небесной Сотни — наши земляки», «Белый голубь — воинам АТО посвящается».

В украинской государственной «Стратегии национально-патриотического воспитания детей и молодежи на 2016−2020 годы» указано: «Формирование ценностных ориентиров и гражданского самосознания у детей и молодежи должно осуществляться на примерах героической борьбы Украинского народа за самоопределение и создание собственного государства, идеалов свободы, соборности и государственности, унаследованных, в частности, от княжеских времен, украинских казаков, Украинских Сечевых Стрельцов, армий Украинской Народной Республики и Западно-украинской Народной Республики, участников антибольшевистских крестьянских восстаний, отрядов Карпатской Сечи, Украинской повстанческой армии, украинцев-повстанцев в сталинских концлагерях, участников диссидентского движения в Украине. Также национально-патриотическое воспитание должно осуществляться на примерах мужества и героизма участников революционных событий в Украине в 2004, 2013−2014 годах, участников антитеррористической операции в Донецкой и Луганской областях».

Бойцы батальона «Восток» на праздновании 9 мая в Донецке
Бойцы батальона «Восток» на праздновании 9 мая в Донецке
Andrew Butko

Традиции княжеских времен в их реальном содержании никак не могут быть использованы для отрыва Украины от России. А поскольку цель такова, то эти органические традиции, сильно подорванные на Украине столетиями существования под польским и австро-венгерским игом, будут подменены суррогатами в духе проекта «Украинство». Реконструкторство возобладает над исторической органикой. Потому что невозможно изъять из перечисленных пропагандистами идеальных моделей, относящихся к княжеским временам или казачеству, прорусское украинское начало, их несводимость к русофобии. Другое дело бандеровцы и их последователи. Тут русофобия зашкаливает. А значит, рекомендация, которая приведена выше, обернется не соединением современного населения с настоящей традицией, а извращением этой традиции в духе всё той же ненависти, которая этой традиции совершенно несвойственна. Традицию не убивают, но ее свирепо насилуют, подменяя органику конструктом под названием «украинство».

Под разговоры о соединении с древней традицией, отчасти неудобной, а в существенной части стертой веками безгосударственного бытия, уже осуществляется и будет осуществляться всё более яростно навязывание подрастающему поколению действительно сохранившейся традиции ненависти к России. Которая как раз и объединяет тех, кто воевал в рядах УСС, УНР, ЗУНР и ОУН-УПА (организация, деятельность которой запрещена в РФ) против «москалей». Подрастающее поколение Украины пытаются сегодня поголовно сделать наследниками палача Петлюры и садиста Бандеры — при том, что совокупная численность всех вышеназванных военных подразделений никак не превышает численности украинцев, воевавших в рядах Красной Армии. Создатели украинства намерены безвозвратно отрезать потомков от их собственных «красных», «омоскаленных» предков.

Машина «воспитания укропатриотизма» работает круглогодично, не останавливаясь и во время летних каникул. В разных регионах страны действуют детские лагеря с военно-патриотическим уклоном. Отдельное внимание стоит обратить на лагеря «Азовец», патронируемые уже упоминавшимся националистическим батальоном «Азов» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Еще в 2015 году фотографии детских тренировок настолько впечатлили корреспондента британской газеты Daily Mail, что он выпустил материал под заголовком «Шокирующие кадры из неонацистского военного лагеря свидетельствуют: шестилетних рекрутов обучают стрельбе — невзирая на перемирие».

Символ «Азовца» — силуэты двух детей, одетых в военную форму. Поначалу на эмблеме был тот же нацистский знак «волчий крюк», что и на форме батальона «Азов» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Со временем этот знак был заменен у «Азовца» на менее радикальный «Тризуб» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Детей тренируют боевики «Азова» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), прошедшие АТО. Тренеры охотно излагают свои агрессивно-националистические взгляды и столь же охотно демонстрируют свои агрессивно-националистические татуировки не только воспитанникам, но и украинскому телевидению, выпускающему сюжеты о патриотическом воспитании будущих защитников Украины.

Раннее погружение ребенка в состояние ненависти вызывает существенную трансформацию его личности — помимо жестокости, в нем формируется, в том числе, своего рода танатофилия. В 2016 году выпускники одной из школ города Тернополя сделали себе весьма нетипичный выпускной фотоальбом. Все они выступили в роли персонажей фильмов ужасов. Шутка? Но совсем не весельем веет с фотографий юношей и девушек, искусно загримированных «под смерть» при помощи серого и черного грима. В этих фотографиях нет ни малейшей тени задора, ни радости, ни устремленности в будущее.

Подобно Крысолову из знаменитой легенды, бандеровцы околдовывают детей, наигрывая на пропагандистской дудочке «патриотические» мелодии, и уводят за собой. Куда придут в итоге эти дети, впитавшие уроки укропатриотизма, — сегодня не знает никто. Но вряд ли их будущее окажется светлым.

< Впервые опубликовано ИА REGNUM 23.02.2018 >

Читайте ранее в этом сюжете: Хула на «Молодую гвардию»? — «Украинство...» Глава XXX

Читайте развитие сюжета: «Кто не скачет, тот москаль!» — «Украинство...» Глава XXXI