Иосиф Слипый — предстоятель Украинской грекокатолической церкви, преемник Андрея Шептицкого — прожил долгую жизнь. Он умер в 1984 году, незадолго до перестройки, в возрасте 92 лет. Значительную часть отпущенного ему времени Слипый, как и Шептицкий, посвятил формированию накаленного униатского антисоветского/антироссийского ядра, которое сыграло существенную роль в разрушении СССР и продолжает свою деструктивную деятельность по сей день. Необходимо внимательно всмотреться в фигуру Слипого — ведь для того, чтобы противостоять сегодняшним антирусским процессам на Украине, нужно понимать, кто эти процессы запускал и направлял.

Мелоццода Форли. Сикст IV назнача ет Бартоломео Платина префектом Ватиканской библиотеки. 1477
Мелоццода Форли. Сикст IV назнача ет Бартоломео Платина префектом Ватиканской библиотеки. 1477

Детство, молодые годы. Роль Шептицкого в судьбе Слипого

Иосиф Слипый родился в 1892 году в селе Заздрость (Заздрiсть), расположенном около города Тернополя. В то время данная территория входила в состав Австро-Венгрии. Заздрicть в переводе с украинского значит зависть. Как указано в воспоминаниях Иосифа Слипого, своим названием село обязано тому, что «все окрестные деревни завидовали [его богатству] и говорили, что оно действительно является плавающим в меду и молоке».

По поводу происхождения фамилии Слипый сохранилось предание, записанное со слов самого Иосифа Слипого. В 1770 году его предок, казацкий старшина, мазепинец, был ослеплен теребовлянским польским старостой, после чего за ним и закрепилось прозвище «Слипый» («Слепой»). Своим сыновьям ослепленный приказал использовать прозвище как фамилию и не менять ее.

Отец Слипого, Иван Семенович Коберницкий-Слипый, происходил из состоятельной крестьянской семьи. В течение ряда лет он был войтом — главой сельской общины.

Мать, Анастасия Романовна Дичковская, тоже происходила из зажиточной семьи. Помимо Иосифа, в семье было еще семеро детей.

Иосиф Слипый окончил сначала народную школу в родном селе, затем — гимназию в Тернополе. С 1911 года он изучал богословие во Львове — в духовной семинарии (основной функцией этой семинарии была подготовка сельских пастырей) и в университете. Далее Иосиф продолжил обучение в коллегии «Канизианум» в Инсбруке (Австрия).

30 сентября 1917 года — примерно за год до окончания инсбрукской коллегии — Андрей Шептицкий специально вызвал Слипого из Инсбрука во Львов, чтобы провести церемонию рукоположения. То есть Слипый достаточно рано оказался в поле зрения Андрея Шептицкого.

Получив сан священника, Слипый вернулся в Инсбрук, где в 1918 году получил степень доктора богословия. Какое-то время после этого он, продолжая работу над диссертацией, исполнял обязанности священника.

Западно-Украинская народная республика. 1918
Западно-Украинская народная республика. 1918
Hellerick

Мы не располагаем достоверными сведениями о том, чем занимался Слипый в период с 1918 по 1920 год, принимал ли он участие в создании Западно-Украинской Народной Республики (ЗУНР), был ли связан с ее армией.

Известно, что в 1920 году он, находясь в Риме, занимался написанием теологического труда в папском Григорианском университете (его учредил некогда основатель ордена иезуитов Игнатий Лойола). Итогом работы Слипого стал второй докторский диплом. А параллельно он посещал лекции в основанном доминиканцами папском колледже «Ангеликум» (ныне папский университет св. Фомы Аквинского).

Папский Грегорианский университет
Папский Грегорианский университет
Geobia

Роль Тиссерана в судьбе Слипого

В том же 1920 году Слипый познакомился с Эженом Тиссераном. Между ними сложились доверительные отношения. В дальнейшем Тиссеран сыграет серьезную роль в судьбе Слипого. Коротко охарактеризуем эту фигуру.

В момент знакомства со Слипым Эжен Тиссеран — католик, ученый-востоковед — являлся хранителем восточных рукописей в библиотеке Ватикана. Эту должность он занял в 1908 году. А в 1914 году, незадолго до начала Первой мировой войны, вице-префектом (вице-директором) Ватиканской библиотеки был назначен Акиле Ратти, будущий папа римский Пий XI. Когда началась война, Тиссеран был призван на действительную службу во французскую армию. Но всё же он успел непродолжительное время поработать под началом Ратти.

Во время войны Тиссеран был военным разведчиком, офицером Генштаба французских войск в Сирии. В дальнейшем эта его специализация тоже была востребована Ватиканом.

Вернувшись с войны, Тиссеран вновь оказался в Ватиканской библиотеке. К этому времени Ратти уже занимал пост префекта библиотеки, и Тиссеран сделался его помощником. Однако их сотрудничество опять было непродолжительным — в 1918 году Ратти назначили апостольским визитатором в Россию, Польшу и Прибалтику. В связи с невозможностью въехать на территорию Советской России (где советское правительство его явно не ждало), Ратти прибыл в Варшаву. А в 1919 году был назначен апостольским нунцием (папским посланником) в Польше и Прибалтике. Во время Советско-польской войны он занимал яростно антироссийскую и антибольшевистскую позицию.

В 1921 году Ратти получил новое назначение: его направили архиепископом в Милан. Через несколько месяцев он стал кардиналом. В Милане в то время находилась штаб-квартира итальянских фашистов. Через своего отца, известного ломбардского текстильного фабриканта, Акиле Ратти имел связи в деловых кругах Милана. А эти круги, в свою очередь, были связаны с Бенито Муссолини. Ратти был хорошо известен и в придворных кругах Милана. Помимо этого, он плотно контактировал с орденом иезуитов. Возможно, именно совокупность всех этих факторов повлияла на то, что в феврале 1922 года Ратти был избран папой римским, получив имя Пий XI.

Папа Пий XI и Адольф Гитлер
Папа Пий XI и Адольф Гитлер

(К вопросу о контактах с иезуитами. Биографы называют иногда Пия XI «папой иезуитов». В период, когда Ратти был вице-префектом Ватиканской библиотеки, ее префектом являлся немецкий иезуит Франциск Эрле. Он-то и познакомил Ратти с Владимиром Ледуховским — генералом ордена иезуитов с 1915 по 1942 год. С Ледуховским Ратти регулярно советовался во время своего пребывания в Польше. Еще одним советником Ратти стал иезуит Пьетро Такки-Вентури — доверенное лицо Муссолини. Кроме того, личными исповедниками Пия XI на протяжении всего его понтификата неизменно оставались иезуиты.)

При Пие XI Тиссеран приобрел в Ватикане большое влияние. Папа активно привлекал Тиссерана для работы на «восточном направлении». Забегая вперед, укажем, что в 1936 году Тиссеран возглавил Конгрегацию по делам Восточной Церкви и занимал эту должность более двадцати лет — до 1959 года.

В рассматриваемый период — первую половину 1920-х годов — Римская курия пыталась наладить отношения с Советской Россией. Расчет был на то, что удастся договориться с новой властью и получить возможность распространить свое влияние на территории СССР, поскольку Православная церковь после Октябрьской революции утратила здесь былые позиции. В случае успеха, на который надеялся Ватикан, актуальной становилась массовая подготовка специалистов восточного обряда. (Риму со времен Брестской унии представлялось, что массовый переход из православия в грекокатолицизм обеспечить проще, чем переход в римокатолицизм, поскольку в грекокатолической церкви сохраняются привычные для православных обряды и богослужение.) Определенная роль в обучении таких специалистов была отведена городу Львову, который, как и вся Галиция, входил в то время в состав Польши.

В 1922 году по рекомендации Тиссерана Слипый начал преподавательскую деятельность во Львовской грекокатолической духовной семинарии — читал курсы по догматике. В конце 1925 года по протекции всё того же Тиссерана он был назначен ректором этого учебного заведения. А в 1929 году — первым ректором Украинской Богословской академии во Львове. Эта академия, основанная митрополитом Андреем Шептицким, активно занималась подготовкой униатских кадров для прозелитической работы на Востоке.

Клим Дмитрук — доктор исторических наук, с 1940-х годов сотрудник органов госбезопасности, принимавший участие в борьбе с бандеровским подпольем, — утверждает, что Слипый являлся постоянным информатором Тиссерана и что предоставлял ему сведения о положении на Украине, о деятельности униатской верхушки и лично Шептицкого.

Ватикан начинает «крестовый поход» против СССР

К концу 1920-х годов Ватикан, не сумев договориться с советским правительством о распространении своего влияния «по-хорошему», начал готовиться к «крестовому походу» против СССР. С призывом организовать такой поход Пий XI выступил в 1930 году. Но шаги в этом направлении были сделаны уже в 1929 году: помимо открытия упомянутой выше Украинской Богословской академии во Львове, по распоряжению Пия XI был основан также колледж «Руссикум» — главный центр подготовки миссионеров восточного обряда для работы на территории СССР (легальной — в случае вожделенного падения советской власти, нелегальной — в случае, если советская власть устоит). «Руссикум» находился в ведении Конгрегации по делам Восточной Церкви, непосредственное руководство этим центром осуществляли иезуиты.

1929 год вообще является переломным — именно в 1929 году Ватикан определился не только с тем, кто его враг, но и с тем, кто его союзник. В феврале 1929 года были заключены Латеранские соглашения между Ватиканом и победившим в Италии фашистским режимом. Муссолини возвращал Ватикану столь желанный для него статус суверенного государства, которого он лишился в 1870 году (тогда папская область была ликвидирована, а ее территория стала частью Итальянского королевства), а итальянские фашисты признали католицизм единственной государственной религией. При этом католическая оппозиция режиму была полностью ликвидирована, духовенству было запрещено участвовать в каких бы то ни было политических партиях.

В 1933 году Ватикан заключил конкордат (соглашение) с правительством Адольфа Гитлера. Католическая церковь признала нацистский режим, а нацисты гарантировали свободу церкви, независимость католических организаций и сохранение религиозного образования в школе. То, что Гитлер вскоре грубо нарушил эти договоренности, и католическая церковь Германии оказалась в крайне затруднительном положении, не отменяет самого факта готовности Ватикана видеть нацистскую Германию своей союзницей.

В 1935 году Иосиф Слипый по линии Конгрегации по делам Восточной Церкви ездил с визитом в гитлеровский Берлин. Предположительно, именно с этого момента устанавливается непосредственная связь Слипого с гитлеровцами. Конечно, такая конкретная связь осуществлялась, в том числе, и благодаря наличию общей тенденции, связующей нацистов, Ватикан и грекокатоликов. Но не всякая общая связь автоматически перерастает в связь конкретную, носящую для того, кто в нее вступает, обязательный характер. Между Слипым и гитлеровцами такая связь установилась не позднее 1935 года.

Иосиф Слипый, 1936 год
Иосиф Слипый, 1936 год
Kosar Antony

В 1936 году покровительствовавший Слипому Эжен Тиссеран возглавил Конгрегацию по делам Восточной Церкви. А в марте 1937 года Пий XI пошел на окончательный разрыв с Москвой — выпустил энциклику «Божественный искупитель» (Divini Redemptoris), порицавшую «большевистский и безбожный коммунизм, цель которого — разрушить общественный порядок и подорвать самые основы христианской цивилизации». Энциклика была направлена на разоблачение «нового Евангелия, которое большевистский и безбожный коммунизм предлагает миру в качестве благой вести освобождения и спасения». Особый акцент был сделан на то, что коммунизм «содержит в себе ложную мессианскую идею». Более того, насыщает всю свою доктрину и деятельность «обманным мистицизмом, который придает массам, попавшим в ловушку иллюзорных обещаний, ревностный и заразительный энтузиазм».

Характерно, что эта направленная против «безбожного коммунизма» энциклика появилась 19 марта 1937 года, а пятью днями ранее, 14 марта, вышла энциклика на немецком языке «Со жгучей заботой» (Mit brennender Sorge), адресованная Гитлеру. Тон первой, «немецкой», энциклики резко отличался от «антибольшевистской»: хотя речь в ней шла о нарушении правительством Гитлера конкордата и различных притеснениях католиков, слово «нацизм» в ней не упоминалось вовсе, никакого осуждения нацистской идеологии не содержалось. Фактически это был призыв к Гитлеру восстановить отношения с немецкими католиками в рамках конкордата. По мнению советского исследователя И. Григулевича, одной из целей антибольшевистской энциклики было «показать Гитлеру [отношения с которым папа хотел нормализовать], что в лице папы он может потерять надежного союзника в борьбе с коммунизмом и Страной Советов».

Вот та позиция, которую занимал папский престол к 1939 году, когда западноукраинские земли вошли в состав СССР.

Коадъютор Шептицкого

Вплоть до 1939 года мы видим, как фигуру Слипого всё время куда-то двигают, но не видим никаких ярких самостоятельных действий Слипого. Однако в переломные исторические моменты человек (и Слипый тут не исключение) лишается возможности остаться в невнятном, непроявленном состоянии. Он вынужден делать выбор, принимать решения и действовать, проявляя свою сущность.

В сентябре 1939 года митрополит Андрей Шептицкий провел тайное собрание, на котором учредил новые униатские экзархаты и огласил свои планы по прозелитической деятельности на территории Советского Союза. Вот как описывает это собрание один из его участников Н. Чарнецкий: «Осенью 1939 года в митрополичьих палатах Шептицкий созвал тайное совещание высшего духовенства грекокатолической церкви Галиции, на котором присутствовали я (Н. Чарнецкий), Слипый, Шептицкий Климент [Климентий]. Андрей Шептицкий информировал нас о том, что он имеет намерение использовать воссоединение западных областей Украины и Белоруссии с Советским Союзом для распространения католицизма в СССР. Он объявил нам о создании тайного экзархата, призванного возглавить деятельность по внедрению и распространению католицизма на территории Советского Союза, назначил нас всех экзархами грекокатолической церкви и поделил между нами области СССР».

В ведении тайного экзархата должны были находиться четыре территориальных экзархата. Предполагалось, что в первый экзархат войдут Волынь и Холмщина, во второй — Белоруссия, Литва, Латвия и Эстония, в третий — Россия и Сибирь (вряд ли Шептицкий помышлял в тот момент об отделении Сибири от России, скорее, он условно делил Россию на «то, что до Сибири» и Сибирь). В четвертый экзархат — Великая Украина — по замыслу Шептицкого, должны были войти, помимо собственно Украины, Бессарабия, Крым, Дон, Кубань и Кавказ. Главой Украинского экзархата, которому Шептицкий придавал особое значение, он назначил Иосифа Слипого.

В октябре 1939 года Шептицкий направил в Ватикан просьбу одобрить учреждение экзархатов и назначение экзархов. Тогда же митрополит попросил назначить ему коадьютора — викарного епископа, помощника с правом наследования — на случай, если его самого арестуют (грекокатолические круги усиленно нагнетали тему «большевистских преследований и зверств»).

Просьбу подтвердить образование новых экзархатов папский престол не удовлетворил. А вот предложение назначить Слипого помощником Шептицкого с правом преемственности — одобрил. Эжен Тиссеран также рекомендовал на роль коадъютора Иосифа Слипого. 22 декабря 1939 года митрополит Андрей Шептицкий тайно рукоположил Слипого в сан епископа и одновременно сделал своим коадъютором. С этого момента Иосиф Слипый становится вторым лицом в униатской церкви.

В постсоветское время, когда на Украине из Слипого усиленно делали культовую фигуру, его пытались изобразить выходцем из народных толщ, из глубинки, пламенным борцом за народные чаяния, за украинскую духовную самость. Но на деле Слипый не был «униатским Данко», вырвавшим свое сердце, чтобы осветить путь любимому им украинскому народу. До назначения на пост коадьютора Слипый занимался преимущественно богословием и преподавательской работой. На тот момент он не являлся человеком, имевшим широкий авторитет в среде униатского священства. В то же время он пользовался большим доверием Шептицкого.

Епископ Григорий Хомышин позже рассказывал на допросе: «В письме Шептицкого, полученном мною уже в период немецкой оккупации, о назначении Слепого [Слипого] его преемником, указано, что Слепой и Шептицкий — это единое лицо и что никому Шептицкий столько не доверял, как Слепому. Отсюда ясно, что Слепой пользовался у Шептицкого неограниченным авторитетом».

Шептицкий и Тиссеран встроили Слипого в схему реализации антироссийского «восточного проекта». И он вполне оправдал сделанные на него ставки.

План «Ост». Обсуждение проектов новых немецких поселений
План «Ост». Обсуждение проектов новых немецких поселений

Слипый в преддверии Великой Отечественной войны

В преддверии Великой Отечественной войны Слипый совместно с Шептицким участвовал в подготовке агитационной литературы. В основном это были листовки о том, что униатская церковь находится ныне на «исключительном положении», под «пагубным влиянием безбожников». Данная литература была адресована как униатскому духовенству (в качестве пособий и инструкций по ведению антисоветской пропаганды), так и пастве.

Весной 1940 года Слипый — на основании полученных от Ватикана указаний о пастырской деятельности в военное время — написал брошюру «Главные правила современного душпастырства». В брошюре давались подробные указания, как жить при советской власти, в каких случаях можно лгать. Как скрывать свою принадлежность к униатской церкви и вместе с тем продолжать прозелитическую деятельность. Священникам на случай ссылки (или потери связи с церковным начальством по другой причине) предоставлялись чрезвычайные полномочия. Отдельно оговаривалась возможность для верующего вступать в комсомол или в партию и то, каким образом он должен был скрывать при этом свои религиозные взгляды: «Угрожают какому-нибудь отцу, что его сошлют, если его дочь не вступит в комсомол. Девушка соглашается вступить. В классе спрашивает учитель, знает ли она, что нельзя исполнять религиозные обряды. Она дает на это уклончивый ответ: «Я знаю, какие беру на себя обязательства».

При этом автор выражал надежду, что все «трудности» носят временный характер, и долгожданное освобождение не за горами: «Дай Боже, чтобы эта экстремальная ситуация продолжалась недолго. Мы, конечно, думаем, что современные условия — это только переходное и временное состояние… которое неожиданно появилось и скоро окончится».

И хотя в брошюре впрямую ничего не сказано о том, каким образом окончится «переходное и временное состояние» (то есть нахождение Западной Украины под властью «безбожников»), дальнейшие действия грекокатоликов вообще и Слипого в частности ясно указывают на то, что их упования были связаны с гитлеровцами.

Чтобы устрашить украинское население и создать негативный образ советской власти, священники УГКЦ распространяли слухи о чудовищных злодеяниях Красной Армии, о массовых расстрелах и издевательствах над верующими и священнослужителями. Подобные слухи достигали невероятного градуса лжи. В частности, активно распространялся слух о том, что от рук большевиков умер мученической смертью сам митрополит Шептицкий.

В то же самое время униатская церковь развернула пропаганду, направленную на создание позитивного образа фашизма. Фашисты преподносились как спасители, паству призывали уповать на скорейший приход немецко-фашистских войск.

В феврале 1940 года Шептицкий, невзирая на отсутствие одобрения со стороны Ватикана создания четырех экзархатов, призвал униатское духовенство открывать приходы в Киеве, Одессе, Виннице, Харькове и Полтаве. Однако Ватикан, высоко ценивший Шептицкого как проводника воли Рима, не готов был рассматривать его как самостоятельную фигуру, реализующую проект, не согласованный с Ватиканом. И только в декабре 1941 года глава Конгрегации по делам Восточной Церкви кардинал Эжен Тиссеран сумел добиться официального признания папским престолом четырех новых экзархатов, включая экзархат Великой Украины во главе со Слипым.

А за несколько месяцев до того, 15 мая 1941 года, состоялся Архиепархиальный собор, на котором было утверждено ­возобновление деятельности существовавшего ранее католического российского экзархата.

Примечательно, что в тот же самый день, 15 мая 1941 года, Шептицкий по рекомендации Иосифа Слипого одобрил назначение Ивана Гриньоха капелланом спецбатальона «Нахтигаль». Этот спецбатальон был сформирован абвером из украинских националистов для выполнения диверсионных задач.

Ожидая прихода гитлеровцев, униатские священники, в соответствии с указаниям руководства УГКЦ, тщательно изучали обстановку в каждом приходе, в каждом селе. Перед ними была поставлена задача «знать наши силы, наши возможности, видеть и запоминать всё, что делают враги святой церкви — и те, которые пришли с Востока, и свои, домашние. Во имя господа помогать верным нашим, но действовать тихо, осторожно, не рискуя собой и не подставляя под удар нашу молодежь».

Для облегчения миссионерской работы УГКЦ Слипый собирал информацию о церковной истории земель, входивших в «экзархат Великой Украины», и о религиозной ситуации в УССР. На основании сообщений своих агентов он представил упомянутому выше Архиепархиальному собору подробный отчет. В нем характеристику религиозной ситуации в том или ином регионе Слипый сопровождал комментариями практического свойства. Так, об Одессе он говорил: «В Одессе не слышно украинского языка и поэтому там необходим священник, который знал бы русский язык». Каждому архиерею православных епархий Волыни он давал подробную характеристику. При этом приводились компрометирующие сведения. Например, епископ Дамаскин (Малюта) — «человек недоброй славы», подвергавшийся церковному наказанию за аморальные поступки, архиепископ Алексий (Громадский) имеет «лихую славу, разведясь с женой, которая еще жива», епископ Александр (Иноземцев) благосклонно относится к грекокатоликам, но «облагал податями церкви и ведет представительский образ жизни».

Слипый в годы Великой Отечественной войны

Дату 30 июня необандеровцы ежегодно отмечают как День восстановления Украинского государства, потому что в 1941 году в этот день в только что захваченном немцами Львове активисты ОУН (организация, деятельность которой запрещена в РФ) (Бандеры) провозгласили Акт восстановления Украинского государства. Председателем созданного Украинского государственного правления (УГП) стал Ярослав Стецько, первый заместитель Степана Бандеры. Создание УГП приветствовали от оккупационных властей сотрудник абвера Ганс Кох, а от имени Шептицкого — Иосиф Слипый.

Сергей Даниленко, украинский советский разведчик, сотрудник НКВД, в своей книге «Униаты» указывал, что вторжение немецко-фашистских войск во Львов было встречено Слипым с огромным удовлетворением: «Кончилось исключительное положение!»

Иосиф Слипый по указанию Андрея Шептицкого провел по этому поводу во Львове торжественный молебен со словами приветствия и благодарности Гитлеру и его армии. На молебне присутствовали униатские епископы и священники, высшие чины фашистской армии, разведки, гестапо и их агентура.

Позже националистические газеты, такие как «Украинские ежедневные вести», опубликовали послание униатской церкви от лица митрополита Шептицкого и коадъютора Слипого, в котором они приветствовали «победоносную немецкую армию» и признавали «главой краевого правления западных областей Украины пана Ярослава Стецько».

Правда, спустя всего несколько дней выяснилось, что отдельное Украинское государство, даже марионеточное, немцам не нужно. Гитлеровцы арестовали часть лидеров националистов, включая Стецько, и прекратили деятельность УГП. Однако эти действия, безусловно омрачившие отношения между немцами и украинскими националистами, ни в коем случае не стали сигналом к полному прекращению их взаимного сотрудничества.

Слипый адресовал немецко-фашистской армии хвалебные речи, клятвы верности, обещания всесторонней помощи. Например, 20 апреля 1942 года он участвовал в торжественном богослужении в кафедральном соборе Святого Юра в честь дня рождения Адольфа Гитлера.

Иосиф Слипый
Иосиф Слипый
Pkravchenko

29 мая 1942 года Слипый во время встречи в Берлине со штурмбанфюрером О.-В. Вандеслебеном, руководителем церковного отдела РСХА (Главное управление имперской безопасности), заверил его «в верности фюреру и Великогермании, в готовности грекокатолической церкви и впредь оказывать всестороннюю помощь немецкой администрации».

Слова Слипого подтверждались делами. Слипый стоял у истоков создания дивизии СС «Галичина» и принимал непосредственное участие в ее формировании. Здания церквей использовались в качестве складов оружия и продовольствия для ОУН (организация, деятельность которой запрещена в РФ), в церквях также скрывались разыскиваемые властями националисты. 28 апреля 1943 года в честь создания «Галичины» в соборе Святого Юра состоялось «торжественное богослужение». Более десяти униатских священников были направлены в дивизию в качестве капелланов. Также среди добровольцев дивизии было много тех, кто ранее в составе батальона «Нахтигаль» участвовал в массовых убийствах мирного населения во Львове 30 июня — 3 июля 1941 года и в карательных акциях в Белоруссии. Необходимо отметить, что подразделения дивизии СС «Галичина» «отметились» не только в Белоруссии. Они участвовали также в массовых карательных акциях против мирного населения на Западной Украине, на юго-востоке Польши, в Югославии, во Франции.

Поляки — жертвы акции ОУН(б) 26 марта 1943 года в ныне несуществующем селе Липники, Костопольский район (Волынь)
Поляки — жертвы акции ОУН(б) 26 марта 1943 года в ныне несуществующем селе Липники, Костопольский район (Волынь)

Вот далеко не полный список «богоугодных» дел отца Иосифа.

Гимлер и Легион СС Галичина
Гимлер и Легион СС Галичина
«Галицкие СС-ы идут в бой!» — Плакат дивизии с гербом дивизии СС Галичина и речью Гитлера
Плакат дивизии 1943 года. «Становитесь на борьбу с большевизмом в ряды Галицкой дивизии»
«Галицкие СС-ы идут в бой!» — Плакат дивизии с гербом дивизии СС Галичина и речью Гитлера
Плакат дивизии 1943 года. «Становитесь на борьбу с большевизмом в ряды Галицкой дивизии»
Мемориал погибшим в массовое убийство в Гуте Пеняцкой. Украина. Мемориал уничтожен украинскими неонацистами в 1990е
Восстановленный после уничтожения первого, второй мемориал уничтоженным жителям Гуты Пеняцкой. Подвергался осквернению, взрывался украинскими неонацистами в 2017 году
Мемориал погибшим в массовое убийство в Гуте Пеняцкой. Украина. Мемориал уничтожен украинскими неонацистами в 1990е
Stako
Восстановленный после уничтожения первого, второй мемориал уничтоженным жителям Гуты Пеняцкой. Подвергался осквернению, взрывался украинскими неонацистами в 2017 году
Stako

В июле 1944 года Красная Армия разгромила дивизию СС «Галичина», и вскоре город Львов был освобожден от нацистской оккупации. А в ноябре того же года митрополит Андрей Шептицкий умер, и Слипый занял его пост — стал главой Украинской грекокатолической церкви.

Смерть митрополита Андрея Шептицкого
Смерть митрополита Андрея Шептицкого

В своем послании от 12 ноября 1944 года Слипый писал: «Лично я и духовенство благодарны Советской власти. Вся процессия похорон (Шептицкого) показала на факте, что в советском государстве есть свобода религии… Будем молиться за победу Советского Союза». 23 ноября 1944 года Слипый высказал «искреннюю благодарность лично И. В. Сталину за благосклонное отношение во время похорон митрополита Шептицкого». И заявил (как будто перед этим не славословил Гитлера и «немецкую армию-освободительницу»!): «Желаю мира и победы всему Союзу Советских Республик… от чистого сердца обращаюсь к богу, чтобы он вылил свою благодать на весь Советский Союз».

Когда же начались расследования зверств фашистов и к Иосифу Слипому пришли члены Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков, то на их вопросы он отвечал однозначно: «Не слышал, не знаю, не ведаю…» Но, несмотря на короткую память допрашиваемого, сохранились документальные доказательства его контактов с ОУН (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и бандеровцами — такими, как Стецько, Шухевич и другие.

11 апреля 1945 года начальник отделения 2-го Управления НКГБ УССР капитан госбезопасности Бриккер подписал постановление об аресте митрополита Иосифа Слипого. Вместе с ним были арестованы и другие священники из числа высшего руководства униатской церкви: епископы Никита Будка и Иван Бучко, прелаты Леонтий Куницкий и Александр Ковальский, каноник Василий Лаба, брат Андрея Шептицкого Климентий Шептицкий и другие священники — всего 50 человек.

28 мая 1945 года во Львове образовалась Инициативная группа во главе с Гавриилом Костельником — настоятелем Преображенской церкви Львова, доктором философии, униатским богословом. Исследования, посвященные истории церкви на Украине, достаточно рано привели его к мысли о «неправильности» унии. Костельник стал горячим сторонником воссоединения униатов с Русской Православной Церковью. Инициативная группа обратилась к Патриарху РПЦ Алексию с просьбой о таком воссоединении. В ноябре 1945 года Патриарх Московский Алексий призвал униатов «расторгнуть узы с Ватиканом и вернуться в лоно Русской Православной Церкви».

В марте 1946 года во Львове открылся Собор, в котором приняли участие 216 священников и 19 мирян из Львовской, Станиславовской (ныне Ивано-Франковской), Тернопольской и Дрогобычской областей. Делегаты единогласно проголосовали за отмену Брестской унии 1596 года и воссоединение с Русской Православной Церковью.

К Инициативной группе примкнуло в итоге 993 священника из всех униатских епархий (по другим данным, 986). 281 священник отказался от воссоединения с РПЦ. Несогласные с решениями Собора 1946 года частично были арестованы, частично ушли в подполье.

Ватикан не признал решений Собора во Львове.

В ответ на ликвидацию унии бандеровцы издали приказ «О порыве связей униатского духовенства с «инициативной группой» — и развернули террор. Десятки священников-униатов, перешедших в православие (в том числе, Г. Костельник), были зверски убиты.

Отметим, что в октябре 1948 года была ликвидирована уния в Румынии, в августе 1949 года воссоединились с РПЦ униаты Закарпатья, в апреле 1950 года вернулись в лоно православия грекокатолики Чехословакии. Территории, на которых были упразднены эти три униатские церкви (румынская, закарпатская и чехословацкая), входили когда-то в состав Австро-Венгрии.

Как сообщил в № 7 за 1950 год «Журнал Московской Патриархии», «с прекращением церковной унии в Чехословакии перестала существовать опаснейшая акция Ватикана, задуманная с единственной целью окатоличить православные народы».

Многим казалось тогда, что с униатами вопрос исчерпан. Но это были иллюзии.

Годы заключения. Неожиданное освобождение

Следствие над арестованным в апреле 1945 года Слипым продлилось около года. В итоге военный трибунал вынес приговор, согласно которому униатский митрополит был осужден на 8 лет лишения свободы. Отбывал он наказание в Сибири.

По окончании срока, в апреле 1953 года, Слипый был переведен на несколько месяцев в Москву. (Заметим, что в ту эпоху далеко не все, отбывшие свой срок, имели возможность въезда в Москву, Ленинград и другие крупные города страны). Мы не знаем доподлинно, что происходило со Слипым в Москве. Ряд источников указывает, что советская власть вела со Слипым активные переговоры, склоняя его перейти в православие и даже предлагая высокий пост в православной иерархии.

Историк Ю. Федоровский сообщает, что в 1953 году Слипый, переехав в Москву, занимался «научной и журналистской деятельностью». Федоровский приводит отрывок из статьи Слипого, написанной в тот период явно с намерением продемонстрировать лояльность советской власти:

«Потрясающее впечатление производят гигантские фигуры святых в Новодевичьем храме, икона Третьяковской галереи и Василия Блаженного… Библиотека имени Ленина это тоже своего рода великан, отдельный мир для тебя… всё это вместе взятое свидетельствует, какие великие старания приложило и прикладывает Советское правительство и управа столичного града, чтобы старинную Москву превратить в настоящую высококультурную столицу величайшей державы».

Федоровский утверждает также, что в 1955—1958 гг. Слипый неоднократно посещал Киев и даже пытался трудоустроиться в Институт истории АН УССР, мотивируя это тем, что он напрочь отошел от религиозной деятельности.

Но основным местом жительства Слипого оставался всё же Красноярский край. В августе 1957 года Слипый был направлен в Маклаковский дом инвалидов (Енисейский район Красноярского края), где находился до 19 июня 1958 года. За это время он написал целый ряд обращений к правительству и непосредственно к Никите Хрущеву о положении Украинской грекокатолической церкви, а также труд «История Вселенской церкви на Украине».

Украинские националисты настаивают, что сила духа этого человека была такова, что он творил, невзирая на нечеловеческие условия. Слипый, безусловно, не был слабым человеком. Но можно ведь взглянуть на этот вопрос и под другим углом зрения. И сказать, что если Слипый сумел написать объемный труд по истории церкви, то условия были не такими уж нечеловеческими.

Новое следствие против Слипого было начато в Красноярске 12 сентября 1958 года, а затем продолжено в Киеве и длилось до 24 апреля 1959 года. Основанием для очередного процесса послужило задержание сначала в январе, а затем в июне 1958 года курьеров Слипого, перевозивших его послания за границу. В одном из посланий было сказано, что и над мирянами, и в особенности над священниками, вышедшими из унии, висит «мрачная немедленная смерть».

17 июня 1959 года Верховный суд УССР приговорил Слипого к 7 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительно-трудовых лагерях за «активную работу, направленную на возрождение униатской церкви, подчиненной Ватикану, и ликвидацию социалистического строя на Украине». А в сентябре 1962 года коллегия Верховного суда СССР постановила «определить ему место отбывания наказания в исправительно-трудовой колонии особого режима».

Запад отреагировал на это постановление шумной информационной кампанией. Утверждалось, что Слипый чуть ли не при смерти, и потому необходимо добиваться его срочного вызволения.

Началась эта кампания в очень неслучайный момент. 11 октября 1962 года должен был открыться Второй Ватиканской собор, собранный по инициативе папы Иоанна XXIII. Этот папа, ставший главой католиков в 1958 году, вскоре получил прозвище «красный», поскольку признал победившую в январе 1959 года Кубинскую революцию и отправил на Кубу своего посланника. Кроме того, Иоанн XXIII взял курс на реформу (обновление) католической церкви и выстраивание диалога с СССР. Реформа церкви как раз и должна была обсуждаться на Втором Ватиканском соборе, причем в условиях жесткого противостояния так называемых обновленцев (или прогрессистов), сторонников реформы, и их противников интегристов — католиков правой ориентации.

Благодаря информационной кампании интерес Второго Ватиканского собора к вопросу о Слипом и УГКЦ был сильно разогрет. И когда так называемый внетерриториальный Синод УГКЦ попросил Ватикан содействовать легализации грекокатолической церкви на Украине и освобождению из заключения митрополита Иосифа, на кон в каком-то смысле был поставлен авторитет «красного папы». Для Иоанна XXIII, имевшего в лице интегристов мощных противников, было принципиально важным решить истерически нагнетаемый вопрос о Слипом.

Ситуация предельно усложнилась в связи с тем, что через несколько дней после открытия собора начался Карибский кризис. 14 октября 1962 года американский разведывательный самолет У-2 зафиксировал нахождение на Кубе советского тактического ядерного оружия. Это были ракеты средней дальности с ядерными боеголовками мощностью до 1 Мт. 16 октября разведка доложила об этом президенту США Джону Кеннеди. 22 октября Кеннеди объявил о запрете поставок оружия на Кубу. 24 октября США, в обход международного права, установили морскую блокаду острова. Правительством США также рассматривались варианты военного вторжения на Кубу.

Вал взаимных угроз и требований между Москвой и Вашингтоном нарастал. Вооруженные силы обеих стран были приведены в полную боевую готовность. Фидель Кастро мобилизовал всё население Кубы.

27 октября над Кубой был сбит высотный самолет-шпион У-2, управляемый американским офицером. Мир оказался на пороге третьей мировой войны.

Иоанн XXIII (а он, как мы помним, поддержал Кубинскую революцию) вел с Кеннеди, происходившим из католической семьи, переговоры, убеждая американского президента не идти на эскалацию конфликта.

К началу ноября 1962 года между СССР и США был достигнут хрупкий мир. И вот тут-то, как пишет в своей книге «Религия в Америке 80-х» Н. Яковлев, кто-то «подсказал» католику Кеннеди, что необходимо вступиться за грекокатолического иерарха и попросить Москву освободить «умирающего» Иосифа Слипого.

На что делалась ставка? На то, что в случае отказа Москвы зыбкое перемирие между США и СССР будет разрушено? Или же на то, что Москва не сможет в столь сложный момент отказать Вашингтону?

Яковлев придерживается первого варианта: «Надо думать, подсказавшие этот ход президенту заранее потирали руки: его обращение в Москву с надлежащей просьбой встретит отказ. И тогда… 12 января 1963 г. постановлением Президиума Верховного Совета СССР Слипый был досрочно освобожден».

Как пишет Яковлев, «хотя Слипый [прибывший в феврале в Рим на постоянное местожительство] всячески симулировал тяжкие недуги, даже при беглом взгляде бросалось в глаза — митрополит наслаждается отменным здоровьем…» А где же следы «мучений» в местах не столь отдаленных? Ведь в лагерях Слипый действительно провел немало лет. Вопросы, вопросы, вопросы…

В апреле 1963 г. журнал «Украинское православное слово» (США) изрек:

«Вся мировая пресса, в том числе и украинская, в свободном мире теряется в догадках в поисках причин и обстоятельств неожиданного прибытия Слипого. А теряется потому, что и в свободном мире митрополит Слипый вынужден молчать, а официальные лица Ватикана не хотят раскрыть, почему именно Ватикан дал согласие на приезд Слипого при таких неожиданных и покрытых тайной обстоятельствах».

Так или иначе, в феврале 1963 года Слипый оказался в Риме и прямиком отправился на Второй Ватиканский собор.

Отъезд в Рим. Второй Ватиканский собор

Перед тем как навсегда покинуть СССР, Слипый, будучи 4 февраля 1963 года в Москве проездом, успел повидаться со специально вызванным из Львова подпольным священником, членом восточной ветви ордена редемптористов Василием Величковским. Дело в том, что еще в 1959 году Иоанн XXIII (не будем преувеличивать его «красноту» — прежде всего он был католиком) назначил Василия Величковского епископом. Но на Украине не оказалось ни одного епископа, который мог бы посвятить Величковсого в сан. Слипый тайно посвятил Величковского в епископы и назначил местоблюстителем главы УГКЦ на Украине. В свою очередь, Величковский, прежде чем его выдворили из СССР в 1972 году, тайно рукоположил более 40 новых униатских священников.

На Втором Ватиканском соборе униаты, возглавляемые Слипым, обвинили Русскую Православную Церковь и представителей делегации РПЦ в преследовании грекокатоликов на территории СССР. Иоанн XXIII, не желавший портить отношений с РПЦ и СССР, всячески смягчал острые углы. Вопрос о легализации УГКЦ на территории СССР на Соборе не обсуждался.

Ключевым для Слипого вопросом, который он поднял на Втором Ватиканском соборе, стало повышение статуса грекокатолической митрополии до патриархата («Киевско-Галицийского католического патриархата»). По планам Слипого и его окружения, образование патриархата усилило бы их влияние на украинцев-эмигрантов, а также позволило бы активизировать антисоветскую деятельность и в перспективе распространить «юрисдикцию патриарха» на территорию всей Украины. На состоявшемся в Риме совещании униатских епископов и националистических лидеров было высказано мнение, что создание униатского патриархата поможет уничтожить советскую власть на Украине.

Однако папа отказался провозгласить униатский патриархат. Тем не менее статус униатской церкви был существенно повышен — до уровня верховного архиепископства. 23 декабря 1963 года митрополит Галицкий Иосиф Слипый был официально назван верховным архиепископом Львовским. А 22 февраля 1965 года ему был присвоен титул кардинала-пресвитера (или кардинала-священника).

С этого времени и до конца жизни Иосиф Слипый прикладывал все усилия, чтобы Украинская грекокатолическая церковь укрепила свои позиции на Западе и стала заметным фактором.

Жизнь и деятельность Слипого на Западе

В Риме Слипый восстановил научный журнал «Богословие», организовал и возглавил в декабре 1963 года Украинский Католический университет (УКУ) имени папы римского св. Климентия, которому придавал огромное значение. Позже, в 1966 году, он построил для УКУ помещение. Занятия велись на украинском языке и частично на латыни. С 1970 года в УКУ проводились ежегодные летние курсы украиноведения.

Слипый был также инициатором строительства в Риме собора св. Софии.

С 1966 года Слипый лично руководил процессом беатификации (то есть причисления к лику блаженных католической церкви, что есть первый шаг на пути к канонизации — причислению к лику святых) Шептицкого.

Престарелый униатский митрополит проявлял невероятную активность. Начиная с 1968 года, он объезжал украинские епископаты и украинские общины во многих странах мира: в Канаде, США, Колумбии, Венесуэле, Перу, Бразилии, Аргентине, Австралии, Новой Зеландии. И везде выступал с призывом к «форсированию крестового похода», к «эффективному наступлению» на марксистско-ленинскую идеологию и ее «носителей на Западе». То есть все действия Слипого шли вразрез с курсом «обновленческих» пап Иоанна XXIII и Павла VI, настроенных на взаимодействие с СССР.

С конца 1960-х по указанию Слипого на Западной Украине было предпринято несколько попыток создания нелегального униатского епископата. Советская пресса писала, что ни одна попытка не увенчалась успехом. Однако имеются данные, что на Украине в подполье действовало 7 униатских епископов. Как отмечают сегодня сами униаты, УГКЦ никогда не прекращала своего существования на территории СССР.

Продолжалось и плотное сотрудничество Слипого с украинскими националистами. Униатский священник Юрий Сполитакевич из г. Томпсона (Канада) писал Слипому:

«Вы следуете за бандеровцами потому, что они кричат громче всех. Но вы забываете, что они также наиболее близоруки и наименее прогрессивны из всех украинцев (эмигрантов)… Они своими действиями компрометируют Украину. И с этой партией ваше блаженство себя связали и помогаете стяжать для нас такую «славу». Недаром ваше имя Слепой, если вы этого не видите! И самое страшное, что эта слепота у вас, как видно, неизлечима. Вы «слепой вождь» из евангельской притчи, который всех, кто идет за ним, ведет в волчью яму».

На протяжении второй половины 1960-х — начала 1970-х зарубежные оуновцы (организация, деятельность которой запрещена в РФ) при поддержке симпатизировавшего Слипому униатского клира, несмотря на возражения Ватикана, создали несколько организаций «За патриархальную перестройку УКЦ», направляли в Ватикан требования немедленно образовать грекокатолический патриархат.

Требования эти, безусловно, носили политический характер. Речь шла не только о претензии на создание «самостоятельного» религиозного объединения, в котором Слипый имел бы неограниченную власть. Униаты толкали Ватикан на путь «крестового похода против СССР» — путь Пия XI и Пия XII.

Однако идея создания униатского патриархата не получила одобрения папского престола. И тогда в апреле 1975 года Слипый самочинно провозгласил себя «патриархом Иосифом I».

В мае 1975 года, обращаясь к Слипому, папа Павел VI осудил этот шаг, подчеркнув, что самовольное принятие им титула патриарха вызвало замешательство и раскол среди верующих и мирян.

Ватикан так и не дал тогда согласия на создание украинского патриархата.

2 апреля 1977 года Слипый рукоположил в епископы трех священников для переправки их в СССР — предполагалось, что они будут служить в подпольной УГКЦ. Одним из них был Любомир Гузар, которого Слипый видел своим преемником. Но поскольку это было сделано без согласия папы Павла VI, то Ватикан вплоть до 1996 года не признавал этой хиротонии. (Впоследствии — в период с 2001 по 2011 годы — Л. Гузар возглавлял УГКЦ.)

Диссидентские круги СССР искали контактов со Слипым. В частности, в 1978 году Слипый «благословил» в Венеции «внука» академика Сахарова Матвея (мать Матвея — Татьяна Янкелевич, выехавшая из СССР вместе с мужем в 1977 году, приходится дочерью супруге Сахарова Елене Боннэр).

В 1978 году начинается новый этап в жизни Слипого и УГКЦ в целом. Дело в том, что Ватикан, в связи с избранием папой римским краковского архиепископа Иоанна Павла II, радикально поменял курс в отношении СССР. В 1979 году, то есть вскоре после избрания, новый папа обратился к Иосифу Слипому с посланием, указывающим на то, что Ватикан вновь намерен разыграть униатскую карту. Иоанн Павел II сообщил Слипому, что Ватикан будет добиваться легализации униатской церкви в Галиции. При этом Иоанн Павел II не мог не учитывать возраст Слипого, которому тогда было уже 87 лет.

Ватикан готовит Слипому преемника

В ноябре 1979 года Мирослав Любачивский — учитель богословия женской духовной семинарии св. Василия в г. Стемфорде (США) — был возведен в сан митрополита Филадельфийского. Впервые за всю историю униатской церкви хиротония владыки Мирослава была проведена лично папой в Сикстинской капелле в присутствии всего епископата и высшего духовенства УГКЦ. Спустя четыре месяца Любачивский стал коадъютором Слипого с правом наследования всех полномочий первоиерарха УГКЦ после его смерти.

Мирослав Любачивский родился в 1914 году в г. Долина нынешней Ивано-Франковской области. С 1934 года учился во Львовской Богословской академии, а в 1937 поступил в Инсбрукский университет. В сан священника рукоположен Шептицким. В годы войны продолжал учебу в духовных заведениях римско-католической церкви в Швейцарии, а затем в Риме. В 1947 году выехал в США. Здесь вначале работал секретарем так называемого Украинского католического комитета для беженцев (этот комитет, в частности, занимался переброской в Америку эсэсовцев, полицаев, членов УПА (организация, деятельность которой запрещена в РФ)). Позже служил рядовым священником в униатских приходах в штатах Мичиган, Пенсильвания, Огайо, преподавал в семинариях и колледжах в Вашингтоне, Филадельфии, Стемфорде.

В декабре 1980 года состоявшийся в Риме Поместный Синод УГКЦ осудил Львовский Собор 1946 года, в ходе которого была ликвидирована уния. Вся эмигрантская пресса опубликовала декларацию-осуждение. РПЦ потребовала от Ватикана объявить декларацию незаконной. В обращении к папе Патриарх Московский и всея Руси Пимен писал: «Я очень убедительно прошу, чтобы Ваша Святость признали не только незаконность этой декларации, но и довели до сведения церквей, что Ваша Святость не одобряет и не поддерживает направление, избранное украинскими католическими епископами». В ответ Ватикан сообщил, что не давал разрешения на публикацию декларации. Но при этом не выразил никакого негодования по ее поводу.

В 1981 году священники Василий Кавацив и Роман Есип начали в СССР сбор подписей за восстановление УГКЦ с намерением передать эти подписи XXVI съезду КПСС. После того, как оба священника были осуждены, униатские епископы Владимир Стернюк и Софроний Дмытерко тайно посвятили несколько епископов — на случай новых арестов.

В 1982 году украинский грекокатолик, диссидент Иосиф Тереля организовал «Комитет защиты униатской Церкви», добиваясь легализации УГКЦ. О том, какое большое значение придавал Ватикан фактору украинских униатов, свидетельствует количество аудиенций Терели у папы римского. Иоанн Павел II встречался с Терелей 36 (!) раз. «Комитет защиты униатской Церкви» начал издавать «Хроники Католической Церкви в Украине». В конце концов Тереля был осужден на 7 лет лагерей, а после окончания срока заключения эмигрировал в Канаду.

Так униаты Западной Украины, поддерживаемые Слипым и Ватиканом, медленно, но неуклонно шли к своей цели.

7 сентября 1984 года Слипый умер в здании своего любимого детища — Украинского Католического университета. Первоиерархом УГКЦ и продолжателем дела Слипого стал Мирослав Любачивский. В первых же проповедях в храме св. Софии, на встречах с духовенством и мирянами он объявил себя сторонником «крестового похода против СССР» и потребовал мобилизации всех сил и средств для подготовки к «предстоящей освободительной борьбе», к «грядущим испытаниям во имя Христа». Вскоре Иоанн Павел II пожаловал Любачивскому сан кардинала.

Памятник Иосифу Слипому в Тернополе
Памятник Иосифу Слипому в Тернополе
Половко Сергей Николаевич

В 1992 году — после возникновения незалежной Украины — останки Слипого были перевезены во Львов и захоронены в крипте архикафедрального собора Святого Юра. В настоящее время начата беатификация Иосифа Слипого.

Андрей Шептицкий и Эжен Тиссеран, сделавшие некогда ставку на молодого Слипого, не ошиблись. Слипый сумел продолжить «восточный проект» католической церкви, невзирая на то, что в 1946 году униатская церковь была упразднена и в СССР, и в странах соцлагеря. Он сохранил УГКЦ в подполье на территории Западной Украины. Он сконцентрировал силы униатов и бандеровцев в эмиграции, не дал погаснуть черному огню их ненависти к СССР. Этот сильный, волевой, последовательный, талантливый враг России и Советского Союза сыграл огромную роль в формировании «западенской» элиты Украины, которая во время перестройки вышла из подполья, а после распада СССР начала определять идеологический климат незалежной Украины.

Во время событий на майдане в конце 2013-го — начале 2014 года семена, посеянные Слипым, взошли новым буйным всходом. Каковы же были эти «всходы имени Слипого»?

< Впервые опубликовано ИА REGNUM 27.01.2018 >

Читайте ранее в этом сюжете: Андрей Шептицкий и «восточный проект» Ватикана — «Украинство...» Глава IX