России предлагают думать о Парижском соглашении только после снятия санкций

Представители власти, бизнеса и экспертного сообщества обсудили на круглом столе в Москве вопросы выполнения Россией условий Парижского соглашения по климату

Москва, 6 июля 2017, 22:49 — REGNUM  В результате имплементации Парижского соглашения в первую очередь пострадают государства с экономикой, ориентированной на экспорт энергоресурсов. Как передает корреспондент ИА REGNUM, об этом 6 июля заявил генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов на круглом столе «Климатическая повестка G20 как фактор риска для экономики России».

«Пострадают прежде всего именно экспортёры», — заявил Симонов, отметив, что особенно наглядно ситуацию с климатическими соглашениями демонстрирует позиция Китая, который в 2016 году значительно снизил выбросы СО2 и теперь активно пропагандирует свою «историю успеха».

«Если вы, допустим, имеете угольную генерацию в стране, но сами потребляете электроэнергию, произведённую углеводородами, то можете сказать — я готов постепенно сокращать производство электроэнергии из углеводородов, вы только субсидируйте развитие у меня зелёной энергетики, я готов меняться», — пояснил он.

«Когда же ты экспортируешь нефть или газ, тогда, наоборот, возникают вопросы — ты поставляешь на международный рынок опасное для человечества топливо и ты обязан заплатить тому же Китаю за то, что он перейдёт на возобновляемую энергетику. В этом плане всё складно, тем более Китай признают развивающейся страной, которой надо помогать», — указал эксперт.

При этом Россия абсолютно никакой экономической выгоды извлечь из «зелёных технологий» не может. Все разговоры о создании нового экономического кластера альтернативной энергетики не имеют под собой оснований, уверен Симонов.

«По солнечным батареям, по всем проектам, которые организованы в стране, завозится китайское (оборудование). Китай уже на третьем месте по производству ветряных мощностей, по «солнцу» совершил колоссальный рывок. Как вы собираетесь конкурировать с китайскими солнечными батареями — неясно. В ветряках заложено якобы 65% российского оборудования. Но на самом деле его нет — есть лишь идея его локализации. Опять же вы идёте к датчанами или в Siemens и просите их локализовать производство на российской территории. Если завтра на Siemens наложат санкции за то, что его турбины поставили в Крым на электростанцию, непонятно вообще, будет ли этот проект локализован», — заявил генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности.

По его словам, точно так же Парижское соглашение не предполагает и никаких имиджевых дивидендов для России.

«Непонятно, как можно доказать свою цивилизованность, если против тебя ввели санкции за твою нецивилизованность. Ратифицировать Парижское соглашение до снятия санкций совершенно бессмысленно. Если вы считаете, что Россия — цивилизованная страна, снимите с неё санкции, и потом уже можно говорить, что мы часть этого прекрасного климатического процесса и мы сидим за одним столом и обсуждаем эти проблемы», — добавил эксперт.

Комментарий ИА REGNUM

«Выдающиеся успехи» Китая в снижении выбросов СО2, о которых рассказывает Константин Симонов, вызывают большие сомнения не только у нас, но и у президента США Дональда Трампа, так как нормальной отчетности по выбросам парниковых газов в Поднебесной не существует. В любом случае, ни по официальным заявлениям китайского руководства, ни по взятым на себя Китаем обязательствам в рамках Парижского соглашения никаких сокращений суммарных выбросов парниковых газов китайской промышленностью до 2030 года не предусмотрено.

При этом Китай действительно, в отличие от «замороженной» России, стремительно модернизирует свою энергетику и промышленность в целом. В результате чего значительно сокращаются удельные выбросы парниковых газов при производстве единицы продукции будь то киловатт электроэнергии, компьютер или тонна цемента. А вот эти «удельные сокращения» СО2 Китай успешно реализует на углеродных биржах, правда, по невысокой пока цене — $5,5 за тонну СО2. Однако с открытием глобальной электронной углеродной биржи в 2018 году (начальная сумма торгов $4,5 трлн) и неотвратимого введения общемирового углеродного налога цена углекислого газа может существенно подрасти. Неплохо получается: ты продолжаешь оставаться главным загрязнителем атмосферы планеты, продолжаешь наращивать суммарные выбросы парниковых газов, а тебе за это еще и приплачивают. Почему Россия, по мнению Константина Симонова, должна при этом оплачивать торговую углеродную пошлину за выбросы СО2 от сжигания наших углеводородов Китаем, который по всем показателям более «развит», чем мы: по средней зарплате, по продолжительности жизни, по душевому ВВП, по вложениям в науку и прочим, не очень понятно.

Правда, есть еще одно серьезное обстоятельство, из-за которого Китай мог действительно добиться значительного сокращения выбросов. Дело в том, что китайские климатологи, работающие в Межправительственной группе экспертов — главной научной структуре Киотского протокола и Парижского соглашения, не зря едят свой хлеб! Только за последний год они опубликовали (в соавторстве с американскими коллегами!) не где-нибудь, а в Nature, статьи о двух «сенсационных открытиях» китайской науки. Во-первых, «оказалось», что Китай на протяжении многих лет в рамках Киотского протокола несправедливо дискриминировался с помощью завышения количества СО2, образующегося при сжигании китайского угля. Оказалось, что при сжигании китайского угля образуется в среднем на 40% СО2 меньше, чем при сжигании других углей, то есть китайский уголь оказался самым чистым углем в мире.

А во-вторых, «оказалось», что цемент, которого Китай производит больше, чем весь остальной мир, прекрасно поглощает углерод из атмосферы. Да-да! И американские коллеги с этим соглашаются. По крайней мере намного лучше поглощает, например, чем российские перестойные леса, которые, как оказалось, не поглощают, а выделяют углекислый газ. Нужно признать, что об опасности российских лесов мировую общественность вовремя успел предупредить Министр природных ресурсов и экологии Сергей Донской, а установила этот важнейший факт группа российских экспертов во главе с профессором Дмитрий Замолодчиковым из МГУ. Если бы не «выдающаяся работа» группы Замолодчикова, то Россия бы так и продолжала оставаться в глубоком заблуждении, что именно она является главным экологическим донором планеты, и могла бы позволить оплачивать любые углеродные пошлины и налоги в зачет общей поглотительной способности российской биоты. Нет брат, шалишь! Царствовать лёжа на боку не получится. (О подробностях выдающейся научной разработки группы Замолодчикова можно подробно прочитать в статье «Как Росгидромет «отстоял» леса России в Парижском соглашении по климату»).

Патриотический тезис Константина Симонова «ратификация Парижского соглашения в обмен на снятие санкций» также звучит несколько сомнительно: получается, меняем одни санкции в обмен на другие — на заградительные пошлины для наших углеводородов и недостаточно «зелёных» товаров. Примиряет с этой перспективой только то, что введение против нас заградительных пошлин от ратификации Россией Парижского соглашения никак не зависит. Хотелось бы понять еще один момент: по мнению К. Симонова при продаже газа в ЕС мы также должны будем оплачивать углеродный налог, как и в случае с Китаем? Неужто и Германия нас «слаборазвитей»!?

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail