Читайте об этом здесь: Игорь Мазурин. Как Россия избавилась от своей холодильной промышленности

Зелёная плесень на стене
Зелёная плесень на стене
3brevna.ru

Вроде, ну что такого. Заменили один хладон на другой. Но, в соответствии с классикой рынка, новый хладон оказался на порядок дороже. Эта операция разрабатывалась в недрах компании «Дюпон», а координировалась Межведомственной комиссией по охране озонового слоя (МВК) во главе с председателем Государственного комитета РФ по охране окружающей среды Даниловым-Данильяном В. И., при этом президентом Венской конвенции и вице-президентом Монреальского протокола был назначен заместитель Данилова-Данильяна Соловьянов А. А.

И самое главное, что, организуя процесс прекращения производства «озоноопасных» хладонов в России, не ограничили их производство Китаю и другим развивающимся странам до 2020 года. В результате освободившееся от России место на мировых рынках хладонов заняли другие страны.

На одном из совещаний по Монреальскому протоколу в начале 2000 года Соловьянову был задан вопрос одним из заместителей министра обороны: «Вы что натворили? Что нам делать? В результате запрета у нас в оборонке невозможно эксплуатировать оборудование на сумму более 2 млрд рублей. И на какие средства его менять?» Ответ был из серии прекрасного времени Госплана: «Минобороны не оформило своевременно заявку на потребление необходимого количества хладона». Это был показательный пример экологического протекционизма, когда регулированием поставок материальных ресурсов стал заниматься Госкомэкологии. Этот комитет стал интенсивно создавать себе кормушки в виде разрешительных процедур на использование тех или иных товаров и веществ.

Самое интересное, в состав МВК вошли представители оборонки из концерна «Антей», который был держателем блокирующих пакетов ряда заводов по производству холодильного оборудования. И холодильным заводам этого концерна были выделены гранты Глобального экологического фонда и Международного банка реконструкции и развития для перевода производства на «озонобезопасные» хладоны. В результате все заводы рухнули, а последний из них, ярославский «Холодмаш», был обанкрочен с участием того же концерна и представителей ассоциации «Холодбыт», которые активно продвигали «технологии» компании «Дюпон» для завоевания российского рынка.

С точки зрения охраны окружающей среды этот негативный процесс имеет лишь один плюс — это прекращение использования хладонов в парфюмерной промышленности в качестве пропеллентов. А по российской промышленной, продовольственной и оборонной безопасности был нанесён сильнейший удар, от которого и в настоящее время мы «чихаем и кашляем» в прямом и переносном смыслах.

Виктор Потапов — заведующий лабораторией инноваций ОАО «Институт микроэкономики»