Сергей Минасян: Армяно-американские иллюзии Тбилиси и ситуация в Джавахке

Ереван, 15 октября 2005, 12:31 — REGNUM  

Справка: Сергей Минасян - директор Научно-исследовательского центра проблем региональной безопасности и интеграции Южного Кавказа Российско-Армянского (Славянского) государственного университета

События в Джавахети (армянонаселенный регион на юге Грузии - ИА REGNUM) стали развиваться едва ли не по самому неблагоприятному, но одновременно и по самому прогнозируемому со стороны политологов и аналитиков сценарию. Вечером 5 октября в г. Ахалкалаки произошел серьезный инцидент, в ходе которого сотрудниками грузинских силовых структур было применено огнестрельное оружие против местного армянского населения Джавахка, протестующего против действий работников налоговых служб Грузии. Свыше трехсот жителей города и окрестных сел собрались перед зданием районной управы, протестуя против решения грузинских властей, закрывших несколько торговых объектов в центре Ахалкалаки. В ответ на это солдаты грузинской жандармерии попытались разогнать собравшихся, жестоко избивая их резиновыми дубинками. Жандармами также был открыт огонь из автоматов в воздух. В результате избиения пострадали несколько человек, которые были госпитализированы. Это привело к активному противодействию сотен местных жителей и ситуация стабилизировалась лишь после прибытия губернатора края Георгия Хачидзе, вступившего в переговоры с представителями общественно-политических организаций Джавахка.

Руководители общественных организаций региона выражают уверенность, что массовое закрытие магазинов, принадлежащих армянам, и жестокий разгон мирного пикета являлись попыткой грузинских властей оказать давление на местное население, после принятого Советом общественно-политических организаций Джавахка 24 сентября 2005 г. обращения с призывом предоставить региону статус одного из автономных федеральных субъектов Грузии.

Со своей стороны, грузинская сторона попыталась объяснить эти события обыкновенным "усилением контроля в регионах", а президент Грузии даже одобрил действия сотрудников полиции и жандармерии. Однако, учитывая, что за последние несколько месяцев это уже третий аналогичный инцидент в армянонаселенных районах Грузии, его уже нельзя считать обыкновенной случайностью и ответственность за дальнейшее возможное обострение ситуации в Джавахке целиком ложится на власти страны. Случайностью или скорее неприятной неожиданностью для грузинских властей стала активная реакция местного армянского населения на попытки "закручивания гаек" со стороны официального Тбилиси. Власти не рассчитывали, что безоружное население окажет активное сопротивление действиям сотрудников жандармерии, вооруженных дубинками и автоматами. Видимо, в Тбилиси опять не учли экспертные оценки по ситуации в регионе или же следует полагать, что на позицию грузинских властей воздействовал иной весьма существенный фактор.

Есть вполне определенные основания утверждать, что на решение соответствующих структур в Тбилиси таким образом отреагировать на инициативы армянских общественно-политических организаций в Джавахке ошибочное влияние имели результаты одной недавней встречи в Вашингтоне. Речь идет о том, что после обращения общественности Джавахка к властям Грузии с призывом об автономии, посол Грузии в США имел предметную встречу с представителями Армянской Ассамблеи Америки в Вашингтоне. Видимо, на этой встрече грузинская сторона услышала от представителей этой организации то, что надеялась услышать: Ассамблея занимает умеренную позицию в вопросе предоставления автономии и попытается воздействовать на снятие политической составляющей проблемы Джавахка. Однако, проблема для грузинских властей заключается в том, что в реальности они не могут рассчитывать на умиротворяющее влияние ААА в этом вопросе, так как последняя не только не имеет никаких рычагов воздействия на общественность или политические процессы в Джавахке, но и уже не рассматривается американской администрацией как серьезный политический инструментарий США в нашем регионе. Нужно принять во внимание то, что ААА, не располагая должным влиянием в Армении, ни на одном этапе становления национальной государственности, вынуждена была выглядеть больше "католиками, чем Папой". Хорошо известно, что руководители ААА никогда не верили в исторический успех карабахского движения, отвергали саму возможность национально-освободительного движения армян, поддержали анти-патриотичный, коррумпированный режим АОДа, всегда выступали против патриотических организаций и идеалов, так и не предложив альтернативы. По существу, политика ААА в Армении провалилась, но это не принято афишировать. Данный провал явился закономерным и вполне ожидаемым. Представляется очень опасным участие такого рода организации в процессах, происходящих в Джавахке. Отсутствие политичности в данном случае сочетается с отсутствием принципов. Удачливый лоббизм вовсе не означает понимание политической перспективы и задач.

Естественно, можно учитывать, что ААА является выразителем настроений определенной части (но не всей) армянской общины США, и, соответственно, представляет интересы определенной части общественности и избирателей Соединенных Штатов. Ассамблея сыграла довольно значительную роль как в период арцахского национально-освободительного движения, так и в программах экономической и политической помощи Армении после обретения независимости. В 1990-х гг. ААА играла определенную роль в политических мероприятиях и контактах армянского руководства с конгрессом и администрацией США. Однако надо учесть, что на данный момент Ассамблея, как бы она этого не хотела, уже не имеет соответствующего влияния на руководство Армении и уж тем более на общественность Джавахка, чтобы играть какую-то роль в развитии политических процессов в этом регионе. Конечно, в Джавахке очень благодарны Ассамблеe за ее роль в формировании благоприятного общественного мнения в США относительно судьбы армянского населения Грузии, за лоббирование программ помощи от американского правительства по экономической реабилитации региона, в том числе в рамках программы "Вызовы Тысячелетия". А в Тбилиси, видимо, не забывают значимость ААА как в проталкивании участия самой Грузии в программе "Вызовы Тысячелетия", так и в лоббировании иных проектов грузинского правительства в Вашингтоне (правда, уже забывают, что тогда несколько иные люди представляли правительство Грузии). Однако все это не должно было создавать обоюдных иллюзий, что ААА своей "умиротворяющей" позицией сможет сыграть роль ограничителя политических процессов в Джавахке, ни и у властей Грузии, ни и у руководства самой Ассамблеи. Результаты этих иллюзий весьма обеспокоивают - в Джавахке уже послышались выстрелы.

С другой стороны, если же грузинское руководство в своих контактах с ААА имело в виду получение экспертной оценки процессов в Джавахке со стороны Ассамблеи, то в этом вопросе оно вдвойне ошибалось и, естественно, вдвойне неверно прореагировало на процессы в Джавахке. Ассамблея занимается определенным консалтингом и реализацией политики администрации США в нашем регионе, имеет контакты с экспертными кругами, однако уже не в полной мере справляется со своими задачами. Недавно, в приватной беседе один из представителей американского посольства в Ереване даже заявил, что в нынешних условиях Ассамблея уже не только не соответствует задачам, которые перед ней ставятся администрацией, но и, видимо, последней необходимо искать новых партнеров на местах, с большим привлечением местных ресурсов и методов.

Кроме этого, Тбилиси должен быть готов к тому, что его контакты с ААА по нивелированию политической составляющей проблемы и попытки проигнорировать (или противодействовать административно-силовыми методами) становление гражданского общества, появление влиятельных политических организаций и дискриминацию национального меньшинства в Джавахке рано или поздно приведут к неодобрению высоких патронов Ассамблеи в самом Вашингтоне.

Динамика ситуации показывает, что грузинские власти больше всего опасаются усиления реально влиятельных общественно-политических сил в Джавахке, с которыми уже нельзя будет говорить языком "кнута и пряника" или же "кланового разделения", как это привыкли делать в Тбилиси. И президент М. Саакашвили, и губернатор Г. Хачидзе, и другие грузинские должностные лица с завидным постоянством не перестают повторять, что общественно-политические организации Джавахка не являются серьезной силой, пользующейся поддержкой населения. Правда, вместе с тем забывают, например, что именно с этими "несерьезными силами" губернатор Самцхе-Джавахети был вынужден после инцидента 5 октября вести переговоры и именно эти силы взяли на себя ответственность за стабилизацию обстановки и успокоение общественности региона. Еще большей и очень опасной ошибкой является иллюзия того, что эти организации не пользуются поддержкой населения и их "нейтрализация" со стороны грузинских властей приведет к "умиротворению" ситуации в регионе. Поэтому приходится констатировать, что скорее несерьезно и упрощенно воспринимается проблема самой грузинской властью, когда вполне законным и естественным инициативам Совета общественно-политических организаций Джавахка противопоставляются демагогические высказывания такого ископаемого реликта советского политического ландшафта "позднешеварнадзевского периода", как Ван Байбурт или же выводится вооруженная автоматами жандармерия. Вместе с тем, можно надеяться, что определенные силы в грузинском руководстве довольно трезво и реально оценивают ситуацию, складывающуюся в регионе Самцхе-Джавахети. Недавно министр внутренних дел и безопасности Грузии Вано Мерабишвили заявил газете "Айкакан жаманак": "Что касается автономии, если они под этим словом понимают самоуправление, то мы это только приветствуем". Вано Мерабишвили, который вместе с некоторыми своими ближайшими соратниками сам является выходцем из Самцхе-Джавахетии, намного лучше, чем очень многие в Тбилиси, представляет реальную ситуацию в этом регионе. Поэтому, если под его словами предусматривается возможность реального углубления децентрализации власти и развитие местного самоуправления в Самцхе-Джавахети, то это уже можно рассматривать как готовность властей Грузии серьезно и более предметно рассмотреть возможность решения проблем региона именно в политической плоскости, что является основной причиной конфликтогенности. В принципе не важно, как будет называться автономия для Самцхе-Джавахети, важно реальное содержание этого статуса. В конце концов, сами грузинские эксперты в своих работах неоднократно использовали термин "ассиметричный регионализм" в местном самоуправлении, в том числе применительно к армянонаселенным районам. Грузия - горная страна и многие грузинские эксперты (например, Комиссия по местному самоуправлению при президенте Грузии) неоднократно предлагали избирательный подход к различным районам страны в формировании структур местного самоуправления.

Однако, в том же интервью грузинский министр также заявил: "Если дело в политических амбициях отдельных лиц, то мы это всерьез не воспринимаем... Я не знаю и не интересуюсь группами, которые всем этим занимаются. Мы готовы выслушать людей, которые избраны народом, депутатов, избранных по мажоритарным спискам". Если под этими словами грузинского министра скрывается желание властей к возврату к методам и политике "разделяй и властвуй" времен Э. Шеварднадзе, когда путем манипулирования противоречиями между различными политическими группировками Тбилиси пытался сдерживать ситуацию в регионе, то это приведет лишь к противоположным результатам, так как общественно-политическая ситуация в Джавахке коренным образом изменилась. Властные структуры Грузии могут поддаться искушению отреагировать на процессы в Джавахке самым легким, но одновременно самым опасным способом - так, как пытались делать до сих пор. И в этом им могут помочь те силы или организации, которые ошибочно предполагают, что "умиротворение" или игнорирование существующих политических проблем в Джавахке и есть выход из ситуации. Однако, единственно правильным, хотя и трудным решением для грузинских властей будет готовность пойти на либерализацию своего отношения к армянскому населению региона, что будет рассматриваться как попытка пойти навстречу процессам строительства гражданского общества, децентрализации самоуправления и защите прав человека и национальных меньшинств в Грузии.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.