Министры энергетики стран Европейского союза решили, что Брюссель полностью исключит российское голубое топливо из контрактов на совместные закупки ЕС. Однако, как оказалось, для российской экономики последствия такого решения могут оказаться практически нулевыми. Как заявил 25 ноября корреспонденту ИА REGNUM заведующий отделом института энергетических исследований РАН, директор Центра исследований в нефтегазовой сфере института экономики и регулирования инфраструктурных отраслей ВШЭ Вячеслав Кулагин, в действительности российская экономика едва ли почувствует серьезный урон. А вот что касается европейцев, то им придется всерьез задуматься о собственных экономических выгодах.

Завод по производству сжиженного природного газа (СПГ)
Завод по производству сжиженного природного газа (СПГ)
Дарья Антонова © ИА REGNUM

«Есть пул поставщиков, которые поставляют газ в ЕС. И эти поставки различаются по затратам. Российские затраты не самые высокие, потому что транспортное плечо достаточно короткое. Плюс сжижение происходит в холодных условиях. И как показала практика, этот газ с удовольствием берет европейский рынок. С наших арктических проектов основной объем поставок как раз идет в Европу. Если будут введены ограничения в рамках этого механизма на совместную закупку, то значит, этот газ не попадает в пул поставщиков. Но раз он попадает на рынок и он дешевый, то его придется заменять более дорогим. Соответственно, в рамках этих закупок придется ориентироваться на более дорогие источники. Таким образом, последствия достаточно простые — те, кто будет покупать газ по этому механизму, будут покупать его дороже», — сказал Кулагин.

При этом он отметил, что параллельно будет функционировать и другая система, предполагающая более выгодные предложения.

«У государств ЕС будет выбор — либо в рамках новой системы брать газ и платить больше, либо без нее договариваться о закупках на более комфортных условиях. Скорее всего, это говорит о том, что у стран ЕС не будет особого интереса развивать этот механизм отказа от совместных закупок российского газа», — сказал Кулагин.

Что касается последствий для России, то, как отметил Кулагин, трубопроводные поставки в настоящее время идут ниже контрактных обязательств.

«Причем заметно ниже из-за того, что есть трубопроводные ограничения. И технические, и политические. Соответственно, как бы дальше ни развивалась ситуация, действующие контракты вполне позволяют вести поставки на том уровне, который обеспечивают трубопроводные мощности. То есть влияние нового механизма на трубопроводные поставки нулевое. Контрактов и так более чем достаточно, — сказал Кулагин. — А вот на поставки СПГ данный механизм может повлиять. Но, во-первых, надо понимать, что все поставки СПГ из России законтрактованы. Там просто нет каких-то окон, когда надо искать рынок. Уже есть портфели контрактов. И потом, если оценивать объем европейского рынка, то этот механизм (отказа от совместных закупок — прим. ИА REGNUM) может охватить примерно 10% рынка СПГ. Соответственно, 90% будут абсолютно свободны и открыты для поставок с любого проекта».

Как подчеркнул Кулагин, это огромная ниша с хорошими рыночными ценами.

«И, как результат, если сегодня все СПГ-заводы работают выше проектной мощности, то вполне можно ожидать, что и на перспективу эта ситуация сохранится. И в 2023 году, когда есть очень высокий спрос на рынке, высокие цены, этот газ будет производиться и с удовольствием браться покупателями как в Европе, так и в Азии. Поэтому ожидать снижения объемов производства СПГ либо уменьшения выручки не стоит. Заводы продолжат стабильно работать», — подытожил Кулагин.

Напомним, как сообщало ИА REGNUM, ранее директор центра конъюнктурных исследований ВШЭ Георгий Остапкович рассказал, почему решение европейских министров энергетики не нанесет большого ущерба российской экономике.

Читайте ранее в этом сюжете: Насколько опасен для РФ отказ ЕС от совместных закупок российского газа?

Читайте развитие сюжета: Газовый вопрос всё сильнее подрывает солидарность внутри ЕС — экономист