Изучив вопрос, могу сказать одно: воссоединение Восточной Малопольши с материнскими землями на Западе ни в коем случае не таит в себе какой-либо меркантильный интерес. По одной простой причине — недра Галиции и Волыни удручающе бедны! Никаких полезных ископаемых, страсть к овладению коими наши недруги могли бы поставить нам в вину, на воссоединяемых с Польшей территориях НЕТ. Именно так, заглавными буквами — НЕТ…

Львов
Львов
Иван Шилов (с) ИА REGNUM

Предкарпатская нефтегазоносная область в пределах Львовской, Ивано-Франковской и Черновицкой областей находится уже даже не на стадии угасания: месторождения нефти там — на конечной стадии разработки, газа — на режиме истощения. Суммарный объём добычи углеводородов по области составлял на 2007 год не более 6% от общей добычи бывш. УССР — что говорит о том, что ни о каких нефтегазовых перспективах для объединённой страны не может идти и речи.

Чуть лучше ситуация с бурым и каменным углём — он, во всяком случае, есть: Львовско-Волынский каменноугольный бассейн занимает площадь около 10 тыс. км². Территория бассейна тянется с севера от города Устилуг Волынской области на юг примерно до города Великие Мосты Львовской области на 125 км, с запада на восток — на 60 км. Запасы шахт Львовского бассейна составляют около 100 миллионов тонн в существующих шахтах и 205 миллионов тонн — разведанных и годных к добыче запасов. То есть с углём в Восточной Малопольше всё более-менее шоколадно — но нам ли, с нашим Шлёнском, разевать рот на львовскую угледобычу? Нам бы со своей управиться…

Шахта «Межречанская». Червоноград. Львовская область. б. УССР
Шахта «Межречанская». Червоноград. Львовская область. б. УССР
Водник

Ну а в остальном — просто полный швах. Солотвинское месторождение каменной соли закрыто ещё в 2008 году за нерентабельностью, торфяники Ровенской и Волынской областей интересны лишь с точки зрения местного потребления, Предкарпатский сероносный бассейн хоть и богат (прогнозные ресурсы бассейна оцениваются в несколько миллионов тонн серы), но сера это не тот продукт, в котором существует острая нужда на мировых рынках. Ну а единственное стоящее месторождение — Мужиевское (полиметаллических руд), где, кроме золота, коего там, по данным геологоразведки, более тридцати тонн, можно добыть ещё и миллион тонн цинка и свинца разведанных запасов (в денежном эквиваленте — почти $3,8 миллиарда в ценах 2006 года) — при распаде бывш. УССР отойдёт или Словакии, или Венгрии, поскольку находится в пределах Закарпатской области, и там уж разбираться словакам с венграми….

Но это не главное. Бедные недра вновь присоединяемых к Польше территорий компенсируются обильным их населением — трудолюбивым, склонным к аскетизму, нетребовательным к условиям труда. Сейчас большинство этого трудоспособного населения зарабатывает свой хлеб за границей, поскольку на их родине свирепствует некомпетентное, вороватое, лживое и бесчестное руководство, которое ни единой секунды не думает о будущем вверенных ему территорий. Если же Галиция и Волынь станут польскими, там будут действовать нормы польского законодательства, на них распространятся обычаи польского ведения дел, иностранные компании откроют там свои заводы, и наши новые соотечественники смогут зарабатывать свой хлеб дома, каждый вечер возвращаясь к своим семьям. Что начисто уничтожит ту энтропию, которая автоматически порождается самим институтом гастарбайтерства. Наши новые соотечественники избавятся от необходимости отправляться на поиски заработка в Польшу — Польша сама придёт к ним со своими заводами и фабриками!

Главный ресурс Галиции и Волыни — это, на самом деле, не сера, уголь или янтарь (которого тоже достаточно много в Ровенской области, в приграничных с Белоруссией районах). Главный ресурс новых старых воеводств — это люди!

Читайте ранее в этом сюжете: Польский Львов: больше референдумов, хороших и разных!

Читайте развитие сюжета: Польский Львов с точки зрения туризма