Проект международного транспортного коридора «Север — Юг» интересен России и Азербайджану. Но сам Иран к нему еще не готов. Об этом в интервью ИА REGNUM сказал генеральный директор исследовательского агентства InfraNews Алексей Безбородов.

Встреча России, Ирана и Турции
Встреча России, Ирана и Турции
Иван Шилов © ИА REGNUM

ИА REGNUM: В последнее время активизировались переговоры по проекту МТК «Север — Юг». Идея начинает приобретать реальные очертания?

Алексей Безбородов: Пока никакой конкретики нет. Активность российских чиновников — это одна история. Активность Азербайджана — тоже.

На сегодняшний день понятны только наши потребности и возможности. Потребность работать через Иран существует, интерес к проекту у России тоже есть. Но проблема в том, что сам Иран инфраструктурно к этому не готов. На этом почти любые обсуждения можно заканчивать.

ИА REGNUM: Ирану нужны инвестиции. Кто может их дать?

Алексей Безбородов: Однозначно не Россия. Может быть, конечно, и может, но тогда я не очень понимаю ситуацию. У нас есть своя инфраструктура, свои производства и точки приложения усилий, так почему мы должны инвестировать в Иран?

Хасан Рухани
Хасан Рухани
President.ir

У нас лежит кубышка — Фонд национального благосостояния России, она пока не распечатана. Говорить пока не о чем.

Проекте МТК «Север — Юг» интересен Баку, и деньги у него есть. Азербайджану нужны выходы через Иран. Через Турцию и Грузию у них выход уже есть, но резервный вариант тоже очень перспективен.

ИА REGNUM: Если сейчас Россия постепенно переориентируется на другие рынки, может быть, проект МТК будет интересен в софинансировании с Китаем?

Алексей Безбородов: Вопрос не в том, что России интересно. Интерес, безусловно, есть. Дело именно в том, что мы не очень понимаем, чего мы хотим.

Если мы говорим о расширении рынков — то у нас есть куда двигаться. Например, мы имеем крайне бедный в инфраструктурном плане Дагестан, его обязательно надо разрабатывать во имя мира и спокойствия. У нас, я надеюсь, будет восточная часть б. УССР и так далее.

Будет огромное количество различных проектов и историй, кроме Ирана, которые потребуют гигантских вложений. И в этой ситуации представьте, приходят люди за деньгами и говорят — нам нужно построить 300 километров железнодорожного полотна, 200 километров дороги, а еще нужны инвестиции в северные порты.

Но мы же не можем, условно говоря, подойти к ситуации с наскока — построить просто отдельный участок железной дороги, за который в одно время брался Азербайджан и то потом забросил — и все. Ну, допустим, Россия ее построит. И что? Все станет сразу хорошо и все заработает? Ничего подобного.

Международный транспортный коридор «Север — Юг»
Международный транспортный коридор «Север — Юг»
Hellerick

Чтобы работала логистика, нужны люди, обученные специалисты, терминалы по всему Ирану, порты на севере и на юге страны. Это должны быть комплексные программы инфраструктурного развития. Пока ничего этого нет.

В связи с этим возникает вопрос: на что готов Тегеран? Каким образом он будет заниматься развитием логистики в своей стране — просто даст согласие инвестировать в свою инфраструктуру после чего отойдет в сторонку и будет смотреть? Или выделит деньги, специалистов и землю?

ИА REGNUM: Как Иран вел себя раньше, когда обсуждались подобные масштабные проекты?

Алексей Безбородов: Он придерживался первого варианта — давал возможности для инвестирования и отходил в сторону. Обсуждение проектов, как правило, заканчивалось на этой стадии. А тратить российские национальные резервы, чтобы развлечь иранское руководство, — не самая эффективная идея.