Параллельные поставки импортных товаров способны создать необходимую сегодня конкуренцию. Необходимую в силу роста цен на некоторые товары в отсутствие конкуренции. Правда, ряд экспертов говорит о том, что это не нужная конкуренция — подавляющая способность роста производства таких товаров — на территории России. Но ведь и он, параллельный импорт, «пришел» не навсегда, а лишь на этот год. Во всяком случае, пока. «Пришел» на время, необходимое для адаптации экономики к новым реалиям. А реалии таковы (речи, конечно же, не ведется о товарах, производство которых в России в принципе не локализовано), что некоторые товары, производимые на территории России, заметно подорожали, лишь позже слегка откатившись назад в цене. Но ведь и цены на аналогичные товары параллельных импортных поставок, в силу новых логистических путей, тоже будут выше. Следовательно, возникает вопрос: что мешает производителям снизить цены на товары, производимые на территории России, конкурентно переиграв «параллельную продукцию»? Желание таких производителей сохранить монополию, в том числе и на прямые поставки товаров из-за рубежа?

Теодор Жерар. Базарный день (фрагмент). XIX век
Теодор Жерар. Базарный день (фрагмент). XIX век

Так, например, ассоциация крупных международных производителей «Русбренд» обратилась в Минпромторг с инициативой исключить косметику и бытовую химию из параллельного импорта. Как сообщает издание «Известия», ознакомившееся с письмом организации в министерство, речь идет об исключении продукции под такими марками, как Nivea, Rexona, Shamtu, Vanish, Cillit, Domestos и других. Как поясняют авторы письма, некоторые крупные иностранные компании продолжают производить свою продукцию на территории России, либо самостоятельно ввозят ее напрямую, теперь же с легализацией параллельного импорта они сталкиваются с конкуренцией продукции под своим же брендом из других стран. Как пояснил изданию исполнительный директор «Русбренда» Алексей Поповичев, исключение такой продукции из схем параллельного импорта позволит «отмести контрафактную продукцию» и защитить правообладателей, работающих в России, от репутационных рисков — «столкнуться с некачественным, фейковым товаром, который воспримут как настоящий». По его мнению, «таможня не может на границе глубоко анализировать особенности продукции: это неэффективный подход, который будет задерживать всю работу системы». Кроме того, как сказал Поповичев, даже если в Россию поступит оригинальная продукция этих брендов из других стран, товар может оказаться неожиданного качества. Производитель, пояснил он, ориентируется на потребности людей в каждой отдельной стране, учитывая, например, жесткость воды на локальном рынке, типы кожи местных покупателей и т.п., поэтому даже оригинальный товар, произведенный для другой страны, может быть воспринят покупателем, как продукция со сниженным качеством.

К слову, вспомним встречу ныне экс-главы Федеральной антимонопольной службы Игоря Артемьева с президентом РФ Владимиром Путиным, состоявшуюся в сентябре 2020 года. Тогда руководитель ФАС как раз говорил о расхождениях качества импортной продукции, производимой за рубежом, и такой же продукцией, производимой в России.

«Мы решили сравнить региональный товар, который продается в Западной Европе, и который продается в России. На нем написано «оригинальный». То есть он должен полностью по рецептуре соответствовать тому товару, который продается в Западной Европе и в России. Химическим методом, органолептическим методом мы установили, что нас кормят во многих случаях некоторые недобросовестные компании — а мы широким гребнем сейчас прошлись, — суррогатами», — сообщил тогда Игорь Артемьев главе государства.
«Не хотите говорить сейчас, по каким компаниям обнаружены расхождения?» — спросил президент.
«Ну это компания Henkel, компания Lindt, шоколад, стиральные порошки, ну и еще целый ряд других», — ответил Артемьев.
Встреча Владимира Путина с Игорем Артемьевым.
28.09.2020 г.
Встреча Владимира Путина с Игорем Артемьевым.
28.09.2020 г.
Официальное интернет-представительство президента России

Возвращаясь к просьбе «Русбренда» об исключении из параллельного импорта ряда товаров, отметим, что в Минпромторге «Известиям» пояснили, что при подготовке изменений в приказ ведомство рассмотрит предложения Ассоциации, напомнив также, что одним из оснований для включения в перечень товаров, разрешенных для параллельного импорта, было прекращение не только производства, но и отгрузок продукции в Россию. При этом в министерстве подчеркнули, что «продолжение производства какой-либо продукции на территории РФ необязательно означает продолжение поставок этих товаров в российский ритейл». В то же время председатель Союза потребителей РФ Петр Шелищ сказал изданию, что параллельный импорт стимулирует конкуренцию. В такой системе, по его словам, зарубежные правообладатели уже не могут диктовать импортерам и продавцам условия реализации, цены и другое. Более того, Шелищ напомнил, что российские власти призывали мировые бренды локализовать свои производства в нашей стране еще в начале 2000-х, тогда компании настояли на отказе от параллельного импорта.

С мая, с момента разрешения ввоза в страну товаров без разрешения правообладателя, было закуплено продукции на 2 млрд долларов. Как пишет РИА Новости, в основном это автозапчасти, потребительские и товары, которые зарубежные партнеры отказались поставлять напрямую. При этом по оценке CEO облачного сервиса «МойСклад» Аскара Рахимбердиева, объемы продукции из списка параллельного импорта не удовлетворят спрос, а лишь помогут справиться с острым дефицитом и закроют базовые потребности. К параллельному импорту, пояснил он, относятся товары, отсутствующие в стране: оборудование, комплектующие и сырье для промышленности, лекарства, а также товары потребительского спроса, которые позволят избежать дефицита и сохранят обороты малому бизнесу. Логистические сложности из-за санкций, увеличение числа посредников и скорость заполнения «пустот» по необходимым позициям, как отметили аналитики сервиса, оказывают нагрузку на рост цен на «параллельную продукцию», который составил от 15 до 50 процентов.

Генри Чарльз Брайант. Рыночный день. 1871
Генри Чарльз Брайант. Рыночный день. 1871

Между тем эксперты отмечают, что рынок просто еще не перестроился. Как сказал информагентству президент Русско-азиатского союза промышленников и предпринимателей Виталий Манкевич, «рынок быстро отрегулирует соотношение спрос — предложение — цена: тот, кто будет сильно завышать цену, столкнется с падением спроса или даже антимонопольной службой». При этом Минпромторг, отмечает издание, уже осенью с появлением российских аналогов может, так сказать, прикрыть параллельный поток товаров заградительными пошлинами, но обещает обойтись без тотального протекционизма: главное, по словам первого замглавы ведомства Василия Осьмакова, — нащупать баланс между ним и созданием конкурентных условий.

В пресс-службе Федеральной таможенной службы «Известиям» рассказали, что при контроле товаров таможенники ориентированы на получение сведений о визуально определяемых признаках контрафактного производства и упаковки товаров, например, некачественное или неаккуратное исполнение товарных знаков и их нанесение на продукцию и упаковку. При этом информация о признаках контрафактной продукции интегрируется в систему ФТС по управлению рисками, затем используется в качестве дополнительных форм контроля. При подтверждении данных о подделке, такие товары, как отметили в службе, в Россию не допускаются. По мнению же Виталия Манкевича, правительство готово защищать права оставшихся на рынке фирм и российских потребителей, поэтому вряд ли разрешение параллельного импорта простимулирует наплыв подделок. Более того, по его словам, продажи будут официальными, с уплатой налогов, то есть вряд ли стоит ожидать ухода рынка в серую зону.