Власти Аргентины подали заявку на вступление в состав объединения БРИКС, куда уже входят Россия, Бразилия, Китай, Индия и ЮАР. Официальный представитель МИД Мария Захарова сообщила, что латиноамериканское государство подало заявку одновременно с Ираном. Зачем Аргентине новое интеграционное объединение и поможет ли оно победить кризис в стране?

Аргентина
Аргентина
Дарья Драй © ИА REGNUM

За колхозы или против?

В России к новым кандидатам на вступление отнеслись несколько сдержанно. Так, помощник президента РФ Юрий Ушаков заявил, что Россия не возражает против расширения объединения, но при этом необходимо продумать требования для кандидатов.

«Формат БРИКС+ предполагает, что будет создаваться постоянный круг друзей объединения. И состоявшаяся дискуссия показала, что в орбиту БРИКС будет вливаться всё больше и больше единомышленников», — цитирует Ушакова РИА Новости.

Альтернатива «Большой семёрке»

Российский сенатор Алексей Пушков считает, что в перспективе расширение БРИКС может привести к созданию альтернативы «Большой семёрке».

При этом в своём телеграм-канале он напомнил, что в странах БРИКС проживает 40% населения всей планеты, на которых приходится 25% мирового ВВП, а уже к 2023 году, согласно прогнозам, страны-участницы объединения обгонят по этим показателям США и Евросоюз.

Участники саммита БРИКС
Участники саммита БРИКС
Kremlin.ru

Буэнос-Айрес идёт ва-банк

В самой Аргентине бушует очередной кризис: страну очень часто называют «государством девяти дефолтов», и экономисты не исключают, что в Буэнос-Айресе может произойти десятый по счёту дефолт. Для местного населения такое положение вещей — не редкость, поскольку люди попросту привыкли к скачкам цен в магазинах.

Так, цены в мае за месяц выросли в Аргентине на 5,1%, а центробанк страны решил экстренно повысить ставку сразу на 300 базисных пунктов — до 52%. Институт статистики Аргентины отмечает, что инфляция в годовом исчислении достигла 61% и к концу года может повыситься ещё на 11%. Это напрямую влияет и на инвестиции в страну: зарубежные инвесторы спешат вывести свои активы, поскольку сталкиваться с кризисом мало кто хочет.

Долг платежом красен

Одна из ключевых проблем Аргентины — огромный внешний долг перед Международным валютным фондом, от которого страна страдает более двух десятков лет. Ещё в 2001 году президент Аргентины Фернандо де ла Руа обратился за финансовой помощью к МВФ (песо был сильно подвязан на доллар, аргентинские товары обесценивались, и в итоге страна практически полностью зависела от импорта), и в организации дали добро на помощь стране, однако спустя несколько месяцев передумали. В результате аргентинцы начали массово снимать доллары со своих счетов в банках, что привело к указу минэкономики об ограничении снятия наличных средств и переводов за границу.

Такое положение вещей повергло страну в долгосрочный кризис: сам де ла Руа ушёл в отставку, оставив экономику страны один на один с кредитором, а усугубил положение с МВФ один из следующих президентов — Маурисио Макри.

Удар за ударом

Другой крупный кризис в стране наступил в 2019 году: колебания курса валют привели к колебаниям цен в магазинах, и это вполне логично привело к массовым акциям протеста. Спустя ещё год мир накрыла пандемия коронавируса, и экономику Аргентины залихорадило ещё сильнее.

Сами аргентинцы выходят из положения как могут и как им диктует ситуация: например, многие заменили в своём рационе знаменитую на весь мир говядину курицей или рыбой, а также начали увлекаться торгами на криптобиржах.

Партнёр или нахлебник?

Желание Буэнос-Айреса выйти из крутого пике вполне объяснимо: стул под президентом Альберто Фернандесом шатается всё сильнее, а солидарность со странами Латинской Америки, ярко декларируемая в СССР в виде разнообразной помощи, осталась далеко позади.

Альберто Фернандес
Альберто Фернандес
Nicolás Aboaf

Перспективы у БРИКС в целом имеются: «на бумаге» это действительно крепкое интеграционное объединение, которое может связать по всему миру единую цепь. Однако нужны ли объединению экономически нестабильные участники? Лихорадит Аргентину достаточно давно, а БРИКС состоит в основном из развивающихся стран.

Не исключено, что именно поэтому Москва несколько настороженно относится к перспективе расширения состава БРИКС. Если Иран кое-как научился жить в условиях западных санкций (в том числе при помощи параллельного импорта), то с Аргентиной пока всё очень туманно.

БРИКС, БРЮКИ или АБРИКОСИК?

Аббревиатура BRICS — это сокращение от Brazil, Russia, India, China, South Africa. Однако пользователи соцсетей начали фантазировать на тему возможности новой аббревиатуры после расширения объединения. Так, в соцсетях напомнили, что если брать сугубо русские названия стран, то можно назвать объединение БРЮКИ, а если, помимо Аргентины, принять в состав Гондурас, Доминикану и Египет — получилось бы АБРЮКИГДЕ.

Впрочем, кое-кто из пользователей считает, что вместе с Аргентиной и Ираном можно принять в БРИКС Оман, Сирию и КНДР — тогда получится и вовсе АБРИКОСИК.