Рыба всегда была в центре внимания властей, общественности и населения. Не обделена она этим и сейчас, поскольку её значение в обеспечении продовольственной безопасности страны в условиях санкций значительно возрастает.

Снейдерс Франс. Рыбная лавка
Снейдерс Франс. Рыбная лавка

Между тем властными структурами принятые ранее, как и намечаемые в настоящее время, очередные меры по пересмотру механизма наделения рыбаков долями-квотами на вылов водных биоресурсов периодически пересматриваются. Это в свою очередь создаёт неуверенность среди рыбопромышленников по развитию рыболовства на перспективу.

Так, в недалёком прошлом на завершающем заседании рабочей группы, которое состоялось в июне 2015 года под председательством этой группы Кожемяко О. Н., в то время губернатора Сахалинской области, рассматривался проект итогового доклада к президиуму Госсовета Российской Федерации «О развитии рыбохозяйственного комплекса в Российской Федерации».

Однако тон дискуссии на нём задавал не О. Н. Кожемяко, а помощник президента России И. Е. Левитин, который в то время курировал все вопросы подготовки материалов к предстоящему рыбному заседанию президиума Госсовета.

Игорь Левитин
Игорь Левитин
Официальное интернет-представительство президента России

Именно И. Левитин неодобрительно отнёсся к единодушному мнению присутствующих на заседании рабочей группы рыбопромышленников выступивших за сохранение оправдавшего себя на практике «исторического принципа» наделения пользователей долями-квотами на 15-20 лет вперёд. Все они возражали против введения «квот под киль» и «инвестиционных проектов» (далее по тексту — «инвестквоты») для обязательного обновления рыбопромыслового флота только на российских верфях, считая, что последние по ряду причин к этому пока не готовы.

Он же — Левитин — резко «осадил» и представителя объединения судостроительных компаний, который пытался, встав на сторону рыбаков, разъяснить, что верфям необходимо время для подготовки к осуществлению столь масштабного строительства рыболовного флота в России.

На моё замечание как представителя ветеранов рыбной отрасли о том, что подобные новации, как «квоты под киль», «инвестквоты» и «аукционы на доли-квоты в воде» не применяются ни в одной стране мира с рыночной экономикой и развитым морским рыболовством И. Левитин не нашёл аргументов, чтобы это отвергнуть. Вместе с тем он спросил: «Так что же мы будем записывать в договора на квоты на очередной период? Какие обязательства частные компании возьмут на себя по обновлению флота?».

Ответ был очевиден, что обновление рыбопромыслового флота — это обязанность самих собственников рыбопромысловых компаний и осуществлять его надо с использованием финансово-экономических инструментариев, как это делается во всём мире. И главное здесь — долгосрочные кредиты, желательно под 2-4% годовых, как это осуществляется, например, в Норвегии и в других государствах. Эти соображения остались также без комментариев представителя администрации президента.

Так, впервые рыбацкое сообщество выступило с единой точкой зрения на столь ответственном заседании, да ещё и на площадке администрации президента (совещание проходило на Старой площади, бывшее здание аппарата ЦК КПСС).

При этом представители рыбаков руководствовались ранее принятым решением III Съезда работников рыбного хозяйства России. На нем все участники выступили за сохранение «исторического принципа» наделения пользователей долями-квотами на вылов на долгосрочной основе. Этим же решением были отвергнуты как разрушающие отрасль такие предложения—«новации», как «квоты под киль» и «аукционы на квоты в воде».

Несмотря на всё это, на самом заседании президиума Госсовета, прошедшем 19 октября 2015 года под председательством президента Российской Федерации В. В. Путина, хотя и был частично сохранен «исторический принцип», было принято одновременно, по моему мнению, и ошибочное решение по «инвестквотам». При этом представителям объединений рыбаков слова для выступления предоставлено не было, хотя они присутствовали на нём и желали публично в присутствии президента высказать свои возражения.

Заседание президиума Госсовета по вопросам развития рыбохозяйственного комплекса. 19.10.2015
Заседание президиума Госсовета по вопросам развития рыбохозяйственного комплекса. 19.10.2015
Официальное интернет-представительство президента России

Так и была принята, вопреки мнению рыбацкого сообщества, «новация», получившая наименование «инвестквоты». Суть их известна, и она вот уже вторую пятилетку будоражит не только рыбаков, но и не сходит со страниц СМИ.

Это принудительное, с использованием властными структурами правом распоряжаться водными биоресурсами, обновление собственниками частных компаний своего рыбодобывающего флота только на российских верфях и строительство рыбоперерабатывающих береговых фабрик за счет так называемых «инвестквот» в объёме до 20% от общего допустимого улова (ОДУ). Сохраняются и проводятся ещё и аукционы на доли-квоты вылова водных биоресурсов в воде.

Другими словами: власть отнимает у всех 20% водных биоресурсов и даёт их тем, кто в кильватере инициаторов этой «новой мировой рыболовной политики — новаций». А ими в то время были, да и остаются по сей день Минсельхоз и Росрыболовство во главе с заместителем министра — руководителем Федерального агентства по рыболовству И. В. Шестаковым. Справедливости ради, всё же отмечу, что последнего, считаю, незаслуженно лишили в этом году приставки заместителя министра, оставив только должность руководителя Росрыболовства. Вероятно, сделано это по двум соображениям:

  • первое: это обязать И. Шестакова сосредоточить всю работу на проблемах рыбной отрасли в условиях, когда Росрыболовство к своим основным функциям, определенным в положении о нём и касающимся рыбного хозяйства и рыболовства ещё и добавились функции и ответственность в соответствие с решением правительства РФ за весь так называемый «рыбохозяйственный комплекс»;

  • второе: не исключено, что кому-то очень хочется возложить всю ответственность за практическую реализацию «новаций» по «инвестквотам» в случае её провала лично на И. Шестакова.

Илья Шестаков
Илья Шестаков
Официальное интернет-представительство президента России

В настоящее время осуществляется так называемый первый этап по «инвестквотам». Промежуточные результаты его известны. Они не вселяют оптимизма.

В строй введено всего 9 судов вместо планируемых 105 (в том числе 64 рыбодобывающих и 41 краболовного). Сроки строительства и ввода в эксплуатацию остальных 96 судов по самым разным причинам сдвинулись почти от двух до пяти лет.

К тому же, как признает и сам И. Шестаков, строим на российских верфях «долго, дорого», но… «очень качественно». Замечу, что относительно качества говорить пока рановато. Практика эксплуатации этих судов покажет их качество. Хотелось, чтобы действительно оно было, качественным.

Так, рыбная отрасль благодаря «инвестквотам» стала по существу донором судостроителей, забывая о своей главной задаче — обеспечивать продовольственную безопасность страны, поставляя на внутренний рынок рыбопродукцию с целью её потребления населением в объёме не ниже рекомендуемых норм Минздравом России. А это более 22 кг/чел/год. И не сырца с глазами, жабрами, внутренностями, плавниками и костями, как считает Росстат, а рыбопродукции — мяса рыбы. Фактическое же потребление рыбопродукции в последние годы едва превышает по разным оценкам 12-14 кг/чел/год. Добавьте сюда и такой факт, как растущие ежегодно цены на рыбные товары. Рыба стала настолько дорогой, что недоступна для большинства населения страны. Власть этого не видит, а если иногда и замечает, то, разводя руками, всё причитает, что это же рынок и он устанавливает цены.

Между тем на «судьбоносном» заседании президиума Государственного совета Российской Федерации по вопросам развития рыбного хозяйства, о котором упоминалось выше, президент Российской Федерации В. В. Путин, обращаясь ко всем присутствующим, да и ко всему населению страны, особо подчеркнул:

«Главная цель нашего заседания — определить меры, которые будут способствовать наполнению российского рынка качественной и доступной по цене отечественной рыбной продукцией. Решения именно этой задачи как раз люди от нас с вами и ждут».

К сожалению, эта главная целевая установка президента, как показывает практика последних лет, так и не реализована. Все усилия ответственных за рыбную отрасль были брошены на поиски сомнительных схем по делению квот и за счёт них, осуществлять строительство флота и рыбоперерабатывающих фабрик. А на принятие мер, способствующих наполнению внутреннего рынка качественной и доступной отечественной рыбопродукцией, времени так и не хватило.

Такой стиль работы и привёл к тому, что первый этап «инвестквот», спустя пятилетие после его запуска, мягко говоря, провален.

Можно списывать этот провал на непредвиденные пандемию и санкции, неготовность верфей к строительству современных рыбопромысловых судов, отсутствие отечественных комплектующих и т.д.

Ян Порселлис. Рыболовные суда в ветреный день
Ян Порселлис. Рыболовные суда в ветреный день

Но вместе с тем руководство отрасли, да и страны, принимая такое ответственное решение, как масштабное обновление частного рыбодобывающего флота на российских верфях за счет общественного природного ресурса — водных биоресурсов, должны были всё просчитать и предусмотреть соответствующие решения при разных обстоятельствах и возможных рисках, включая и политические риски.

Напомню из нашего прошлого отечественного опыта, правда, так чуждого сегодняшним властям, советского периода, такое, близкое к сегодняшнему положению, обстоятельство. В конце 50-х — начале 60-х годов прошлого века по предложению министра рыбного хозяйства А. А. Ишкова было принято правительством СССР решение начать строительство государственного среднетонажного и крупнотоннажного рыболовного флота за рубежом за счёт государственных финансовых средств. Дескать, рыбаки рассчитаются за суда в будущем за счёт поставки своей продукции на внутренний рынок по ценам, установленным государством.

Одновременно с этим было принято решение ускоренно осваивать Минсудпромом СССР аналогичное строительство таких судов и на отечественных верфях. При этом ставилась задача строить на уровне зарубежных фирм и снижая затраты на их строительство. Так и наши верфи, параллельно со строительством флота за рубежом, начали строить крупнотоннажные рыбопромысловые суда. Да, качество на первых порах было хуже зарубежного, но и это со временем было преодолено. Так и начал пополнятся флот уже и отечественными судами.

Вернёмся к нашим дням. Не завершив Первый этап, и не зная его экономическо-социальные последствия, инициаторы «инвестквот» ускоренно продвигают и готовят законодательную базу для внедрения второго этапа «инвестквот» с продолжением очередных крабовых аукционов.

Вновь хотят отнять очередные 20% от ОДУ рыбных ресурсов и оставшихся 50% крабовых квот у законопослушных компаний.

Строить уже предлагают не только рыбопромысловые суда и рыбоперерабатывающие фабрики, но ещё и транспортные суда для перевозки рыбы. И всё это будет частным флотом. Для каких частников транспорта строить собираются? Для своих?

Приехали!

Так завтра можно ожидать, что за счёт рыбных квот начнется строительство шоссейных дорог и мостов. Ведь по ним тоже рыбу возят.

Помню, в бытность ельцинизма служивые администрации президента прессовали руководство Роскомрыболовства, выделить им квоты на вылов краба для ремонта кремлёвских палат. С трудом тогда отбились от такого натиска и только благодаря председателю правительства России В. С. Черномырдину.

Второй этап «инвестквот» рыбацкое сообщество отвергает как непродуманное и преждевременное мероприятие, поскольку не завершён первый этап и нет итогов его экономико-социальных последствий.

На недавно состоявшимся заседании общественного совета при Росрыболовстве большинство его членов выступили против второго этапа «инвестквот». Было предложено обратиться в Совет Федерации о проведении парламентских слушаний по этому вопросу.

Это второй случай с момента запуска «инвестквот», когда рыбопромышленники выступают против навязываемых им чиновниками Минсельхоза и Росрыболовства решений по продолжению обновления рыбодобывающего флота посредством механизма «инвестквот».

Со всем этими рыбными проблемами придётся всё же предметно разбираться. Кому? Самим рыбаком, созвав внеочередной съезд?

Стэнхоуп Форбс. Продажа рыбы на корнуоллском пляже
Стэнхоуп Форбс. Продажа рыбы на корнуоллском пляже

Или ждать когда этим займутся Минсельхоз с Росрыболовством?

А может, всё же обратят внимание на рыбу правительство России или Кремль?

В возникшем противостоянии между Минсельхозом, Росрыболовства и союзами, ассоциациями, объединениями рыбацкого сообщества, относительно второго этапа «инвестквот» это следствие продолжающего системного кризиса, прежде всего, в управлении рыбной отраслью на федеральном уровне. Так же, как и в тех целевых установок, которым обязаны следовать её руководители с учетом меняющихся сегодня обстоятельств, как в мире, так и в мировом рыболовстве. Способны ли Минсельхоз и Росрыболовство учесть всё это и пересмотреть свою позицию? Сомневаюсь. Поскольку такой пересмотр это признание ими своего рыбацкого непрофессионализма, ошибочности в целом проводимого курса «инвестквот».

Остановить их может только соответствующее решение первых руководителей страны — председателя правительства РФ М. В. Мишутина и президента РФ В. В. Путина. Вновь рыба стучится в кремлёвские коридоры. Услышат ли её стук? Велика вероятность, что могу и не услышать. Дел других хватает.

В этом случае федеральные чиновники, как и прежде, примут решение о проведении Второго этапа «инвестквот», несмотря на возражение рыбацкого сообщества, и внесут соответствующие поправки в закон о рыболовстве в Госдуму.

Вся надежда рыбаков остановить каток второго этапа «инвестквот» вновь ложится на депутатов и сенаторов Федерального собрания Российской Федерации.

При рассмотрении этого «рыбного дела» в Государственной Думе и Совете Федерации следует принять решение и по такому вопросу как назревшая необходимость создание, как это было ранее, Министерства рыбного хозяйства России возглавляемого профессионалами — рыбниками. Пора расстаться с упрощенческим подходом в управление на федеральном уровне столь сложной отраслью, какой является рыбная, так же, как и с так называемыми руководителями — менеджерами на все руки.