Полное или частичное сворачивание деятельности более 1000 иностранных компаний в России стало одним из самым впечатляющих свидетельств реакции Запада на начало операции на Украине, пишет 23 июня Bloomberg. Однако есть и другая сторона — потенциальная прибыль для россиян, готовых взять на себя активы, осиротевшие в результате бегства Запада.

Новый ресторан «Вкусно — и точка!»
Новый ресторан «Вкусно — и точка!»
(сс) М. Мишин. Пресс-служба мэра и правительства Москвы

Для российского правительства уход иностранных компаний — большая головная боль, но не потому, что россияне прольют много слез по брендам, а прежде всего потому, что некоторые компании были крупными работодателями. По данным самих компаний, в McDonald’s работало 62 000 человек, в IKEA — 12 400, а французский автопроизводитель Renault SA только на московском заводе имел 4400 рабочих, не считая 32 500 человек, работающих на крупнейшем российском автопроизводителе АвтоВАЗ, который до недавнего времени принадлежал Renault.

Первоначально национализация «осиротевших» активов была предметом серьезного обсуждения. Уже есть громкий пример: правительство Москвы взяло под контроль московский завод Renault, оперативно вернув ему советский бренд «Москвич». Но это не самый любимый вариант Кремля.

Ни технократы в правительстве, ни даже сам Путин не хотят сжигать мосты с уходящими с рынка западными фирмами. Они надеются, что в конечном счете бизнес возобновится, как прежде, обвиняя при этом западные правительства в оттоке иностранных компаний.

Склады IKEA
Склады IKEA
Trougnouf

Российский парламент предварительно одобрил законопроект, который позволит властям передавать российские активы иностранных компаний под «внешнее управление». Однако этот закон вряд ли будет применяться иначе, чем в качестве угрозы. Вместо этого для российских филиалов западных компаний возможны три сценария.

Первый, который, скорее всего, будет применяться лишь в исключительных случаях, предполагает «мягкую» национализацию, как в случае с Renault, которому предоставили право выкупить его долю в течение 6 лет.

Второй сценарий предполагает передачу российского бизнеса иностранной компании ее местному руководству или партнерам по варианту McDonalds’s.

Снятие вывески Макдоналдса (McDonalds)
Снятие вывески Макдоналдса (McDonalds)
Анна Рыжкова © ИА REGNUM

В таких сделках цена продажи, скорее всего, будет достаточно низкой. Именно это необходимо для того, чтобы сохранить дверь открытой для возвращения на российский рынок.

Третий сценарий — продажа российскому бизнесу, который вряд ли будет продавать активы в будущем.

Только в этом последнем сценарии российский покупатель сразу получает определенную прибыль в виде скидки со стоимости материальных активов до введения санкций. Другие виды сделок — это, по сути, соглашения об опеке, которые для обеих сторон представляют собой ставки на нормализацию отношений. Но с российской стороны, как полагают в Bloomberg, эти ставки более рискованные.

Читайте ранее в этом сюжете: Проиграют все: эксперт об уходе IKEA из России