В киргизской столице Бишкеке 26 мая, в преддверии заседания Высшего Евразийского экономического совета ЕАЭС, состоялся 1-й Евразийский экономический форум. Несмотря на формальную гладкость и дипломатичность, на форуме были обнародованы крайне серьезные стратегические положения, показывающие коренное изменение позиции России в отношении евразийской интеграции.

Флаги ЕАЭС
Флаги ЕАЭС
Иван Шилов © ИА REGNUM

Выступая на пленарном заседании, президент Владимир Путин призвал сформировать комплексную стратегию развития большого Евразийского партнерства с участием ШОС, БРИКС, АСЕАН и государств, входящих в эти международные организации.

Вопрос координации и сопряжения ЕАЭС с китайским проектом Нового шелкового пути (или «Один пояс — один путь») ставился российским руководством уже давно, был даже запущен в оборот термин «интеграция интеграций», говорилось и о Большой Евразии. Однако впервые на высшем уровне очерчена география интеграционных процессов и предложено выработать единую общую стратегию развития. Очевидно, что эта инициатива вызвана нарастающим противостоянием глобального Запада против глобального Востока и глобального Юга.

Лидеры стран ЕАЭС обсудили перспективы развития Союза на пленарном заседании Евразийского экономического форума в Бишкеке
Лидеры стран ЕАЭС обсудили перспективы развития Союза на пленарном заседании Евразийского экономического форума в Бишкеке
eec.eaeunion.org

России становится тесно в «песочнице» ЕАЭС, тем более что некоторые члены этой интеграционной структуры занимают сугубо корыстную и даже иждивенческую позицию. Пресловутая «многовекторность» их политики зачастую сводит на нет многолетние усилия российского руководства создать эффективную интеграционную структуру, что особенно заметно в условиях развязанной коллективным Западом гибридной войны против России.

Предметный разговор с Китаем, Индией, другими крупными странами, которые давно и активно занимаются экономическим освоением постсоветского пространства, прежде всего, республик Средней Азии, может быть гораздо эффективней «интеграции с односторонним движением», в которую все больше превращается деятельность ЕАЭС. Россия — глобальная ядерная держава, член Совбеза ООН, и ее политика должна соответствовать этому статусу. Излишняя политкорректность, формальное следование дипломатическому протоколу в части межгосударственного равноправия в сочетании с бесконечной помощью и льготами постсоветским государственным образованиям не может принести реальной пользы ни России, ни им самим. Политическая бесхребетность приводит только к усилению влияния враждебного нам Запада, росту антироссийских и русофобских настроений с одновременным укреплением иждивенческого отношения к РФ. Координация с Китаем, Индией, другими крупными странами и с международными организациями, упомянутыми российским президентом, является наилучшим, если не единственным способом ослабить влияние Запада на заигравшиеся в многовекторность постсоветские республики.

Разумеется, не всем в постсоветской элите понравится такая трактовка как обычно корректного выступления Владимира Путина. Однако очевидно, что их геоэкономический и геополитический вес будет уменьшаться по мере укрепления двусторонних и многосторонних связей стран глобального Востока и глобального Юга.

В условиях нарастающего глобального противостояния создание комплексной стратеги развития большого Евразийского партнерства важно для обеспечения социально-экономической и политической стабильности. Легкость, с которой США и их послушные союзники применили против России односторонние санкции, банальное воровство чуть ли не половины золотовалютных резервов РФ (около 300 млрд долл.) заставили многие страны задуматься о безопасности собственных авуаров, номинированных в американской, европейской и некоторых других валютах. Произвольные ограничения международного морского, авиационного, железнодорожного и автомобильного сообщения также не могут не вызывать беспокойства по всему миру.

Владимир Путин, Нарендра Моди и Си Цзиньпин перед началом встречи в формате Россия — Индия —  Китай
Владимир Путин, Нарендра Моди и Си Цзиньпин перед началом встречи в формате Россия — Индия — Китай
Kremlin.ru

Инициатива российского президента сформировать комплексную стратегию развития большого Евразийского партнерства прозвучала не только актуально, но и своевременно. Первостепенными практическими вопросами стратегии неизбежно станут вопросы формирования безопасной и эффективной инфраструктуры, в первую очередь финансовой (расчетной) и логистической.

Предстоящие изменения в подходах России к интеграции в рамках ЕАЭС политкорректно, но ясно обозначил и бывший помощник президента Владимира Путина, а ныне министр ЕЭК по интеграции и макроэкономике Сергей Глазьев. Он заявил в Бишкеке, что вопросам гуманитарного сотрудничества и культуры уделяется недостаточно внимания, и призвал усилить это направление в интеграционных процессах. Иными словами, Москва внимательно фиксирует националистический дрейф бывших советских республик и не готова с ним мириться. Без культурного, гуманитарного и в конечном счете политического согласия экономическая интеграция бессмысленна.

Интеграционные процессы на постсоветском пространстве переживают самый значительный кризис за все 30 лет после распада СССР. Этот кризис является частью глобального переформатирования системы международных политических и экономических отношений, мировой безопасности. Разработка и согласование стратегии развития большого Евразийского партнерства во многом определят реперные точки нового миропорядка.