Когда «глобальная экономика», по сути, изымала с рынков так называемых развивающихся стран «за недорого» ресурсы и продовольствие, при этом печатая и раздавая вертолетные деньги, повышая тем самым градус инфляции в этих самых странах-донорах ради собственного же благополучия, да еще и принижая их роль на мировой арене, лишая права «голоса», её, «глобальную экономику», вполне устраивало такое положение дел. Сейчас же, когда инфляция в результате собственных ошибок «глобальной экономики» распространилась на неё саму, она стала громко говорить, в том числе голосом международных организаций. Правда, вновь отказываясь признавать собственные ошибки, она просто ищет виноватых, на которых можно было бы переложить свою вину за промахи.

Экономика
Экономика
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Между тем отсутствие оного признания лишь кажется недальновидностью, воспринимающейся многими самоубийственной недальновидностью. Но чем «дальше в лес», тем больше становится очевидным, что за такой недальновидностью скрывается именно нежелание признавать ошибки. Потому как признание таковых потребует работы над ними, включая признание «права голоса» так называемых развивающихся экономик, что, в свою очередь, опять же совершенно очевидно, не вписывается в планы глобального сообщества, так как размоет доли его «пакета акций» в мировой экономике, иными словами, снизит доминирующую роль его участников. Вот отсюда и идет наблюдаемое нами всеми самоубийственное санкционное нагнетание ситуации с риторикой о готовности, по сути, ввергнуть весь мир в войну.

Карл Брюллов. Последний день Помпеи. 1833
Карл Брюллов. Последний день Помпеи. 1833

Иначе как объяснить, что при всей очевидности проявления эффекта бумеранга от санкционных ограничений в отношении России, как и признания того, что российская экономика при всём при этом стоит на ногах, та же глобальная организация в лице руководителей Международного валютного фонда продолжает утверждать, что именно «конфликт на Украине усилил негативные последствия пандемии, что приводит к снижению темпов экономического роста и увеличению инфляции».

При этом, внося свои предложения по восстановлению доверия к глобальной системе, организация, вероятно, всё-таки видит варианты дальнейшего мирного (?) сосуществования участников мировой экономики. Какие это предложения? Как пишет «Коммерсантъ», по мнению МВФ, необходимо внедрить четыре принципа. Во-первых, сократить торговые барьеры для борьбы с дефицитом и для снижения цен на продовольствие и другие товары. Во-вторых, снизить долговую нагрузку, в том числе развивающихся стран. В-третьих, модернизировать системы межграничных платежей, роль которых в первую очередь сейчас выполняет SWIFT — средняя стоимость международного перевода составляет 6,3% от суммы, и расходы на посредников достигают $45 млрд в год. Взамен в МВФ предлагают разработать публичную цифровую платформу — новый элемент платежной инфраструктуры с понятными правилами, минимальными издержками на переводы, максимальной скоростью и безопасностью осуществления операций. Эта же платформа могла бы объединить и цифровые валюты различных стран. И четвертый принцип МВФ — усиление климатической повестки и «зеленого перехода». Сами по себе предложения «мирные».

Однако непонятны пути их достижения. Так, сокращение торговых барьеров, например, может быть достигнуто путем отмены санкционных ограничений, а может — разворачиванием военных действий вокруг России, как известно, некоторые политики уже заявляли о возможных угрозах продовольственных войн.

Тем временем издание опубликовало исследование группы австрийских экономистов, пытавшихся вычислить масштабы возможных «аномалий» в распространении шоков. Как указывает автор статьи, подобных работ еще не было. Задачей исследования было вычисление «слабого звена» в экономике Венгрии — пула компаний, возможное выключение которых из цепочек поставок (остановка операций) резко и непропорционально снизило бы выпуск в остальной экономике. На основе данных Нацбанка Венгрии они продемонстрировали, что в сложно устроенной экономике банкротство всего 0,035% компаний, уникальность расположения которых в цепочках поставок очень сложно заранее предсказать, может распространиться на операции почти четверти — 23% национальной экономики. Работа, как сообщается в публикации, очень актуальна для экономики РФ.

Эдгар Дега. Фондовая биржа.1879
Эдгар Дега. Фондовая биржа.1879

«Такие эффекты, еще не имеющие устоявшегося названия, могут иметь прямое отношение к результативности санкций против РФ в ближайшие месяцы — ситуация, смоделированная в Вене, должна возникать в первую очередь в ходе формальных и неформальных торговых эмбарго и может усилить, по крайней мере, краткосрочный спад ВВП», — утверждает автор, вместе с тем признавая, что в принципе и аналитики Банка России предполагают, с какими трудностями столкнется в ближайшие 2-3 года российская экономика и с каким эффектом для нее преодолеет трансформацию, обусловленную санкциями. Однако в то же время утверждается, что возможные быстрые и непредсказуемые эффекты торговых эмбарго и сбоев логистики, весьма вероятные при таком размахе санкций, остаются для страны скрытой угрозой — «неизвестно, замещаемы ли «гвозди» до наступления «эффекта снежного кома», на чем останавливается такой эффект и каковы сценарии восстановления после его реализации».

Понятно, что российской экономике предстоит пережить трудности, но и «игра» по глобальным правилам оставляла богатую на ресурсы Россию в числе развивающихся стран, а по сути — в числе бесправных доноров, тогда как «глобальная экономика» — это всё-таки партнерский проект. Если же один партнер пытается решить свои проблемы за счет другого, то такой проект обречен. А «гвозди»? В России, как известно, могут строить и без гвоздей в прямом смысле слова — есть примеры. Была бы смекалка. «Лего» — тоже собирают без гвоздей. Да и гвозди всегда нужно иметь свои, чтобы максимально меньше зависеть от настроения и воли «партнеров». И лучше «рано, чем поздно»!