Пока на Россию в целом и банковскую систему в частности обрушиваются беспрецедентные санкции западных правительств и компаний, стоит оглянуться назад и оценить, как эта банковская система относилась к российскому бизнесу до санкционного удара, отключения от SWIFT и множества других внешнеполитических осложнений. История судебных разбирательств небольшой компании из Ленинградской области и могущественного «Сбербанка» служит примером серьезнейших рисков, с которыми сталкиваются предприниматели, получая кредит на развитие бизнеса. В феврале 2022 года издание «Фонтанка» провело круглый стол с участием предпринимателей, законодателей и представителей банков, посвящённый проблемам кредитования бизнеса. В апреле этого же года состоялась пресс-конференция в ИА «Росбалт» (СМИ, признанное в РФ иностранным агентом), с красноречивым названием: «Как уничтожить бизнес в России». История, которая прозвучала в ходе обоих мероприятий, заслуживает отдельного внимания и материала, который мы представляем вниманию читателя.

«Сбербанк»
«Сбербанк»
Иван Шилов © ИА REGNUM

«Сбербанк» и мы

Крупнейший банк России — «Сбербанк» — до сих пор не стал главной мишенью санкций Запада, но уже получил значительный урон от санкций — так, произошел полный уход с рынка ЕС, где «Сбербанк» занимал значимую долю рынка и много лет развивал бизнес.

«Сбербанк» заслуженно пользуется уважением и спросом у десятков миллионов россиян. Его электронные сервисы удобны и оперативны, вклады в банке надежны (после резкого повышения ставки Центробанка «Сбербанк» даже отрапортовал, что россияне принесли на депозиты целый триллион рублей). Государственная поддержка даже не обсуждается — в случае критических ситуаций правительство и ЦБ будут спасать в первую очередь именно «Сбербанк». Массовый клиент доволен. Но как «Сбербанк» относится к своим бизнес-клиентам?

Россия — это не только крупный бизнес и огромные нефтегазовые корпорации. Нормальную повседневную жизнь людей обеспечивает именно малый и средний бизнес, который при попытке сотрудничества с некоторыми филиалами «Сбербанка» может получить не помощь и средства на развитие, а закрытие компании и долги. Именно это произошло с компанией ООО «Райф Сити» из Всеволожска и ее представителем Кареном Арустамяном. На протяжении ряда лет топ-менеджеры «Сбербанка», работавшие в региональном филиале по Ленобласти, оказывают давление на компанию ООО «Райф сити», владеющей торговым центром во Всеволожске. Компанию и ее бывшего представителя и поручителя Карена Арустамяна сотрудничество со «Сбербанком» уже довело до юридического и физического банкротства.

Как кредитный договор обернулся вымогательствами «отката»

Ранее ИА REGNUM уже подробно писало о ситуации. Кратко изложим события последних четырех лет. В 2018 году отец Карена Арустамяна, ныне покойный предприниматель Валерий Арустамян, в то время собственник юридического лица — ООО «Райф Сити», решил расширить бизнес и приобрести трехэтажное торговое здание. Ранее компания арендовала этот же ТЦ и сдавала в субаренду. Для покупки здания не хватало 88,8 млн рублей. Эту сумму Арустамян решил взять в кредит во всеволожском отделении ПАО «Сбербанк» по Ленинградской области. Срок выплаты составлял 10 лет, еще 48,2 млн предприниматель собирался вложить в покупку из собственных средств. Итого стоимость здания составляла 137 млн рублей на 2018 год.

Первые проблемы начались вскоре после обращения в банк — с Валерием Арустамяном связались доверенные лица (по крайней мере, они представились именно так) директора филиала «Сбербанка» по Ленобласти Андрея Свердлова и попросили за помощь в получении кредита комиссию для себя и руководства филиала — всего 4% от суммы кредита, то есть более 3 млн 500 тысяч рублей. Видимо, уже на этом этапе нужно было отказаться от всякого сотрудничества с этим филиалом «Сбера», но Валерий Арустамян согласился, что и стало началом всех проблем, вышедших далеко за пределы банальной коммерческой нечистоплотности.

На этапе подписания договора выяснилось, что для получения кредита заемщику необходимо привлечь поручителя. По условиям «Сбербанка» им должен был выступить сын бизнесмена Карен, не являющийся при этом бенефициаром. Как отмечает Карен Арустамян, процедура не соответствовала нормам закона, т. к. в этот период он уже находился в процессе банкротства физического лица инициированной тем же «Сбербанком». Но сотрудники убедили его, что поручительство снимут через полгода. После подписания основного договора и договора поручительства сотрудники, по их словам, «заметили ошибку» и быстро принесли новую копию договора, в котором было вписано еще одно условие: в случае несоблюдения какого-либо из пунктов договора ПАО имеет право в досудебном порядке забирать кредитуемый объект и распоряжаться им для погашения задолженности. Отец и сын согласились с этими условиями.

Валерий Арустамян получил первый транш — ¾ от запрашиваемой суммы кредита. После чего сотрудники банка ему объяснили, что для получения оставшейся суммы необходимо заключить нотариальный договор ипотеки, в котором также было отдельно прописано, что кредитор вправе изымать имущество заемщика до суда и распоряжаться им в уведомительном порядке. Он согласился, т. к. в противном случае банк отказался продолжать выдачу кредита.

Кроме того, к нему обратились некие люди с предложением продать здание по стоимости сильно ниже рыночной. Валерий Арустамян отказался.

Через полгода, в ноябре 2018 года, когда подошло время снятия с Карена поручительства, по требованию руководителя отдела продаж Сбербанка по Ленинградской области Калашникова И. А., Карен должен был оплатить еще 2% отката от суммы кредита, после получения отказа от Карена «Сбербанк» заблокировал счета компании (по условиям договора все оборотные счета надо было держать в том же банке). Выяснилось, что причиной блокировки послужило внесение в реестр нового вида деятельности (ОКВЭД) для ООО «Райф Сити» — строительства (ранее компания занималась только арендой). Через месяц счет разблокировали, но в качестве штрафа банк поднял ставку кредита на 2%. С дополнительным требованием вести только арендную деятельность.

В 2019 году заёмщик Валерий Арустамян скончался, всё наследство, в том числе и обязательство, переходят к его жене. Для смены учредителя в документах и продолжения нормального функционирования фирмы необходимо шесть месяцев. Карен Арустамян, оставшийся представителем своего отца в компании, обратился в банк с просьбой на три месяца уменьшить регулярный платеж, так как прямая и косвенная деятельность фирмы остановилась, и суммы для погашения долга необходимо изымать из оборотных средств.

«Через 13 дней банк присылает отказ и требование погасить всю сумму кредита в течение пяти дней — 86 млн рублей», — рассказал бизнесмен.

В 2019 году состоялось судебное разбирательство, инициированное Арустамяном, о неправомерных нюансах кредитного договора: различия справки из кредитного комитета и отдельно заключенных соглашений. От лица банка менеджер головного отделения по Ленобласти Олег Тихомиров вышел с мировым соглашением, предусматривающим возврат к стандартным платежам и отношениям. Именно к этому Карен и стремился, казалось, что ситуация разрешится нормальным законным путем и он продолжит спокойно выплачивать кредит.

Но вмешалась заместитель директора головного отделения по Ленобласти Надежда Файзулина. Она отозвала данный документ и продолжила процедуру банкротства. После чего Арустамян предложил полное рефинансирование долга посредством другого финансового учреждения, предоставляя соответствующее письмо от «МСП-Банка» о намерениях, но «Сбербанк» отказался и выставил долг на торги с дисконтом за 65 млн рублей.

По словам Карена Арустамяна, всё это время он обращался с заявлениями в ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленобласти, в УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленобласти, но нигде дело хода так и не получило. Далее от бездействия на местах он вынужден был обратится в центральный аппарат ФСБ России, Следственный комитет РФ, Генеральную прокуратуру РФ, Министерство внутренних дел РФ, а также в Государственную думу и в Управление президента РФ, предоставляя доказательство о вымогательствах и мошеннических действиях сотрудников «Сбербанка», но до сих пор никто не наказан.

«Всё это время я был готов выплачивать предоставленный кредит на оговоренных договором условиях, о чем неоднократно сообщал в судах и при общении с сотрудниками банка, так же и письменно. Но их целью было именно обанкротить компанию», — рассказывал Карен Арустамян.

Нужен банкрот, а не кредит

В итоге Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области встал на сторону «Сбербанка» — компанию «Райф Сити» всё-таки обанкротили, несмотря на возможность и наличие у нее средств не только платить по кредиту, но даже погасить всю сумму долга единомоментно с помощью третьих лиц.

По мнению бизнесмена, возврат кредита согласно договору «Сбербанк» во время суда в 2021 году уже не интересовал — целью было именно банкротство, в интересах отдельных лиц и не считаясь с финансовыми интересами самого банка. Дальнейшие события косвенно подтвердили эту версию.

Компания «Райф Сити» 2020-м и в 2021 году работала вполне успешно — например, исполняла государственный контракт для АО «Мосводоканал» на 52 млн рублей, который, к моменту назначения конкурсного управляющего по решению суда после банкротства, был выполнен на 97%. Компания вскоре должна была получить оставшиеся по контракту 5 млн рублей, но управляющая исполнение контракта остановила на стадии финального благоустройства. Кроме того, в здании ТЦ продолжали работать арендаторы. Но конкурсный управляющий намеренно расторгла договоры со всеми, фактически выгнав приносивших прибыль ООО «Райф Сити» на улицу. Стоит отметить, за время после решения суда о банкротстве в компании сменилось два конкурсных управляющих. По достаточно характерной причине — первая управляющая предложила Карену Арустамяну продать долг перед «Сбербанком» какой-либо коммерческой структуре. И попросила 5% за помощь. Бизнесмен сделал запись разговора с ее участием. Управляющая немедленно через суд подала в отставку.

Новая управляющая из того же СРО — Союза арбитражных управляющих «Саморегулируемая организация «ДЕЛО» — первым делом назначила себе зарплату в 30 000 рублей и наняла двух помощников, каждому из которых определила 30 000 ежемесячно. Не такие уж большие суммы, если не учитывать, что назначение помощников было формальным и практически никакой работы они не вели. Выплачивая долг основному кредитору «Сбербанку» более 86 млн руб. от продажи недвижимости, завершить процедуру банкротства управляющая не спешит — на счетах компании остается около 9 млн рублей, из которых она получает зарплату. При этом долг компании ООО «Райф Сити» перед последним и единственным кредитором, банком ВТБ, на сумму около 1 млн руб. по формальным поводам не выплачивается уже 4 месяца. Также дополнительно пытаясь отсудить себе гонорар от продажи недвижимости более 5 млн рублей, добивается продления своих полномочий еще на 6 месяцев — таким образом, компания не может завершить процедуру банкротства, пока остается должна еще и ВТБ, а управляющая и аффилированные с ней лица могут и далее получать зарплату и гонорары, расходуя весь остаток средств компании, добиваясь ее уничтожения и ликвидации.

Можно ли ставить на одну арену монстров и малый бизнес?

В ходе пресс-конференции, состоявшейся 11 апреля 2022 года, и журналисты, и сам поручитель ООО «Райф Сити» Карен Арустамян, обсудив детали судебных процессов, пришли к логичному выводу: малому бизнесу в противостоянии с крупными корпорациями практически невозможно отстоять свою позицию.

«Малый предприниматель живет в других условиях, у него совершенно другой коридор планирования и возможности. Меня спрашивали, обращался ли я за помощью к бизнес-омбудсменам того или иного уровня, к другим предпринимателям? К сожалению, в этом случае всегда следует один совет — нанимайте хороших юристов. Но небольшая компания никогда не сможет нанять столь же хороших юристов, как у крупнейшего банка страны. Внимание государства также обращено в первую очередь на помощь гигантам, а малый бизнес, который обеспечивает нормальную повседневную жизнь россиян ничуть не в меньшей степени, наверху практически не слышат», — заметил Карен Арустамян.

Пресс-конференция завершилась неутешительными словами: небольшим компаниям вообще стоит много раз подумать, перед тем как обращаться за кредитом в один из крупнейших банков страны. Лучше обращаться в банки поменьше.

Итоги: проблемный актив «Сбербанка» пришлось купить государству

Здание, которое не нужно «Сбербанку», но нужно некоторым менеджерам филиала «Сбербанка» по Ленинградской области, было продано. Не бизнесу, но государству — оно всегда придет на помощь «Сбербанку», как мы говорили в начале этого материала. В том числе и на локальном уровне Всеволожского района. В ноябре 2021 года за 103 млн бюджетных рублей здание купила администрация МО «Всеволожский муниципальный район» и теперь переоборудует под офис для чиновников. К слову, здание для этого совершенно не подходит и на такой ремонт нужно еще не менее 15 млн рублей.

Администрация могла купить здание на 10 млн дешевле — в торгах от «Сбербанка» было прямо указано, что стоимость через 1 месяц, в случае отсутствия покупателей, составит 93 млн рублей. Покупателей не было. Но администрация почему-то поспешила приобрести столь ценный актив. Зачем вообще выкупать здание, если район мог бы построить аналогичное здание примерно за 50 млн? Земли в собственности района достаточно, а значит, только на ней можно сэкономить несколько десятков миллионов бюджетных средств.

Дефицит офисных площадей для районных чиновников едва ли можно назвать первоочередной проблемой Всеволожска. Переезжать в свой новый актив чиновники не торопятся. Сегодня ТЦ пустует. За зданием нет нормального присмотра, из-за просрочки платежей по ЖКХ в связи с банкротством компании зимой 2021-2022 оно простояло без отопления. Ремонт под офисы так и не начался. Здание, некогда приносившее в бюджет Всеволожского района десятки миллионов рублей налоговых поступлений, теперь повисло мертвым грузом на этом же бюджете.

Все эти вопросы остаются без ответа. Но можно однозначно сделать простые выводы: сотрудничество с крупнейшим банком России в течение четырех лет не привело к развитию бизнеса — напротив, компания и собственник, имея собственные 48 млн рублей, потеряли их и остались должны более 80 млн. Компания, которая выплатила десятки миллионов рублей налогов, предоставляющая десятки рабочих мест, — обанкрочена, основной актив компании перешел в собственность государства, в руках которого приходит в упадок. И это без всяких санкций.