Завершение строительства обхода Тольятти в Самарской области по концессионному соглашению пока нереализуемо, необходим поиск базового решения для заключенных ранее концессий. Такое мнение высказал на форуме «Инфраструктурное строительство. Курс на импортозамещение» вице-премьер России Марат Хуснуллин, сообщило 26 апреля ТАСС.

Великий шелковый путь
Великий шелковый путь
Иван Шилов © ИА REGNUM
«Оценю, посмотрю, что будет с [ключевой] ставкой [Центрального Банка] в ближайшие две-три недели, потом к этому вопросу вернемся», — пояснил он.

При этом ещё 8 апреля Банк России решил снизить ключевую ставку до 17% годовых (с 11 апреля 2022 года), а 29 апреля — до 14%. А до конца 2022 года ключевая ставка ЦБ РФ может упасть вообще до 10%, сообщил 4 мая корреспонденту ИА REGNUM доцент финансового университета при правительстве РФ Петр Щербаченко, вряд ли осведомлённый в нюансах придворной экономики больше, чем упомянутый вице-премьер. Получается, что при рассмотрении причин сомнений в успехе реализации крупнейшего инфраструктурного проекта России (реализуемого к тому же на условиях государственно-частного партнёрства) политика ЦБ РФ оценена с излишней осторожностью. По всей видимости, Марат Хуснуллин, как человек опытный не только в вопросах хозяйствования и строительства, но и политики (22 года назад прошёл переподготовку в британском «Открытом университете»), учитывает и так называемые «страновые риски», что в условиях нарастающего санкционного давления на Россию также вполне понятно.

Марат Хуснуллин
Марат Хуснуллин
Дарья Антонова © ИА REGNUM

В этой связи уместно рассмотреть место проекта по строительству «моста через Волгу и обхода Тольятти» в рамках формирования одной из ветвей «Великого шелкового пути» — маршрута «Европа — Западный Китай», проходящего также по территории Казахстана и начинающегося в Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китая. С «выходом», как оптимистично планировалось, в Европу через Литву (либо прочие страны Прибалтики, включая Польшу) и/или Украину, что в любом случае не устраивало США, стремившиеся не допустить роста влияния КНР в Евросоюзе. Январские события — что литовско-китайский скандал по поводу Тайваня (с разрывом межгосударственных связей почти на всех уровнях), что практически синхронно случившиеся кровавые беспорядки в Казахстане (едва не стоившие ему государственности) — показали всю серьёзность намерений тотального гегемона сохранить однополярность долларового мироустройства. При системном подходе к решению проблем, свойственным как американским корпорациям, так и государству в целом, сложно было ожидать отсутствия поползновений и на российскую инфраструктуру «Великого шёлкового пути», включающую в себя упомянутые «мост через Волгу и обход Тольятти». И их надо бы ожидать в полной готовности. Тем более что на «Шёлковый путь» имела (и имеет) виды также и другой член НАТО — отличающаяся вряд ли очень искренним «антиамериканским» фрондёрством Турция. Воспринимающая гипотетический китайский транзит через свою территорию как экономический бонус от формирования «Великого Турана» под своим, естественно, руководством. Как пишет в своём материале от 12 января этого года ИА Красная Весна, автор газеты Yeni Safak, близкой президенту Турции Реджепу Эрдогану, Бюлент Оракоглу, комментируя беспорядки в Казахстане, выразил мнение, что Москву, Вашингтон и Пекин якобы не устраивает «формирование нового центра влияния в евразийской географии с центром в Турции, куда входит Казахстан». Кроме того, турецкий автор обратил внимание на проблему присутствия организации Фетхуллаха Гюлена FETO в регионе, которая, по его мнению, замешана в казахстанских событиях, и добавил, что под этой организацией он «автоматически подразумевает США». Гюлена же люто ненавидит президент Эрдоган, а симпатии электората Турции разделились между двумя этими политиками поровну.

Фетхуллах Гюлен
Фетхуллах Гюлен
Diyar se

Также важно, что по инициативе Гюлена в середине 1990-х по всей России было открыто более 50 турецких лицеев: от Карачаево-Черкесии до Бурятии и Тувы. Но к 2008 году турецкие лицеи закрыли по всей России, кроме Татарии.

Уместно упомянуть сообщение телеграм-канала «Правительство России» от 2 декабря прошлого года о приоритетах развития транспортных коридоров для России и инфраструктурных мегапроектах, о чём Марат Хуснуллин рассказывал на «Евразийском конгрессе». С его слов, в рамках транспортной стратегии до 2035 года рассматривается возможность продления скоростной автотрассы М-12 Москва — Казань до Новосибирска с выходом на границу с Монголией и в Китай. Трасса пройдёт и через Татарию (где до 2010 года работал и наш вице-премьер), и через Башкирию, то есть через регионы, «включенные» Турцией в т. н. «Великий Туран». Будет крайне занятно, если основное внимание правительства перейдёт именно на тот проект. Ещё интереснее, что будет повод оправдать (по мере израсходования выделенных из бюджета и привлечённых иным путём средств) прекращение и того проекта: размер ключевой ставки ЦБ, волатильность на рынке, санкции — что ещё?

Известно, что строительство моста через Волгу под Тольятти осуществляется руками бывших строителей «Крымского моста», а турецкие строительные фирмы, широко представленные и в городе, и в регионе, к «освоению» более чем «вкусного» бюджета (около 200 млрд рублей; похоже — будет и больше) не подпустили. Соответственно, и дополнительных людских ресурсов — мигрантов из Средней Азии — не потребовалось. А ведь наш вице-премьер Марат Хуснуллин ещё в июне прошлого года заявлял о необходимости привлечения около 5 млн трудовых мигрантов на российские стройки до 2024 года. Похоже, что не судьба. Пора устраивать своих. А деньги, похоже, будут. Но — на дело, и в первую очередь — своим.

Строительство моста
Строительство моста
Цитата из видео «Строительство моста через Волгу Тольятти. 04.03.2022»

Попытки же внешних сил влиять на отечественные элиты, особенно обличённые властью, в нынешней (возможно, пока не худшей) ситуации также будут только усиливаться. И в первую очередь не прямой вербовкой (что тоже вероятно, но требует времени и средств), а путём «нейролингвистического программирования» через информационную повестку и свои «возможности» из окружения обличенных властью лиц. Время лоббизма в интересах любых замкнутых групп, пусть даже и регионов, прошло.